view counter
 

АВТОРИЗАЦИЯ

СЕЙЧАС НА САЙТЕ

0 пользователей и 8 гостей
 

Машина времени: Куда уплыла редкая рыба из Немана?

Любой гродненский рыболов среднего возраста наверняка многократно в «мужских» разговорах вставлял такую фразу: «Раньше в Немане рыбы было больше». В смысле больше и по количеству, и, естественно, по размеру.

Есть, конечно, в этом чистая правда. В книге Н.Н. Воронина «Древнее Гродно», посвященной достаточно скучной теме археологии Гродно XII века, есть одно из приложений, в котором специалисты-остеологи и конкретно В.И. Цалкин, исследуя костные останки, сделали вывод, что жители Гродно того времени питались крупными лососями, сомами, судаками и щуками. На удочку в XII веке скорее всего не ловили или ловили мало (в археологических находках присутствуют грузила для сетей и остроги). Разве что детки этим развлекались. Правда, крючки и блесны XII века поражают воображение своими размерами.

Чем славилась Рыбацкая?

Очевидно, с XII века существовало целое поселение, промышлявшее добычей рыбы, когда-то «Рыбацкая слобода», «Рыбацкое предместье». Сейчас это улица Рыбацкая. Ее жители всегда имели привилегии, налогов платили меньше, чем другие горожане. Их основной обязанностью была поставка рыбы для княжеского, а потом королевского замка. В 1559 году их переписали в «Уволочном измерении», причем несколько фамилий жителей этого места сохранилось до сих пор.

В конце XVIII века выпускник школы отцов-миссионеров в Варшаве ксендз Кшиштоф Клюк, написавший до этого десяток книг о растительном и животном мире Речи Посполитой, в очень редкой книге «Натуральная история Королевства Польского» (экземпляр хранится в фондах музея истории религии в Гродно) заметил: «Самые большие и вкусные лососи в Великом княжестве Литовском водятся в реке Лососьне около Гродно».

Кстати, по статьям «Статута Великого княжества Литовского 1588 года», формально действовавшего в Гродно вплоть до 1839 года, браконьерам грозили серьезные наказания, вплоть (в особых случаях) до смертной казни.

Плотина против реки

Неман, безусловно, сильно обмелел после войны, прежде всего из-за тотальной и часто необоснованной мелиорации притоков.

Но были еще более определяющие причины того, почему «раньше рыбы было больше», а сейчас не стало. Прежде всего это строительство Каунасской ГЭС, пуск которой состоялся в 1959 году. После перекрытия Немана плотиной в «гродненскую» часть Немана перестали заходить из Балтики следующие виды рыб: балтийский осетр (последнего поймали в 1958 рабочие гродненской рыболовной артели — по свидетельству белорусского ихтиолога Прохора Ивановича Жукова), лосось, кумжа, угорь, речная минога (ее было мало, так далеко она редко заходила), уменьшилась, а потом почти окончательно пропала популяция сырти (по-местному «цырты»).

Популяцию неманского лосося и кумжи последние 20 лет пытаются восстановить в белорусских притоках Вилии (там они нерестятся, а Вилия впадает в Неман ниже плотины в Каунасе). Инициатива эта была когда-то проявлена Гродненской инспекцией рыбоохраны и Гродненской областной общественной организацией любителей спиннинга и нахлыста.

Гродненские Бермуды для угря

С угрем стало еще хуже. После 1959 года в наши водоемы с мест нереста в Саргассовом море через Балтикуон перестал заходить естественным путем. Правда, в советское время это было компенсировано закупкой во Франции так называемого «стеклянного угря» — малька угря, которого массово прибивает к Атлантическому побережью Франции. Этого малька запускали в советских рыбхозах. Естественно, часть их вылавливали рыболовы. Еще относительно недавно угря ловили в Озерах. Правда, последний «советский» угорь уже давно вырос до половой зрелости и поплыл себе на нерест в Саргассово море, где его скорее всего по дороге порубили на «фарш» лопасти турбин Каунасской ГЭС.

Что убило нерестилища?

Часть типичных обитателей гродненского Немана почти исчезла по «производственным» причинам в 7080-е годы прошлого века. Это прежде всего подуст (местное название «сига», видимо, реминисценция к настоящему проходному балтийскому сигу) и сырть (местное название «цырта» или «цэрта»). В эти годы в Гродно резко возрос объем жилищного строительства, а для двух основных предприятий — завода крупнопанельного домостроения и КСМ — было необходимо огромное количество гравия. Самый простой и рентабельный способ добычи — черпать из русла Немана (к тому же был под завязку загружен гродненский речной порт). Эта практика почти уничтожила все естественные нерестилища подуста, сырти и, возможно, судака.

А ведь весенний нерест подуста был когда-то «событием» для гродненских браконьеров, которые на пляже «Усики» на голые крючки багрили нерестившуюся рыбу. Да и настоящим рыболовам подуст до 1970 годов попадался не реже, чем плотва.

Все-таки верно ворчат опытные гродненские рыбаки, сетуя на то, что пропали на Немане былые уловистые места. Да и окрестности реки кое-где поменяли очертания. Однако не все потеряно, и многое зависит от нас.

С добычей гравия из русла Немана и уничтожением нерестилищ в 1980—1990-е годы боролась общественность, и прежде всего профессиональный ихтиолог Александр Воробьев, который в то время занимал должности директора Гродненского областного рыбхоза и начальника областной инспекции рыбоохраны. В конце концов добычу прекратили, но инициаторам запрета власти сильно потрепали нервы… Правда, нерестилища к этому времени были уничтожены, а естественное их восстановление продлится еще многие десятилетия.

Александр Воробьев обратил внимание на значительное уменьшение популяции судака в Немане. Умелые рыболовы, однако, знали места на реке в черте города, где можно было выловить крупного судака. Это прежде всего яма «в запретке» — под железнодорожным мостом. Там огромных судаков тягали мои учителя рыболовного дела — Володя Салимов (его папа охранял мост) и Саша Цивинский (как он попадал в «запретку», история умалчивает). В начале 1990-х рядом с этой удачной точкой огромных судаков ловил гродненский скульптор Владимир Пантелеев.

В начале 1990-х годов Воробьев решил восстановить и пополнить популяцию судака в Немане. Формальностей с прохождением границ свежеобразованных государств было поменьше, и ему удалось закупить несколько миллионов личинок судака на латвийском рыбзаводе в Саласпилсе, где директором оказался его однокурсник. По легенде, личинок судака отгрузили в бочки гораздо больше, чем числилось в накладных, — наверное, поспособствовал коньяк, привезенный из Гродно.
Латвийского судака выпустили двумя партиями в пруды Гродненского рыбхоза и в озеро Бершты. В озере «иностранцу» что-то не понравилось, и он скатился через протоку в реку Котру и дальше в Неман.

Кстати, то же самое в 1930-е годы наблюдали польские ихтиологи, которые запускали судака в Белое озеро, откуда он тоже удрал. А из прудов рыбхоза часть новоселов успешно перекочевала в Юбилейное озеро, где до спуска воды и ремонта плотины довольно успешно ловились крупные экземпляры.

Вот так благодаря энтузиазму инициативного человека сейчас судак в Немане в черте города — обычная рыба, а в Солах, например, его может поймать даже начинающий рыболов.

Знаменитая яма в устье Городничанки, 1965 год

Конец ямы изобилия

В конце 1980-х — начале 1990-х я работал в центре города и обеденные перерывы чаще всего проводил на набережной, где «болел» за кого-нибудь из знакомых рыболовов. Лучшее место было, конечно, «на яме» ниже устья Городничанки (место в просторечии называлось не совсем прилично). Там практически каждый день сидели «мэтры» гродненской рыбалки по прозванию Москва, Цыган, другие. Были и мои ровесники — Федя Сиваков, Саша Игнатенко, «профессиональной категорией» пониже. «Чужих» там не приветствовали и не то что выдавливали — те сами уходили: ловить-то уметь надо. А рыбы из ямы таскали много, чаще всего крупной и «под заказ».

Относительно недавно ту славную яму уничтожили. То ли это было связано с реконструкцией набережной, то ли с сохранением склона Коложи, сказать трудно. Возможно, проект осуществили без должных знаний гидрологии, вследствие чего яму замыло, а в русле Городничанки, недалеко от устья, в ливень подмывает «родные» берега, случаются постоянные оползни.

Мой старый приятель Иван, коренной житель Рыбацкой улицы, настоящий неманский рыбак, возмущался: «Каждый раз после оползня песку привозят пару машин, засыпают… Потом смывает. Нет бы две трубы канализации зарыть глубже или поднять над руслом». Но, видимо, «освоить денежку» соответствующим гродненским организациям после каждого ливня или оползня удобнее и… выгоднее?

Откуда форелька

Деревня Лососно, относительно недавно вошедшая в городскую черту, никогда не воспринималась гродненцами как нечто отдельное. Всегда была предместьем, окраиной, а на Лососянке горожане любили рыбачить. Ловили разную рыбу, в том числе и запрещенную краснокнижную ручьевую форель.

В 1949 году в Гродно из Читы приехал поднимать медицинскую науку преподаватель кафедры анатомии Дмитрий Дмитриевич Смирнов — мой «рыболовный учитель». На примитивный спиннинг он доставал на мельницах Лососянки огромных форелей, кумжей и лососей (про лососей, может, и соврал).

Вплоть до конца 80-х годов ХХ века форели в Лососне было много, и крупной. Потом из-за разных причин — экология, прессинг рыболовов — ее стало гораздо меньше. В 1990-е годы участок Лососянки от границы до деревни Коробчицы стали «убивать» пикниками гродненские жители, когда на радостях после прохода таможни с товаром из Польши заезжали «отметить» на берега реки.

Сейчас река на этом отрезке серьезно загажена «отходами цивилизации», как, впрочем, и на участке от Фолюша до Юбилейного озера. Но популяция этой красивой рыбы в Лососянке до сих пор вне опасности. Причина — в соседях.

Председатель белостокского рыболовного клуба «Скиш», давний приятель гродненских нахлыстовиков и спиннингистов Ежи Луцкий, в течение последних десяти лет ежегодно запускает в Лососянку (на польской стороне) от 1500 до 2000 сеголетков форели. Архитектор от Бога, Ежи в начале нулевых годов поднялся по иной карьерной лестнице и стал директором союза рыболовов Подляского воеводства. Культивируя форель, соседи заботятся, конечно, о себе. Но «рыба ищет, где глубже», и значительная часть «польской» форели скатывается к нам. Так же происходит и с хариусом: поляки запускают его в реку Марыху, приток Черной Ганьчи, а он частично «сбегает» к нам.

Гродненские рыболовы начала ХХ века в устье Лососянки

Сырти не дали пропасть

Рыбе надо помогать. Снова вспомним Александра Воробьева, о котором говорилось выше. В 1995 году по его инициативе из Латвии в Гродненскую область были привезены мальки сырти и запущены в приток Немана Молчадь. С тех пор эта редкая рыба время от времени попадается на удочку в черте города.

Несколько лет после запуска мальков сырти проводился мониторинг. Один из самых опытных неманских рыбаков, Рышард, постоянно сидевший в лодке то в устье Городничанки, то у Коложи, то перед новым мостом выше Литовского ручья, после рыбалки докладывал по телефону ихтиологу гродненской рыбоохраны Игорю Малевичу что-то вроде такого: «Сегодня поймал две цырты сантиметров по пятнадцать».

Кот Француз — любитель жаб

Тут, кстати, и случилась одна интересная история... В обеденный перерыв я устроился на парапете набережной выше впадения Литовского ручья. Выше, недалеко от берега, упомянутый Рышард, по-простому — Рысик, с лодки ловил плотву и густеру в проводку. Чуть ниже, на основании набережной, у края, сидел обычный, но очень крупный кот с Рыбацкой улицы и тоже наблюдал за Рысиком.

Дело в тех местах обычное: рыбак причалит и уйдет, а кот подберет мелкую рыбу со дна лодки. За беседой отвлекся и вдруг слышу сильный всплеск рядом с берегом. Но это была не щука, а кот, который невозмутимо, весь мокрый, вылез из воды на бетон набережной с большой зеленой лягушкой в зубах, прижал ее лапой, отряхнулся и стал с удовольствием поедать. Я оторопел, а Рысик, человек невозмутимый, философского склада, как ни странно для неманского рыбака, совершенно непьющий, спокойно заметил: «Так это местный кот, у него кличка Француз, потому что жаб ловит в Немане». Жаль, что фотоаппарата не было. Сейчас такой гурман, как Француз, наверняка мог бы стать звездой интернета.

Еще раз о «гродненском море»

Многие, конечно, вспомнят протесты по поводу строительства Гродненской ГЭС на Немане. Но дело сделано. Экологическая экспертиза проекта пройдена, плотина построена, водохранилище заполнено, о рентабельности ГЭС говорил и президент Беларуси.

Рыба в «гродненском море» есть, и ее довольно много. Пока в основном ловят щуку, и это характерно для только что созданных водохранилищ. Рельеф дна и глубины, возможно, дадут размножиться судаку. И тогда это будет по меркам ихтиологической науки «лещево-судаковый водоем», то есть классом повыше «лещево-щучьего».

К тому же сомы из своих мест на устье Котры расселились по всей акватории «гродненского моря» и довольно успешно ловятся. В любом случае и летние, и зимние гродненские рыбаки в ближайшие годы будут довольны.

Скорее всего после постройки плотины в черте города станет значительно меньше усача, также вниз по течению скатится в поисках мест обитания и нереста голавль.

 

Игорь ТРУСОВ, «Вечерний Гродно»

Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы прокомментировать этот материал.

КОММЕНТИРОВАТЬ С ПОМОЩЬЮ FACEBOOK

КОММЕНТАРИИ ЗАРЕГИСТРИРОВАННЫХ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ (1)

Владимир П-н аватар
Offline
Владимир П-н | 5 Июня 2015 - 19:21

С удовольствием прочитал материал Игоря Трусова—хороший язык, уникальные фото, знание темы и глубокая заинтересованность—такие публикации украшают первую страницу wildlife.


ПОСЛЕДНИЕ ПУБЛИКАЦИИ
Новости Мнения
Статьи

 

ЛУЧШИЕ ФОТО НЕДЕЛИ

Виктор Козловский
Ястребиная сова
Ястребиная сова
рейтинг: 10.0
Андрей Шимчук
Зубры.
Зубры.
рейтинг: 10.0
Алла Эрдман
Звычайная чаротаўка
Звычайная чаротаўка
рейтинг: 10.0
Виктор Козловский
Снегирь
Снегирь
рейтинг: 9.0

САЙТЫ-ПАРТНЕРЫ

Предупреждение! Информация, расположенная на данном сервере, предназначена исключительно для частного использования в образовательных целях и не может быть загружена/перенесена на другой компьютер. Ни владелец сайта, ни хостинг-провайдер, ни любые другие физические или юридические лица не могут нести никакой ответственности за любое использование материалов данного сайта. Входя на сайт, Вы, как пользователь, тем самым подтверждаете полное и безоговорочное согласие со всеми условиями использования. Авторы проекта относятся особо негативно к нелегальному использованию информации, полученной на сайте.