"Каждый, кто работает в лесу, в душе становится художником..."

0 1260 28 Фев 2014

Так считает Олег Дмитриевич Малаховский, лесничий Цельского лесничества Осиповичского опытного лесхоза.

В его жизни две страсти — белорусский лес и живопись. Им написано около 600 картин, которые сегодня можно встретить в самых разных уголках мира.

Олег Малаховский не учился рисованию в изостудии или художественной школе, его умение - его природный дар. 

— Сколько себя помню, столько и рисую. В детстве, конечно, рисованием заниматься было проблематично: наша семья жила бедно. Когда родители только переехали из деревни в Минск, отец работал грузчиком, мать на железной дороге, получали копейки. Рисовать мне было нечем и не на чем. Отец выписывал литературно-исторический журнал, кажется, «Знамя». Я любил там читать стихи, а сбоку всегда оставалось место, где можно было что-нибудь нарисовать. После 8-го класса пытался поступить в художественное училище, но... Подготовки-то грамотной не было. После неудачи с поступлением два года практически не брался за рисование. А потом уже во время учебы в институте поехали на практику. Побывал в таких красивых местах, что руки сами вновь потянулись к краскам. Тогда же я смастерил себе первый этюдник: сделал деревянный чемоданчик, обил его синей тканью. Туда ставился стандартный лист картона 25х35 см, который был хорош тем, что на него уходило мало красок. С тех пор со своим этюдником я не расставался. С ним и в лесоустроительную экспедицию ездил.

— Красками серьезно рисовать стал где-то лет с 18-ти, до этого использовал карандаши. Еще в 6-ом классе мне подарили набор масляных красок за участие в конкурсе. Но как ими правильно пользоваться, я не знал. Потом попробовал — вышло неплохо. С тех пор рисую красками.

Почему рисую природу? В картинах пейзажей ничего не надо придумывать, природа — само совершенство. Раньше мне нравилось изображать весну, а теперь по душе больше осень. Может, потому, что отпуск у меня в последние годы именно осенью.

— Портретов писал мало, поскольку для их написания нужна постоянная тренировка, как в игре на пианино. Было немного натюрмортов. Очень люблю писать сирень. Пробовал рисовать черемуху, но не выдержал и часа в одной комнате с этими цветами. Такой сильный запах!

— Рисую в основном маслом. Масленая живопись хороша тем, что, когда краска высыхает, по ней можно рисовать. А с акварелью так не получается. Тут нужно знать технологию.

— Мои работы есть в Англии, Китае, Израиле, России, Украине и других странах. Первый иностранец, купивший у меня картину, был немец. Ему понравилась копия Лошицкого парка. Он остановился как вкопанный и сразу же ее забрал. А я, счастливый, побежал домой и за вырученные деньги купил кровать дочке. Но больше всего картин уехало в Израиль. Дело в том, что начальник нашей экспедиции был еврей. Когда рухнул железный занавес, многие из его друзей и знакомых стали перебираться на Землю обетованную. И ни один из них не уехал без моей картины. Тогда у меня было расписано на три месяца вперед, к какому числу и что нужно нарисовать. Наверное, все они хотели увезти с собой частичку Беларуси, а мои работы напоминали им о ней. Две картины уехали в Китай. Я их писал в Бурятии, природа там в чем-то напоминает китайскую. Покупают мои работы и в Беларуси. Еще когда жил в Минске, два года продавал свои картины на проспекте. Потом переехал в Осиповичи — и тут нашлись покупатели. Сегодня в городе почти нет организаций, где бы не было моих картин.

— Еще в юности я увлекался астрономией, любил рассматривать звезды в телескоп. Видел и Сатурн с кольцами, и Юпитер, и Марс с его спутниками. А Луна просто завораживала. Недавно в интернете рассматривал фотографии космоса с «Хаббла» — нереально красиво! Особенно Нептун. Сказать, какого он цвета, просто невозможно. Может, когда-нибудь и я напишу космический пейзаж, как когда-то это делал наш земляк Язэп Дроздович...

Фотографии Г. Сугако и А. Квиткевич - http://www.lesgazeta.by

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.