Кинопрогнозы: пластиковый океан, клоны...

0 259 12 Фев 2018

Кинематограф всегда был полон фантазий и пророчеств, но на сей раз они полностью включены в повестку дня. Современные реалии: истощение природных запасов, борьба за энергетические ресурсы, социальные и морально-этические последствия технологических инноваций – теперь все это волнует не только документалистов, но и индустрию игрового кино. Просто нельзя не смотреть, не видеть, не понимать, что происходит.

Начнем с документального.

«Пластиковый океан» (реж. Крэйг Лисон, 2016) – классическое документальное кино в жанре расследования. Один человек ищет и наблюдает голубых китов, другой ныряет на дно морское, третий достает из желудков умерших птиц пластик. Рекорд у птенца 90 дней от роду: 276 кусочков, острых, тяжелых и разноцветных. Для человека это было бы равносильно 6–8 кг пластика в животе. Но птицы не распознают синтетику, то есть принимают ее за пищу, глотают – и в конце концов погибают.


«Пластиковый океан» – фильм для тех, кто, как Ван Гог, думает, что Гаити, Фиджи или Шри Ланка – первозданный рай. А австралийское побережье вам кажется раздольем для серфинга? На самом деле океанические течения приносят сюда миллионы тонн пластикового мусора. В отдельных местах он сбивается практически в твердую субстанцию и образует своего рода острова, только это подмена, изнанка рая.

В числе исследованных авторами поселков есть действительно первобытные места, население которых связывает новый, демократический, режим власти и политику открытости глобальному рынку с отходами, пластиковой упаковкой всех без исключения товаров, с опасными мусорными свалками.

Нагромождение последних превращает ленту (1 ч. 42 мин.) в хоррор: невозможно избавиться от этих отталкивающих кадров, от образов людей, живущих среди мусора, от вида арт-объектов, которые только выглядят, как мозаика, – на самом деле это внутренности и причина смерти животных. Определенная навязчивость этих кадров – сильный визуальный прием, и он достигает своей цели: очевидно, что новая угроза – уже не предсказание, а реальный прогноз.

…И это еще фильм не передает запахи и тактильные ощущения. И скрупулезная статистика тоже не задерживается в голове, если вы не специалист.

Наконец-то сериал! Даже два, и они скандинавские, самые модные!

Оба – «Настоящие люди» и «Оккупированные» – видят экологические проблемы в ракурсе футуристической утопии. Но как в каждой шутке есть доля шутки, так и в утопии просматривается лишь часть невозможного.

«Оккупированные» (2015, 2 сезона по 8 эпизодов, бюджет 11 млн евро) – это о Норвегии. Демократическое правительство, осознав катастрофические последствия добычи нефти и газа в морских шельфах, решает закрыть разработки. Благо открыт новый металл – торий, из которого можно получать дешевую энергию, и нужные предприятия уже строятся. Ситуация не устраивает ЕС и Россию, которая оккупирует Норвегию.


Основной сюжет разворачивается постепенно, затрагивая темы глобального потепления, экологического движения и терроризма, патриотизма и предательства, коррупции и т.д. Более динамичны истории действующих лиц – членов правительства, журналиста, агента спецслужбы, их семей.

Роль посла РФ играет Ингеборга Дапкунайте, мало знакомы нам другие актеры (фильм – копродукция Швеции, Норвегии и Франции), но минимализм, лаконичность стиля в сериале выдержаны идеально. К сожалению, детективные линии выходят на первый план, да и политические тоже. Но режиссура и кастинг сделали сериал сверхпопулярным: с развитием сюжетов герои меняются, их преданность «зеленым» ценностям становится более глубокой, гуманистичной. Или, наоборот, выявляются какие-то спекулятивные моменты. Благодаря драматургии, помимо актуальности проблем, «Оккупированные» – настоящий кинематограф, в отличие от многих легковесных образцов сериального жанра.

В «Настоящих людях» (2012, 2 сезона по 10 эпизодов) акцент сделан на нравственном выборе людей: потребительство, зависимость от гаджетов и т.д. Здесь вычищена городская среда, и ключевая мысль – об искусственности, ненатуральности всего происходящего. Работа художников и операторов опирается на светлые оттенки цветовой гаммы: такое впечатление, что смотришь выбеленную жизнь, где вряд ли есть место реальным людям.


На самом деле в фильме четыре группы действующих лиц. Это люди, люботы (роботы, которые продаются, как бытовая техника), творения Дэвида (т.н. свободные люботы) и клоны. С первыми и последними все более-менее ясно. Человек при жизни может принять решение о своем клонировании, а после его ухода внуки подтвердят, что им действительно нужна кукла в виде дедушки. Со свободными и обычными люботами все сложнее: одни – почти как люди – стремятся кто к власти, а кто – к семье и детям; другие – механические помощники, но с очень тонко настроенными индивидуальными программами – от заботы до агрессии. Все похожи на людей, все нуждаются в подзарядке и перезагрузке, но хуже всего, что в итоге оказываются зараженными.

Все два сезона вы, не отрываясь, наблюдаете постоянную подмену мыслей, чувств, отношений. В конце концов либеральные шведы уже защищают права люботов в суде… По этому поводу есть даже цитата: «влюбиться в тостер».

А начиналось все с технологий и инноваций, постепенно превращая общество в искусственных людей, искусственные семьи. Аналогий множество, и это тоже экологическая проблема – перерождение, которое мы сами себе готовим.

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.