Ядовитый осадок

Елена Садовская
журналист
0 1203 11 Окт 2010

За все надо платить. И за обильные урожаи тоже. Беларусь, в свое время погнавшаяся за ростом центнеров с гектара, вовсю использовала удобрения и средства обработки растений на основе пестицидов. В наследство досталась проблема, которую впору называть национальным экологическим бедствием…

Бомба замедленного действия Во второй половине XX века сельское хозяйство нашей страны взяло на вооружение достижения химической промышленности, предлагающей бороться с вредителями, болезнями растений и сорняками с помощью специальных препаратов – пестицидов. Они пришли на замену традиционным, веками применяемым крестьянами севообороту, осушению болот, прополке, ловушкам и сеткам от насекомых. В белорусскую ниву было внесено тогда более 20 тысяч тонн пестицидов. О проблеме заговорили вслух, когда вредные химические вещества начали находить в пресных водах обоих полюсов земного шара, т.е. далеко за пределами зон их распространения. Однако помимо способности перемещаться на большие расстояния и высокой токсичности оказалось, что они накапливаются в организме человека, животных и в компонентах природной среды. У балтийских тюленей, например, были зафиксированы случаи репродуктивных и иммунных расстройств. Наблюдалось сокращение популяций морских улиток и аллигаторов. Пестициды в больших количествах были обнаружены в организме рыб, у которых тоже отмечались репродуктивные отклонения.

На человеке их пагубное воздействие проявилось в участившихся случаях онкологических заболеваниях, нарушениях иммунитета, эндокринной и нервной систем, бесплодия у мужчин и невынашиваемой беременности у женщин. Поступая в организм с продуктами питания, пестициды меняют ход биологических процессов, вызывая сбой в физиологических функциях. Ситуацию усугубляет то, что патологии могут протекать незаметно и трудно диагностируются. А недавно, по данным Министерства здравоохранения РБ, опасные яды были найдены в грудном молоке жительниц Брестской и Гомельской областей!

Превышения предельно допустимых концентраций пестицидов, как свидетельствуют разработчики проекта Водной стратегии Республики Беларусь до 2020 г., сегодня фиксируются в грунтовых водах на глубине 14-16 метров. Они же являются основным загрязнителем поверхностных вод. Не теряя биологической активности, пестициды весьма устойчивы в окружающей среде. Период их разложения колеблется от нескольких месяцев до нескольких лет. Кладбище пестицидов Сегодня в Беларуси, по результатам проведенной в 2005-2009 гг. инвентаризации, хранится 7,3 тыс. тонн непригодных пестицидов. Все они «покоятся» на 146 складах сельхозпредприятий и на 7 специальных захоронениях – Верхнедвинском, Городокском и Поставском в Витебской области, Петриковском в Гомельской, Слонимском в Гродненском регионе, Дрибинском на Могилевщине и Брестском. Однако учитывая, что на сельскохозяйственные цели в недавнем прошлом пошло, как мы помним, свыше 20 тысяч тонн ядохимикатов, эта цифра может оказаться значительно больше. Примерно треть захороненных пестицидов образуют особо токсичные вещества – дихлордифенилтрихлорэтан (ДДТ) и гексахлорциклогексан (ГХЦГ), представляющие собой стойкие органические загрязнители.

Проблема в том, что за истекшие десятилетия яды настолько перемешались друг с другом, с почвой, другими отходами, которые, как это водилось в советской практике, сваливались в общую яму, что теперь, как рассказал на семинаре, организованном МОО «Экопроект Партнерство», консультант проекта «Обращение со стойкими органическими загрязнителями в Республике Беларусь» Минприроды Юрий Соловьев, «отделить неопасные пестициды от опасных не представляется возможным». Более того, никто не знает, какая гремучая смесь на самом деле закопана в могильниках. По официальной информации, примерно 60 тонн ядохимикатов нельзя идентифицировать, так как документация на них полностью утеряна. По некоторым оценкам, это может быть крайне ядовитое ракетное топливо: накануне афганской войны на территории Беларуси дислоцировались специализированные воинские части.

Готовим «похоронки» Сложившаяся ситуация вынудила государство задуматься над скорейшим решением проблемы. В декабре 2003 г. Беларусь ратифицировала Стокгольмскую конвенцию о стойких органических загрязнителях, тем самым дав согласие очистить свою территорию от пестицидов. Спустя 4 года был разработан Национальный план выполнения обязательств до 2028 г.

Что-то уже сделано. В частности, в 2007 г. ликвидировано одно из захоронений – Брестское, расположенное в 5 км от границы с Польшей и вблизи бассейна реки Западный Буг. Работы по его утилизации показали, как разительно порой могут отличаться данные на бумаге и по факту. «На месте обнаружили 380 тонн непригодных пестицидов. А изначально предполагалось, что там 140 тонн», - говорит Юрий Соловьев. Вредные вещества переупаковали и направили на специально созданный в Чечерском районе Гомельской области комплекс по переработке и захоронению токсичных промышленных отходов.

Сейчас утилизируют Петриковское захоронение, кстати, самое большое – там хранится около 1,5 тыс. тонн ядохимикатов. Работы планируется завершить в следующем году, причем разработчики отмечают невероятную сложность их проведения. «Геолого-гидрогеологические условия оказались крайне неблагоприятными для хранилища. Под ним на глубине около 100 м находятся водонасыщенные пески, которые не препятствуют проникновению ядохимикатов в грунтовые воды. Это значит, что в паводковые годы может затопиться нижняя часть захоронения, и произойдет миграция пестицидов через грунтовые воды», - заостряет внимание ведущий научный сотрудник РУП «БелНИЦ «Экология», кандидат физических наук Александр Савастенко.

Схожее положение дел и на Верхнедвинском захоронении, находящемся на территории бассейна Балтийского моря в непосредственной близости от границы с Латвией. Там закопано 455 тонн непригодных пестицидов, в том числе ДДТ и ГХЦГ. А потому данная площадка в числе «фаворитов» на скорую ликвидацию. В этом же списке и Слонимское захоронение, а также склад с непригодными пестицидами в Лидском районе. Финансировать мероприятия по их уничтожению Минприроды Беларуси поможет Глобальный экологический фонд совместно со Всемирным банком. На эти цели они выделяют 5,5 млн долларов. Причем часть средств должна остаться на транспортировку для утилизации за границей 1050 тонн устаревших пестицидов, оговоренных в рамках проекта.

На сегодняшний момент в республике переупаковано 95% непригодных пестицидов (более 2000 тонн), находящихся на хранении в сельхозорганизациях. Все они перевезены на полигон в Чечерский район. «Согласно существующим стандартам, на этом комплексе гарантировано безопасное для окружающей среды хранение ядохимикатов на протяжении 20 лет. Примерно за такой срок государство ставит перед собой задачу полностью решить проблему непригодных пестицидов в Беларуси», - подчеркнул Юрий Соловьев.

Цена вопроса Справедливости ради стоит отметить, что технологические, равно как и экономические, возможности для этого у нашей страны сегодня невелики. В мире известно несколько способов промышленной утилизации непригодных пестицидов: высокотемпературное сжигание, химическое восстановление в газовой фазе (GPCR), катализируемое основанием разложение (BCD), окисление в сверхкритической воде (SCWO), восстановление натрием, плазменные технологии, пиролиз. И все они рассматриваются государством. Однако по соображениям экономии приоритетным остается высокотемпературное сжигание, хотя оно и не дает 100%-ного результата. Большое преимущество этой технологии в том, что сжигаются практически любые отходы – твердые, жидкие, газообразные, пастообразные в упакованном виде. Кроме пестицидов она способна «заглатывать» широкий спектр опасного шлама, содержащего серу, хлор, бром, тяжелые металлы. Одно «но»: при сжигании образуются газообразные токсичные частицы – диоксины. Они неуловимы и проникают в окружающую среду, причиняя вред и людям, и природе. Остальные технологии, быть может, и экологически чище, но зато неподъемны по цене.

Вот и встал вопрос: ликвидировать ядохимикаты самим или вывозить на утилизацию за рубеж? Если пробежаться по стоимости, то в Германии сжечь 1 кг пестицидов обойдется в 3-5 евро. В Швеции дешевле – примерно 2 евро за килограмм. Но ведь туда их нужно привезти, а это попадает под юрисдикцию Базельской конвенции о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением. Как объясняет Александр Савастенко, «до года может занять только процесс согласований, и вдобавок нужны огромные деньги».

Одна голова хорошо, а с НАТО – лучше Раз чужие ноу-хау нам не по зубам, белорусские ученые из Института тепло- и массообмена им. Лыкова НАН РБ пошли от противного – изобрели свое. Да такое, что им враз заинтересовалась НАТО. В рамках своей программы «Наука ради мира» Отдел общественной информации этой организации субсидировал 250 тысяч евро на разработку плазменной установки для безопасного уничтожения пестицидов. У белорусов получилось то, что не удавалось их коллегам из Чехии и Бельгии – «словить» на выходе из реакторной зоны юркие диоксины. Обычно они разлагаются при температуре +800 °С. Но в белорусской установке для пущей надежности столбик на термометре в реакторной зоне доводится до +1400 °С, а затем камера резко охлаждается. Так можно избежать повторных соединений хлорорганических диоксинов.

Экспериментальный образец прошел предварительные испытания. Правда, опять не обошлось без «но». Технология малопроизводительная – она способна перерабатывать лишь от 15 до 35 кг ядохимикатов. «Чтобы можно было применять ее в промышленном масштабе, необходимо выйти на мощность в несколько сотен килограмм», - говорит научный сотрудник отдела электродуговой плазмы Института тепло- и массообмена Дмитрий Шварков.

До конца текущего года ученым предстоит разработать проектную документацию на промышленную установку и в течение следующего года ввести ее в эксплуатацию. Однако, как признаются авторы, уложиться в эти сроки невозможно. Равно как и нереально сейчас устранить еще одну загвоздку, с которой разработчики столкнулись в процессе апробации технологии: чтобы использовать плазменную установку по прямому назначению, необходимо знать точный состав примесей утилизируемых пестицидов. Прибор, который сумел бы разложить смесь на компоненты, - хроматомасспектрометр, стоит баснословных денег, и его приобретение Беларусью в ближайшее время не предвидится. Надежда остается на проект «Смягчение рисков, связанных с запасами устаревших пестицидов», подготовленный РУП «БелНИЦ «Экология». В ходе его реализации ученые по крупицам будут собирать сведения о составе захороненных пестицидов. Когда картина обрисуется, неясно. Пока же за неимением лучшего остается «тренироваться на кошках»: первые испытания плазменной установки прошли на партиях пестицидов, специально приобретенных в магазине.

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.