Зона притяжения

Виктор Козловский
Председатель клуба фотографов дикой природы Беларуси, инженер лесного хозяйства
7 2067 26 Апр 2012

Есть на нашей земле места, обладающие сильнейшим магнетизмом и помимо твоего желания притягивающие к себе. Эта сила прямо пропорциональна времени отсутствия в данном месте, размышлений о нем и произошедших 26 лет назад особых событий. Так вот именно этим полюсом притяжения для меня является, как ни странно, зона отчуждения-отселения, или Полесский государственный радиационно-экологический заповедник (ПГРЭЗ).

Часто там бывать не приходится в связи с особым режимом охраны, да и опасностью пребывания, но именно эти условия и невмешательство в Дикую Природу антропогенного пресса после произошедшей в 1986 году катастрофы являются основным фактором притяжения.

Здесь наиболее ярко и часто контактно можно наблюдать и, естественно, фотографировать в дикой природе все те биологические, трофические и другие связи и цепочки, а также межвидовые отношения между представителями животного мира, известные всем, как круговорот веществ в природе. Именно это и есть нетронутое биоразнообразие, каким его нигде не увидишь, разве что в зонах абсолютной заповедности наших нацпарков и заповедников, куда попасть очень непросто. Здесь как нигде ощущается бессилие самого человека перед технологиями по обузданию мирного атома. Смотреть на десятки умерших деревень, в которые никогда не вернется человеческая жизнь, очень тяжело. Многочисленные растения, в частности, такие лианы, как девичий виноград и хмель, оплели густыми коврами разноцветных листьев на длинных вьющихся стеблях обрушившиеся под влиянием времени и природы крыши зданий и строений и заполонили все пространство этих сооружений даже внутри, словно осьминог или какая-нибудь гидра съедает тело жертвы.

Другие дома еще стоят, хорохорятся, но их уже почти не видно с центральной дороги. Густо разросшиеся древесные растения плотно укрыли и спрятали их от солнечного света, и судьба их в недалеком будущем предсказуема. Память с трудностью представляет те сотни тысяч судеб людей, в спешке покинувших свой кров и разлетевшихся небольшими стайками земляков по всей стране, образуя в каждом новом поселении свою небольшую диаспору. Оставленные в домах игрушки и вещи, а во дворе изредка среди камней разрушенного фундамента или сгоревшего дома пионы с грустью в сердце напоминают об этом на каждом шагу…

09.09.2011

Проехав пункт пропуска «Бабчин», через пару километров встречаем на обочине дороги барсука, роющего землю у самого полотна дороги. Он нас тоже не сразу заметил, а лишь когда с ним поравнялась машина. Мы проехали метров десять и стали. Барсук внимательно смотрит на нас, и, когда я открываю дверку, срывается с места и убегает. Успеваю сделать серию фотовыстрелов вдогонку, но кроме пушистой задней части почти ничего не видно, и лишь при прыжке в кювет на кадре видна полосатая голова.

Интересуемся, что же он там так увлеченно копал? На земляном холмике находим остатки кожистой скорлупы яиц. Неужели это гнездо черепах? В глубине еще находим пару не съеденных яиц. Одно надорванное вскрываем - и удивлению нет предела! В нем находится полностью сформированный маленький ужик, и он шевелится.

Еще два яйца находим несъеденными и решаем взять их с собой. Родившегося малыша относим на метров 50 от этого места и оставляем на куче старой травы, освещаемой солнцем. Пусть погреется и прячется от всех, если не хочет быть чьим-то обедом.

Отгоняем подальше машину и прячемся в канаве напротив разрушенной кладки ужа. Есть надежда, что барсук вернется. Там остался кусочек недоеденного ужика и часть нетронутой кладки, расположенной среди крупных камней в разрытой норе. Их и пытался так увлеченно достать полосатый землекоп, но булыжники не поддались, надежно укрыв остаток яиц.

Позднее, в день нашего отъезда, мы извлекли скрепленные между собой яйца, словно четки, и увидели, что из них благополучно вывелись пятеро ужиков. В каждом яйце виднелось выходное отверстие.

Всего в кладке мы насчитали 25 яиц, из них 18 было съедено барсуком. Яйца очень крупные, 1,5-2 см в диаметре.

Прождали полчаса, но никто не пришел, а нам надо ехать дальше. Только подошли к машине, как увидали переходящее в сотне метров дорогу стадо кабанов. На машине быстро приближаемся, через открытое окно удается сделать парочку кадров.

Кабаны скрываются в высокой траве, лишь холки взрослых мелькают вдали по огромному болоту. Несмотря на довольно светлое время жизнь здесь кипит во всех проявлениях.

Дальше наш путь проходил по дороге вдоль огромного болота, где в предыдущих поездках, особенно зимой, мы встречали много лосей. Да и сейчас следы после дождя видны на песке, а вот самих не видно. Сказывается полное облиственное состояние деревьев и кустарников, за которыми ничего не видно. Надежда на открытые участки, но и там мы никого не встречаем. Так проехали километров двадцать. Становится ясно, что такая тактика не принесет успеха и назавтра решаем ехать в знакомые места и пройти пешком намеченный маршрут. По дороге домой в темноте останавливаемся у раскопанной норки и видим, что никаких остатков не осталось, барсук приходил и доел останки ужика… Остается сожалеть, что нам он не достался в кадр.

10.09.2011

Рано утром поднялись и двинулись в путь. Не утихающий порывистый ветер с низкими облаками, цепляясь за вершины деревьев, не давал никакой надежды на благополучный исход нашей экспедиции, целью которой в первую очередь была фотосъемка крупных лосей-рогачей во время гона. В отличие от других мест лосей здесь никто не стреляет, и у них особых врагов нет, кроме волка. Но он может постоять за себя и защитить рогами и передними копытами.

Приехали затемно на место и решили еще полчаса «добрать» в машине. Выйдя, Сергей сразу замечает метрах в ста кормящуюся в кустах лосиху. Хорошо, что дождались рассвета, а то бы в темноте ее могли вспугнуть, проходя рядом по дорожке.

Начинаем к ней подкрадываться, но сквозь ветки замечаем, что она сама начала идти в нашу сторону. Присев на колени, готовим к встрече фотоаппараты. Замер показывает, что съемка возможна, но на крайних допустимых параметрах.

Вот она показывается из-за куста метрах в 20-ти, и Сергей Плыткевич делает первый кадр. Лосиха мгновенно разворачивается и убегает. Я успел только щелкнуть ее в полуразвернувшемся положении, а у коллеги кадр получился неплохой.

Что ж, начало положено. Идем дальше по насыпной дамбе вокруг деревни Краснополье. В свое время она была создана с целью защитить село от весеннего разлива реки Припять. Протяженность составляет около 2,5 км, высота - метров 8-10, ширина у основания – 30 м. Насыпана полностью из щебня. Даже трудно представить, сколько времени и труда было вложено в ее строительство…

И вот теперь мы тихонько по ней движемся, осматривая в бинокль лежащие у подножия заболоченные земли. Прямо на дамбе множество заломанных рогами кустов и деревьев - гон в разгаре. Таким ветром услышать ревущего оленя или стонущего лося практически невозможно, да и зверь не издает призывных звуков, ведь он и сам никого не слышит и его никто. Для лучшей маскировки и скрытного передвижения идем не рядом, а на расстоянии метров 30-40.

У Сергея идеальное зрение, так он двигается первый, я за ним. Вдруг какой-то сигнал он начал подавать рукой, указывая в сторону болота. Мне еще не видно из-за кустов. Подхожу и вижу убегающих оленей. Сергей говорит, что направлялись прямо на дамбу, но успели нас обнаружить на долю секунды раньше. В кустах видим мелькающего рогача и несколько самок гарема. При ходовой фотоохоте так часто бывает, кто первый обнаружил, тот и в выигрыше. На сей раз мы в проигрыше, значит, надо идти еще тише и внимательней.

Когда до конца дамбы остается совсем немного, Сергей снова усиленно жестикулирует, привлекая мое внимание. Осторожно подхожу и вижу, как в проеме среди деревьев метрах в 60-ти стоит огромный лось-рогач и негромко стонет, обламывая на кустарнике ветки рогами.

Мы тихо занимаем исходные позиции за укрытиями, и я начинаю имитировать призывной голос лосихи. Лось услышал, повернулся в нашу сторону, отозвался и, медленно раскачивая огромными рогами из стороны в сторону, направился к нам. Адреналин струей смешался с кровью, сердце бешено заколотилось. Сделав по пути пару небольших остановок, лось вышел по заросшей дорожке из кустов и стал у основания нашей дамбы. До него метров пятнадцать. В дрожащих от напряжения руках защелкали наперебой фотоаппараты.

Рогач посмотрел снизу на нас и, задержавшись на пару минут, медленно развернулся и ушел через заросли кустов на свою полянку. Сергею предлагаю забежать наперед вероятного движения лося, а я попробую подойти к нему и попытаться заснять, в конечном счете он должен от меня уйти против ветра, где его будет ожидать на дороге фотоохотник.

Надо сказать, что к данной поездке я подготовил один специальный проект, который теперь предстояло испытать в деле. Неоднократно приманивая лосей, я убедился, что у них очень хорошее зрение на дистанциях около ста метров, не говоря уже о слухе. Так вот, для большего ввода в заблуждение лося и приближения на минимальную дистанцию я изготовил фотографию лося на пластике размером 1-1,5м. Теперь я ее развернул и, укрывшись за ней, с шумом стал продираться через густые заросли.

Выйдя на полянку, увидал в перегущенных кустах в тридцати метрах от меня рогача. Я остановился и снова поманил его голосом лосихи. Лось развернулся и направился прямо ко мне. Он видел перед собой профиль лосихи и слышал звуки, похожие на призывные. С каждым шагом расстояние между нами сокращалось. В мой 200-миллиметровый объектив он уже не влезал, пришлось зуммировать до 100 мм. Левой рукой я держал профиль, а в правой фотоаппарат с тяжелым объективом. Шагах в десяти лось остановился и долго рассматривал пришедшую к нему «лосиху».

Это был взрослый бык в расцвете сил, с лопатообразными рогами по шесть отростков на каждом. Правое ухо наполовину вдоль своей длины разорвано в боях с соперниками. Находится рядом с таким огромным зверем было не по себе, но только знание того, что человек для животных самый страшный зверь давало надежду, что в случае чего я закричу, и этого будет достаточно, чтобы ему ретироваться. Время затянулось. Наконец, лось понял, что все же это обман, и, прижав уши, развернулся и спокойно пошел от меня. Напоследок я снова издал пару «вяканий лосихи».

Лось остановился, повернул голову для фотосъемки прощального кадра и спокойно скрылся в густых кустах, уйдя совершенно в другую сторону от Сергея...

Да, в спешке просматриваю отснятые портреты и убеждаюсь, что все в резкости и цель поездки уже достигнута в первый день. Проект по фотосъемке с профилем «лосихи» успешно себя зарекомендовал и сработал на все сто.

По старой дамбе, уложенной брусчаткой, двигаемся дальше. Метров через триста мне послышался в стороне голос лося-рогача. Пробираемся через заросли кустарников и с дамбы наблюдаем в кустах двух лосят. Их отогнал от матери лось-бык, и теперь они запуганные стоят в стороне. Сквозь кустарник видим возвышающие над ним рога. Пробуем повторить предыдущую ситуацию, издавая звуки «лосихи». На этот раз номер не проходит. У рогача уже есть подруга, и он не намерен ее оставлять ради другой до определенного времени. Он лишь шуганул в кустах лосят, и те выбежали на знакомые звуки к нам на полянку совсем рядом с Сергеем. Успеваем сделать их фотопортреты, и они снова исчезают в густых кустах ивняка, поближе к матери.

Родившиеся в мае, они к этому времени еще далеко не самостоятельные и прожить сами не смогут. Им приходится быть все время настороже и спасаться бегством от злобного мамашиного ухажера. Мне известны два случая, когда во время гона взрослые рогачи убивали насмерть лосят, находящихся рядом с мамашей. Данные наблюдения лишь подтвердили агрессивное отношение к молодняку взрослого быка-рогача.

Наши перемещения не остались незамеченными, и с дальнего конца кустов видим выходящего большого рогатого лося. Он засек нас еще раньше и теперь только пытается побыстрей пересечь открытое пространство и скрыться в заболоченных зарослях. Хоть и издали, но все же делаем пару кадров в момент, когда его освещает выглянувшее солнце.

Вдоль старой затоки идем в сторону нашей каменной дороги. В воде повсюду растут заросли водяного ореха или чилима.

Плоды его - плотносеменная костянка - находятся в воде сразу под плоскостью плавающих кожистых листьев, и на каждом стебле их 3-7 экземпляров. Снаружи покрыты длинными шипами-колючками в виде рогов, но для кабанов это не помеха.

Они их прекрасно раскусывают и поедают содержимое плода. Позже, осенью, отделившись от материнского растения, они опадают на дно, где мясистый слой разрушается в воде, и плод приобретает вид ореха с колючими рогами. Таким образом происходит их расселение при помощи воды, животных и даже птиц. Всхожесть свою орехи сохраняют до 50 лет.

На машине едем к Николаевской затоке. Там всегда происходят какие-то интересные встречи. И теперь, собираясь поворачивать, видим высоко сидящую на металлическом указателе хищную птицу. Подъехав ближе, определяем, что это скопа. Снимать ее тяжело, потому как прямо напротив солнца, только в контровом свете. Тут она снимается и улетает, унося в лапах недоеденную рыбу. Выбрала себе присаду, видимо, инстинктивно. Во-первых, крепкая, и ничто не мешает сверху ни наблюдать, ни подлетать, никаких препятствий, точно как у нее в гнезде, выше только небо. Кстати, выезжая обратно, снова заметили ее здесь же, и я сделал пару снимков.

В лапе у нее находился полукилограммовый окунь, а на ноге виднелось желтое кольцо с хорошо различимыми буквами NF, на другой лапе - металлическое небольшое колечко.

Сообщили позднее об этом Владимиру Ивановскому, так он сказал, что точно идентифицировать по двум буквам сложно, но вероятность 100%, что эта скопа окольцована или им, или орнитологом из Березинского заповедника Тишечкиным.

Выходим на край затоки и сразу замечаем кормящееся на противоположном берегу стадо кабанов в зарослях водяного ореха и других водных растений.

Ширина воды здесь метров 150, и я, раздевшись, собираюсь приблизится к животным настолько, насколько позволит глубина затоки. Далеко зайти мне не удалось. Слишком большая наглость с моей стороны без всякой маскировки напрямую двигаться прямо в их столовую. Они спокойно, без паники, по одному уходят, к полудню прилично набив свои желудки. Я возвращаюсь на берег, и у машины мы тоже обедаем. Все по расписанию. А вокруг нас прямо заросли подосиновиков, которые годятся только для фотосъемки.

Далее едем на машине вдоль этой же затоки, насколько позволяет полевая дорога. Упираемся в дубовый лес и еще одну из многочисленных заток. Сергей рассказывает, что именно здесь им был сделан известный снимок оленя, пьющего воду. Рядом расположенная дубрава отличается корявостью дубов, растущих на бедных песчаных почвах. Правда, она накрыта ковром из созревших ядовитых ягод ландыша, словно красные капли крови, разбрызганные повсюду.

В водном зеркале безымянной затоки отражаются облака и голубое небо.

Вскоре замечаем стаю из 14 больших белых цапель, опустившихся на водные заросли. Прикрываясь небольшим островком, пытаюсь их скрасть, и это удается сделать метров на 150. Они стоят на листьях водных растений и прихорашиваются, чистят и укладывают перышки, убирают перьевые чехлики. У них теперь тоже идет линька, и оперенью необходимо уделять максимум внимания, хотя парочка все время наблюдает за окружающей местностью. После пары кадров глазастые цапли меня замечают и, тревожно вскрикнув, легко оттолкнувшись, взлетают, покидая наше сообщество и оставив на траве и воде парочку выпавших белых перышек.

Дальше маршрут привел в деревню Оревичи, сплошь утопающую в древесной зелени, причем в основном из белой акации. В заброшенных садах на земле нет ни яблочка, все истоптано и съедено дикими кабанами. Поднимаемся на вершину огромной горы на окраине деревни, с которой виднеется вдали река Припять километрах в трех. Историки рассказывают, что именно с этой горы в годы войны партизанам удалось из пушки пальнуть в плывущую по реке баржу с немцами и потопить ее.

При возвращении к машине на крыше одного из домиков слышим грубый голос ухающего филина, а метрах в ста дорогу пересекает стадо кабанов, идущее на кормежку. Жизнь кипит везде - успевай только слушать и смотреть.

Стемнело. Возвращаемся по центральной дороге в гостиницу, встречая по дороге три пары енотовидных собак, бегающих по обочине дороги. Пытаемся их снимать, и это довольно неплохо получилось с последней из них.

Мы заглушили двигатель и оставили включенными фары. Я выглянул в окно, пропищал мышиным писком. Этот прием действует на большинство хищников, не был исключением он и теперь. Собака быстрым шагом направилась к машине и остановилась метрах в 6-8, где я успел сделать несколько кадров со вспышкой.

Вернулись в гостиницу на ПУСО. Только теперь я вспомнил про яйца ужа, которые вчера положил в пакетик во внутренний карман. Достаю и вижу, что из пригретых буквально на груди яиц один ужик вывелся и давно обсох, а второй проделал отверстие в яйце и оттуда высунулась голова. Оставляю их на столе, но и через пару часов ужик из яйца не выходит. Видно, есть какая-то причина. Решаю помочь молодому ужу, вскрыв кожистую оболочку яйца. И тут вижу, что уж завязался узлом в яйце и поэтому не может выйти через небольшое отверстие, проделанное головой. В общем «роды» с моей помощью прошли успешно.

Теперь два брата или сестрички находились в пакетике и ждали дальнейшего разрешения своей участи. Пока в их жизни все складывалось удачно, и им удалось в последний момент избежать зубов барсука, затем они вывелись в «карманных» условиях, и теперь нам предстояло лишь отвезти их на постоянное место жительства в заповедник, предварительно проведя с ними фотосессию.

11.09.2011

В сумерках выезжаем в дорогу. Недалеко от базы второй раз встречаем огромного секача, переходящего дорогу в одном и том же месте, но снять его не удается. Дорога к месту назначения составляет около 25 км. Часть асфальта переложили на новый, и на нем постоянно встречаем кучи волчьего помета. Таким образом они маркируют границы своего участка, предупреждая особей других стай о его занятости и неприкосновенности.

Только о них подумали, как вдали замельтешили две тени - волки. Быстро приближаемся, они забегают в лес, и один останавливается недалеко. Но снимать еще темновато, хотя Сергей пытается сделать кадр с мощной внешней вспышкой.

Немного подождали рассвета и едем дальше. Через пару километров вновь на дороге вдали точки - волки! Ускоряемся и приближаемся к ним, первый сразу убегает в лес, а второй немножко замешкался, развернулся и от нас по дороге обратно. Пытаюсь несколько кадров сделать на ходу, но тяжело поймать объект вообще в видоискатель. Волк с дороги бежит к обочине, приостанавливается, смотрит на нас и исчезает в лесу. Сергей и я в этот момент делаем ему несколько прощальных кадров и больше мы его не видим.

Останавливаемся в одном перспективном месте и пробуем издать призывные звуки лосихи. Буквально через пару минут слышим в ответ лося. Оцениваем обстановку и перемещаемся на заросшее редколесьем поле, на котором в желтых березках очень красиво смотрелся бы лось-рогач. То есть пытаемся заранее смоделировать и построить красивую композицию кадра. Но проходит минут пятнадцать, а к нам никто не приближается, несмотря на мои активные призывы. Что ж, возможно, у этого лося уже есть рядом самка, а в таком случае он не решается уйти от нее.

Вдали слышен рев оленя, и мы едем на Николаевскую затоку. Над ней стоит небольшой туман, и мы слышим где-то вдали оленя. Просматриваю в бинокль противоположный берег и замечаю двух лосей. Один очень далеко, а второй, огромный рогач, метрах в трехстах ходит по берегу, часто принюхиваясь. По его поведению видно, что он собирается переправиться на наш берег через затоку.

Что есть силы, прикрываясь кустами и редколесьем, бежим в предполагаемое место появления лося. Сердце выскакивает из груди, но нам все же удается успеть занять позиции в кустах. И вот из-за горки показываются сразу рога, а затем и весь красавец лось.

Он внимательно осматривает наш берег, и что-то ему не нравится в этом месте. Но пауза достаточна для серии хороших снимков. До него метров 80-90, низкое утреннее солнце красиво подсвечивает нам его, и в лучах еще блестит мокрая шерсть после заплыва и огромные вертикально посаженные рога отдают темным блеском. На правом шесть отростков, на левом семь!

Подойти к нам он все же отказывается и крупной рысью уходит на полуостров. Да, вероятно, мы его как-то подшумели, и на наши призывы вместе с «лосихой» он положительно не отреагировал. Но пару прекрасных снимков от встречи с ним у нас остались. Удача в затоке снова не оставила нас, и мы продолжили свое путешествие.

На центральной дороге, идущей к реке, оставили машину, и я пошел немного спереди. Вдруг слева замечаю боковым зрением какое-то движение. Это семья лосей шла прямо на задержавшегося у машины Плыткевича, и лишь отставший лосенок одновременно заметил меня, а я его. Ветер дует прямо на них, и я понимаю, что через пару секунд мой запах будет доставлен взрослой лосихе. Так все и произошло. Через пять секунд лосиха резко на месте разворачивается и убегает назад по своим следам, уводя за собой подросших лосят. Только что произошедшие события подтвердили, что на расстоянии 60-100 м лоси моментально обнаруживают человека, находящегося от них по ветру и моментально скрываются бегством.

На дороге встречаем огромного жука-усача, греющегося на одном из булыжников. Он позволяет себя сфоткать и не убегает.

Не трогая его с места, уходим дальше.

По краю болота цветут какие-то синие цветы, похожие на цикорий. Из многообразия порхающих бабочек снимаем довольно редкую углокрыльницу.

На бугре находим раскопанное осиное гнездо, вероятно, барсуком.

Но он до конца не уничтожил, и осы по-прежнему туда летают, частично отстроив соты и гнездо из пережеванной древесины.

После обеда отправляемся на машине по маршруту, предложенному Сергеем Плыткевичем, надеясь по дороге встретить различных обитателей. Снимаем полуразрушенныеи заросшие растениями-лианами дома.

И лишь в одной деревне встречаем переходящее дорогу стадо кабанов.

А еще с канала поднимаем большую стаю диких уток.

Конечно, ранней осенью при наличии густой и пышной растительности увидеть животных практически невозможно, и мы принимаем решение вечером разделиться и побыть в разных местах, хотя и относительно недалеко друг от друга.

Выбираю место у заболоченных кустов, расположившись на поляне с редкими кустиками. Начинаю издавать привлекающие звуки для лосей, и не проходит и пятнадцати минут, как на « съемочной» площадке появляется молодой лось-самец.

Вышел очень незаметно, хотя в кустах до этого слышались храпящие звуки. Лось с осторожностью оглядывает кустарник, в котором я нахожусь, и потихоньку приближается, иногда облизывая губы длинным языком. Я начинаю фотосъемку, щелчки останавливают его движение на некоторое время, он даже пытается скусывать веточки с листками с находящихся рядом кустиков.

В общем, он постепенно подошел метров на двадцать, и мне удалось неплохо его заснять. У него еще рога были не очищены, фактически панты, имели всего по два отростка и никак не могли применяться в турнире за обладание самкой.

Ему требуется подрасти год-два, вот тогда может быть, хотя звуками он уже интересовался по-взрослому. Накануне густых сумерек, многократно оглядываясь, спокойно ушел обратно к себе в густые заросли.

Выхожу на дорогу и слышу какое-то урчание и шорох в ветках. Присмотрелся и увидел на фоне догорающей зари передвигающуюся по ветвям куницу.

Она иногда останавливалась, и я пытался ее заснять, но густые ветки мешали сделать фото.

На одной из заток заметил плавающих ондатр, рассекающих водную поверхность, и затем слышал в тишине работу их резцов в прибрежной осоке. В полной темноте грозно проревел олень. На этом день закончился.

12.09.2011

C утра приехали снова на Николаевскую затоку. Желтоватая луна отражается тускловатым кругляшом сыра в воде, накрытой белым полупрозрачным одеялом тумана.

На нашем берегу вдали ревет только один олень, а на противоположном два или три. Мы бессильны что-либо сделать без плавсредств и лишь думаем о будущем, что могла бы помочь здесь надувная лодка, но не сегодня. Попытка подойти к ревущему оленю ни к чему не привела, ветер хоть и почти отсутствовал, но он от нас. Снимаем прекрасный восход солнца в утреннем густом тумане, пробивающий своими стрелами-лучами осеннюю листву деревьев.

Пейзажи потрясающие, и мы, засняв их, возвращаемся к машине и переезжаем в сторону Красноселья. Не доезжая буквально метров пятниста, нашему взору открывается потрясающая картина. На гребне высокого бархана с застывшими волнами песка стоит огромный лось с обломанной веткой на рогах и смотрит в нашу сторону. От изумления мы раскрыли рты, резко остановились, но густые насаждения из ивы вдоль дороги полностью лишают нас возможности сделать хоть один кадр. Лось срывается с места, и только песок из-под копыт в лучах солнца оставляет нас ни с чем…

Да, какой мог быть кадр. Пытаемся забежать за небольшой лес и подманить его, но он или не слышит, или уже далеко. Сергей Плыткевич не выдерживает мучительного ожидания и срывается к ревущему за дорогой в полукилометре от нас оленю. Я продолжаю ждать, но все безрезультатно. Прошел по следам рогача, нашел упавшую с рог ветку от сломанного куста крушины. Далее след завернул резко в сторону от нас и скрылся за вырубкой в лесу. После визуального контакта с человеком обмануть лося-рогача очень непросто. Делаю несколько кадров песчаных барханов. В одном месте зеленая былинка отчаянно сражается за свое место под солнцем, но наступающий песок вскоре все же засушит ее навсегда…

Солнце поднялось уже довольно высоко, на часах 8.30. Вдруг с дамбы замечаю идущего большого лося-рогача. Он частенько принюхивается к следам на земле, вероятно, оставленными лосихой, и держит направление прямо на болото. Из него есть выходная тропа на гравейку, и я бегом мчусь, чтобы успеть наперерез. Лось идет, прихрамывая на переднюю ногу, видимо, получив травму в боевом поединке.

Вот я на месте, перевожу дыхание и ожидаю дальнейшего развития событий. В болоте слышно, как лось гоняет то ли лосиху, то ли соперника, но из такого надежного укрытия, как трехметровая осока, выходить на открытое место явно не собирается. Никакие мои призывы не действуют, что только подтверждает мои факты, что подманить лося, находящегося с самкой, которая в охоте, практически невозможно. Я пытаюсь приблизиться к нему сам, но, пройдя метров 150 по заболоченным и почти непроходимым дебрям, понимаю, что это бесполезно.

Вскоре появляется Сергей, рассказывает про свои приключения по скрадыванию и показывает заснятого ревущего оленя, и мы возвращаемся к машине.

Осталась у нас еще одна миссия. Мы выпускаем на свободу двух ужей-близняшек, родившихся у меня в кармане, делаем им пару снимков на песчаных дюнах и относим в густую траву, где они первые свои шаги могут чувствовать себя в безопасности и главное на свободе!

Как дальше сложится их судьба, мы не знаем, но пожелали все же им совершеннолетия. До встречи в следующий раз!

Фото автора

Комментарии пользователей (7)
Оставьте ваш комментарий первым
Юрий Малец    27 Апреля 2012 в 19:13
0
0
Федоров Алексей Федорович
"Подпольный обком действует" Книга третья. Вперед, на запад!
К Ковпаку подбежал ординарец, шепнул что-то на ухо. — От це добре! — воскликнул дед. — Новы гости прибулы. Кто хоче — пидемо встречать! Сидор Артемьевич взял меня под руку, мы вместе вышли, вскочили на коней и поскакали к берегу Припяти. Там мы забрались на кучугур. С него хорошо была видна река с ее ярко-зелеными берегами, заросшими кустарником и камышом. День стоял солнечный с ветерком, выйдя из накуренной хаты, приятно было вдыхать весенний свежий воздух, любоваться на реку. Красиво плыли по реке маленькие кораблики; за ними тащились длинные железные баржи: мирная картина! Но вот дымок, другой, донеслись до нас и раскаты выстрелов и взрывов. Запенилась, забурлила вода возле кораблей. С них тоже начали стрельбу по нашему берегу. Но стреляли, конечно, бесцельно, просто по зелени кустов. Катера оторвались от барж — наверное, обрубили канаты, стали кружиться, петлять, пытаясь уйти от артиллерийского и минометного огня. Минут через десять два катера загорелись. Команда попробовала спустить шлюпки, но все, кто вышел на палубу, тотчас же были срезаны пулеметным огнем. Вскоре загорелись еще два катера и баржа. К Ковпаку то и дело подбегали связные, докладывали то, что он и сам видел. — Эй, смотри, утечет тот левый. Передай Кульбаке: огонь из всех орудий! — свирепо кричал Ковпак, потом, поворачиваясь ко мне, хохотал: — Здорово чесанули! Об этой операции ковпаковцев подробно написал в споен книге «Люди с чистой совестью» Вершигора, рассказал о ней в своих воспоминаниях и сам Сидор Артемьевич. Не стану их повторять. Ни одно судно флотилии не спаслось. До ночи горели остатки кораблей и барж. Из команды судов выбрались на берег всего семь человек. Утром следующего дня их поймали партизаны нашего соединения. Эти семь мокрых, насмерть перепуганных солдат не смогли нам объяснить, для чего их командование отправило флотилию на верную гибель. — Знали ваши командиры там, в Мозыре, что между Кожушками и Юревичами расположились партизаны Ковпака и Федорова? — Нам говорили, что партизаны ничего не могут сделать бронированным кораблям. Нам говорили, что у вас только старые винтовки и несколько пулеметов. Нас отправляли в рейс торжественно, с музыкой, которая играла в честь открытия навигации... Боже, что с нами сделали!
Юрий Малец    26 Апреля 2012 в 20:00
0
0
"Дальше маршрут привел в деревню Оревичи, сплошь утопающую в древесной зелени, причем в основном из белой акации. В заброшенных садах на земле нет ни яблочка, все истоптано и съедено дикими кабанами. Поднимаемся на вершину огромной горы на окраине деревни, с которой виднеется вдали река Припять километрах в трех. Историки рассказывают, что именно с этой горы в годы войны партизанам удалось из пушки пальнуть в плывущую по реке баржу с немцами и потопить ее"
"От Путивля до Карпат"  - Сидор Артемьевич Ковпак
Бои на Припяти
В первых числах апреля немцы, открывая навигацию на Припяти, отправили из Чернобыля на Мозырь караван судов — пароход «Надежду» и пять барж под охраной бронекатера. 6 апреля этот караван подошёл к селу Аревичи.К этому времени мы уже переправились через Припять на паромах, которые сами строили. Штаб расположился в Аревичах, а батальоны — в окружающих сёлах Хойницкого района. Немецкий караван совершенно неожиданно для команды судов оказался под прицелом наведенных на него 45-мм пушек партизан. Внезапным огнём артиллерии пароход и баржи были подожжены, а затем потоплены. Ускользнул только катер.
На следующий день немцы выслали против появившихся на Припяти партизан целую флотилию: два бронированных парохода и четыре бронекатера. Наша разведка обнаружила эту флотилию, когда она была ещё далеко от Аревичей. Мы успели хорошо подготовиться к её встрече. В стороне от села, вниз и вверх по реке были выдвинуты засады с бронебойками и пулемётами, между ними, в центре, расположились штурмовые роты с пушками.
При подходе к Аревичам, ещё километрах в пяти от села, немцы начали пулемётный и артиллерийский обстрел обоих берегов. Берега молчали. Пароходы и катера, непрерывно ведя огонь, медленно прошли мимо засады, хорошо замаскировавшейся у самой воды. Когда флотилия вошла в клещи, по судам с дистанции в несколько десятков метров ударили пушки и пулемёты штурмовых рот. Пулемётный ливень согнал команды пароходов и катеров с палуб в трюмы. Первыми выстрелами из пушек было сбито рулевое управление головного парохода. Он завихлял по реке и сел на мель. Второй подошёл к его борту, вероятно, чтобы взять на буксир, но никто из команды не осмелился высунуться на палубу. Несколько минут оба парохода стояли посреди реки борт к борту под огнём пушек. Сначала загорелся первый, севший на мель. Второй стал отшвартовываться от него и в этот момент тоже загорелся. Охваченный пламенем, он поплыл вниз по реке. Течение сносило его в нашу сторону. Как только пароход прибило к берегу, на его палубе уже были партизаны. Немцы, засевшие в трюме, отчаянно отбивались. Ведя на горящем пароходе рукопашную схватку, партизаны одновременно спасали снаряды, перетаскивали их на берег.
Вся зажатая в клещи флотилия была уничтожена. Только трём немцам из её команды удалось выбраться на берег и скрыться в кустах.Но и они недалеко ушли. На другой день прибегает к нам девочка из села Молочки, кричит:
— Дяденьки партизаны, у нас немцы!
и т. д.
Можно почитать Вершигору "Люди с чистой совестью"
Гость    29 Апреля 2012 в 16:20
0
0
Не понял, причем тут "партизаны". Обьясни.
А Виктору, спасибо!
Гость    1 Мая 2012 в 13:52
0
0
Спасибо, Виктор! В который раз увлечённо читаю ваши репортажи и получаю истинное удовольствие. Успешных фотоохот, интересных наблюдений и крепкого здоровья Вам и в дальнейшем!
Гость    1 Мая 2012 в 14:15
0
0
Спасибо, Виктор! В который раз увлечённо читаю ваши репортажи и получаю истинное удовольствие. Успешных фотоохот, интересных наблюдений и крепкого здоровья Вам и в дальнейшем! С уважением, Львов Н.
Юрий Малец    6 Мая 2012 в 7:45
0
0
Гость писал:
Не понял, причем тут "партизаны". Обьясни. А Виктору, спасибо!

Более полно раскрыл тему «вершины огромной горы на окраине деревни Оревичи, с которой виднеется вдали река Припять километрах в трех».
Игорь Пастухов    11 Мая 2012 в 18:33
0
0
Виктор мне ваш рассказ понравился. Но и коментарий"Малец" о боях под Оревичами весьма заинтересовал. А те баржи немецкие, не затонули ли случайно там на Припяти? На самом деле интересный контраст.На первой странице Кусочек Дикой Припятской природы, а на второй совершенно другая история этих мест, военная. Очень даже дополняет и ещё более делает их ценными. Спасибо авторам.
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.