Художница Виктория Афанасьева: «С одной стороны вольер сычей, с другой – загон с зайцами. Думаю, так я свою жизнь и представляла»

0 775 6 Авг 2019
Воронежская художница Виктория Афанасьева известна как иллюстратор и преподаватель авторского курса, который ведет в музее им. И. Н. Крамского. Особенно Виктории близки работы и сюжеты на темы природы. Ее талант как художника-анималиста пригодился для создания иллюстраций для книги «Воронежский край – история зверей и птиц» Виктора Славгородского. Виктория показала «Умбра Медиа» свою мастерскую, чем-то даже напоминающую сказочный дом с необычными обитателями – далеко не у каждого художника живут совы и зайцы. 

IMG_9703-1024x794.jpg

  «В детстве какое-то время мечтала стать биологом»

– Как вы пришли в мир искусства? Когда поняли, что хочется стать художником?

– В детстве. У меня с того момента не поменялось ничего. Я что-то рисовала, потом меня отправили в четыре года в музей им. И. Н. Крамского – там была секция рисования. При этом сейчас я понимаю, что это было что-то невероятное, потому что мы, допустим, рисовали в зале античности, ходили много с мольбертами по музею. А это группа детей по 4-5 лет. Мне бы было сейчас страшно. А так я с детства говорила: буду художником, у меня будет много животных, буду жить в частном доме. Так и получилось.

IMG_9649-1024x683.jpg

– И никогда не хотелось заняться чем-то еще? 

– Деятельность художника очень разнообразная. У меня это и роспись стен, и объемные декорации, и иллюстрации. Успела поработать в рекламном агентстве и позаниматься графическим дизайном. Этот опыт за плечами позволяет, например, брать иногда подработки на создание иллюстраций для каких-нибудь этикеток. Часто для крафтового пива рисую, к примеру. Поэтому, когда деятельность очень-очень разнообразная, меняешь её время от времени, и нормально.

В детстве какое-то время мечтала стать биологом. А муж у меня художественную школу заканчивал, и он биолог. И так у нас в семье восполняется, кому чего не хватило. Я в курсе того, что происходит в мире зверей и птиц, в природоохранной деятельности. А муж иногда помогает мне на объектах по росписи и вообще классно рисует, во многом лучше, чем я, видит нюансы и пропорции. Потому что для орнитолога отличить один вид птицы от другого, в километре узнать ее по силуэту – это мельчайшие детали. Поэтому я, вроде как, и в другой профессии тоже есть.

IMG_9643-1024x683.jpg

Мне раньше казалось, что у человека должна быть одна профессия: если ты не профессионал, не лезь и не называй себя этим словом. В детстве и пелось, и танцевалось, и на чем-нибудь игралось, и рисовалось. Потом я решила, что я художник – и всё. Ничем больше не занимаюсь и не трачу лишнюю энергию. А сейчас взгляды поменялись, и я вижу людей, которые свободно занимаются несколькими вещами и одно помогает другому, как он наполнен эмоциями и умениями. И все это абсолютно цельно, гармонично, едино, во всем человек прекрасен. Не обязательно же быть во всем гением. Я вижу людей, которые в какой-то сфере делают что-то не профессионально, но так классно! И никто больше так не сделает.

– Что чаще всего изображаете?

– Наверное, природу и детей. Это то, что меня окружает, в чем я живу. Еще есть сюжетные сценки, и они все тоже из жизни, из того, что видишь. Для меня любая форма – скорее проявление жизни, то, в чем я ее чувствую, и это основной лейтмотив того, что я выражаю. Просто красиво – не моя история. При этом у меня есть еще какой-то кусок абсолютно иллюстративный, когда начинаешь рисовать какую-то реалистичную картинку, а потом она вдруг обрастает нереалистичными штуками и сама уходит в декоративность. И становится какой-то иллюстративной штукой. На нее смотришь и думаешь: «Ну, ничего себе». Но и у нее есть своя мысль.

IMG_9635-1024x701.jpg

– Где черпаете вдохновение? 

– Из жизни вокруг. Для меня творчество, которое можно описать словами – это как раз жизнь. Оказывается, что занятие изобразительным искусством давным-давно перестроило мозги. То есть думаешь, что все воспринимают всё примерно так же как ты, а потом общаешься с кем-то и понимаешь, что это твоя личная профдеформация. Например, говорю друзьям, что видела девушку – невероятная красавица! И они уже понимают, что, скорее всего, это не тот образ, не та красота, которую они себе представили. А я вижу эту красоту невозможную в людях, в природе, в улицах. 

Для меня очень важна энергия впечатлений, а она есть и в ощущениях типа тепло-горячо, тактильном восприятии материалов (вот пластик, например, не очень люблю). То есть, например, этот стол не создавался таким, он сам оброс какими-то нашими профессиональными штуками. Перья повсюду, потому что муж орнитолог; потому что я люблю керамику и пробовала себя в этом направлении, получала в подарок вещи, посуду от знакомых керамистов.

IMG_9702-1024x840.jpg

Я вообще не представляю, как наш дом будет выглядеть потом и не представляла ни на одном из этапов. Мы строим его без планов особых, как-то само собой всё получается и обрастает. Но я сразу знала, что хочу стеклоблоки. И вот у меня с утра стеклоблоки на одной стене создают блики на полу, а занавеска рано утром отражается на дереве комода. Потом на закате свет идет из других витражей, через занавешенные окна просвечивают силуэты деревьев. И я знаю, как у меня в течение дня всё это меняется. 

А второй мощный источник – это всякие динамические системы. В неподвижной системе достаточно сложно чему-то случиться. А тут динамика вокруг: она бегает, прыгает, мяукает… И когда это все происходит, появляется желание это сфотографировать или нарисовать.

IMG_9685-1024x683.jpg

«Мастерская всегда там, где я живу»

– У вас есть мастерская?

– В процессе стройки. Пока только начинали строить этот дом, я думала, что у меня будет отдельная мастерская. Но пока сама собой происходит эта динамическая жизнь вокруг, я работаю везде. Конечно, у меня есть мое «отжатое» пространство в одной из комнат, но останется ли оно моим, когда мы закончим с обустройством дома, я пока не знаю. А может, когда отстроится дом до конца, я решу залить себе площадку рядом во дворе, и там будет мастерская. У меня получается так, что мастерская всегда там, где я живу. Я жила в комнате, которая была одновременно мастерской, потом мы сняли мастерскую на низах у ВГУ, но мы в той мастерской и творили, и жили.

– То есть отделяться пока нет смысла?

– Да, наверное. Так же, как я и не вижу смысла отделять детей от творчества. У меня первый ребенок вырос в рюкзачке на объектах по росписи, и вторая вот измазалась в краске, разрисовалась ручками. Да и мысли о мастерской создают слишком много условий: вот такой у меня будет стол, вот такой набор кистей, и тогда нарисуется шедевр! У меня не получается это разделение, что вот тут мы творим, а вот тут живем. У меня по всему дому, в любом месте, куда я ни потянусь, есть листочки для зарисовок, кисти. В любом месте могу сесть и начать рисовать. Ровно как и в любой моей мастерской можно было заварить чай или кофе, найти еду и остаться там жить.

IMG_9658-1024x683.jpg

– Дети не мешают сосредоточиться на творчестве? 

– Нет, это все – мое личное пространство. И в него вписаны три близких человека. Ну и, в случае чего, я умею «ставить» уши на холостой ход. Но чаще семья для меня – источник творчества, множества спонтанных зарисовок. Я прошлой осенью расписывала стены в детском саду. Там был сказочный город, а на первом плане канал, по которому плыли бумажные кораблики. Мы всей семьей были на объекте, и старшая дочь просила чего-нибудь порисовать на стене. Я решила, пускай – потом по-тихому исправлю или зарисую. И она нарисовала самый обалденный и живой кораблик в этом канале, который остался там как есть, никоим образом не диссонируя со сказкой вокруг.

IMG_9644-1024x725.jpg

– Как у вас появились в доме зайцы и совы?

– Моему мужу как орнитологу часто звонят узнать, что за птиц люди видели или нашли. А тут как-то из центра реабилитации диких животных иногда стали обращаться, просили определить точный вид птиц, спрашивали, где лучше выпускать, например, филина, чтобы ему было комфортно. Недавно спросили, не знаем ли мы, где можно снять участок, чтобы поставить вольеры для зайцев и сов на передержке. Мы сказали, что знаем такой участок, арендовать ничего не нужно – просто приезжайте и ставьте вольеры у нас. Это первые наши такие жильцы, не считая того, что несколько лет назад мы выкармливали выпавших птенцов стрижа и выпускали их, как-то уличная кошка подбрасывала нам котят, которых мы выращивали и пристраивали (один рыжий пристроился у нас во дворе).

IMG_9716-1024x658.jpg

Я сейчас хожу по двору: с одной стороны вольер сычей, с другой – загон с зайцами. И да, думаю, так я себе свою жизнь и представляла. Вот она, счастливая взрослая жизнь.

– Есть ближайшие творческие планы?

– Мы когда-то получили грант от Департамента культуры на создание книги об истории зверей и птиц Воронежского края. Мы тогда напечатали небольшой пилотный тираж, который ушел в библиотеки и т.д., и на этом всё закончилось. Но мы хотим проект этот продолжить. Правда, как говорится, за время пути собачка могла подрасти. Мы почитали вышедшую книжку сами, получили отзывы. Уже немного переписаны тексты и некоторые иллюстрации переделываются. Мы решили, что нам немного не хватило, значит, нужно добавить того, что сделает книгу живее. Останется только перевыпустить ее.

IMG_9652-1024x683.jpg

Автор: Татьяна Харченко

Фото автора

Источник: umbra.media

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.