Дикие лошади Европы. Часть первая

0 496 13 Сен 2018

История лошадей в Европе

По происхождению лошади не являются автохтонными животными для Евразии. Предки современных лошадей появились на территории современной Северной Америки и уже оттуда расселились в Старый Свет. Ископаемые лошади сформировались 55–48 млн лет назад на западе Северной Америки. Самым интересным является то, что в Северной Америке, на своей по сути родине, представители эволюционной ветви лошадей вымирали дважды. Последнее вымирание произошло в конце плейстоцена около 15–12 тыс. лет после последнего оледенения на волне вымирания представителей мегафауны. Вновь лошади в Северной Америке появились уже благодаря человеку. В Евразии предки современных лошадей хорошо прижились и максимально распространились. В последнюю геологическую эпоху лошади стали одной из ключевых групп крупных травоядных на просторах Евразии, населяя бескрайние просторы этого материка в виде различных видов.

Развитие человеческой цивилизации плотно переплетено с лошадьми. Сначала эти животные играли роль добычи при охоте, затем они стали одомашниваться (5000–6000 лет назад на территории Средней Азии). Первоначально животные использовались как убойные, затем стали применяться на охоте и войне и лишь затем как рабочие.

Происхождение домашних лошадей до сих пор остается неясным. Но так или иначе, домашняя лошадь выделяется в отдельный вид – Equus caballus, и ее предком считается широкопалая лошадь. Коренной видовой состав диких лошадей в Европе также остается не выясненным до конца. В позднем плейстоцене и голоцене на территории современной Европы обитали следующие виды диких лошадей: широкопалая лошадь (Equus latipes), уральская лошадь (E. uralensis), лошадь Пржевальского (E. przewalskii), тарпан (E. gmelini), европейский плейстоценовый осел (E. hydruntinus), кулан (E. hemionus). Также большинство исследователей древней фауны относили останки ископаемых лошадей к «каббалоидным» лошадям, или Equus sp., без разделения их на виды.

К мезолиту в Европе сохраняются уже только тарпаны, а в степях Восточной Европы – куланы, где они просуществовали до середины Средневековья. Тарпанов разделяли на степного (Equus gmelini) и лесного (Equus gmelini silvaticus). Эти виды, а скорее подвиды, были близкими друг к другу и по сути различались лишь местообитаниями. Степной подвид населял степи Восточной Европы, а лесной подвид, соответственно, лесную часть Европы. Хотя признать лесного тарпана чисто лесным видом нельзя, поскольку лошади все же являются типичными представителями открытых и полуоткрытых пространств. Поэтому лесной тарпан, по всей видимости, населял открытые ландшафты лесной части Европы, а леса стали его последним пристанищем по причине постоянного преследования со стороны человека. Некоторые зоологи также считают лошадь Пржевальского подвидом тарпана, называя ее джунгарским тарпаном, ареал которого был естественным продолжением степного тарпана на восток.

Постепенно в Европе и тарпаны из многочисленных крупных диких травоядных стали превращаться в редких животных. Со временем их ареал из сплошного превратился в разорванный и очаговый. Как степной, так и лесной тарпаны смогли дожить до середины XIX века, но это уже были единичные животные. Свою экологическую роль дикие лошади утратили на несколько столетий раньше. Сложно поверить, что последние дикие лошади были действительно дикими. Поскольку к этому моменту домашние лошади активно разводились в Европе, исключить факты скрещивания между дикими и домашними лошадьми было невозможно. Интересен тот факт, что конница князя Витовта в XV веке использовала объезженных диких лошадей, отловленных в лесах. Особенно активно эти лошади отлавливались перед Грюнвальдской битвой, в том числе и на территории современной Беловежской пущи. И если данные лошади не имели преимущества в боях против рослых и сильных лошадей рыцарей Тевтонского ордена, то они явно имели преимущества в походах, поскольку сами себе находили пропитание и не требовали большого количества фуража. Также им приписывались такие ценные качества как чуткость и смелость, присущие именно диким животным.

В исторических источниках указывается, что дикая лошадь была весьма обычным видом вплоть до XV века. Основными причинами преследования диких лошадей являлось то, что дикие жеребцы активно отбивали и уводили домашних кобыл, а также лошади наносили значительные потравы сельскохозяйственным посевам. Уничтожение диких лошадей в Европе имело планомерный характер. При многих европейских городах держались специальные команды, которые занимались отстрелом диких лошадей, разорявших поля.

Правда, надо отдать должное, уже в XVI веке предпринимались попытки охраны диких лошадей. В Статуте Великого княжества Литовского содержались нормы, которые предусматривали наказание за добычу диких лошадей. Но скорее всего эти нормы остались лишь на бумаге. Наиболее долго дикие лошади сохранялись лишь в Восточной Европе, обладавшей крупными лесными массивами, куда и были загнаны последние крупные травоядные Европы (зубры, туры и тарпаны). Последние лесные тарпаны содержались в зверинце в Замостье (Польша) и в 1808 году были розданы местным крестьянам. Последний степной тарпан по одним сведениям пал в неволе в 80-х годах XIX века, по другим – в 1918 году.

Восстановление диких лошадей в Европе

Восстановление диких лошадей в Европе началось в первой половине XX века. Изначально данная работа велась с целью восстановления видов или же форм, напоминающих вымершие виды. В 30-х годах ХХ века в Польше Т. Ветулани собрал у крестьян наиболее тарпаноподобных лошадей и организовал питомник в Беловежской пуще. Путем селекции удалось получить лошадей, внешне очень похожих на тарпанов. Позже эта порода домашних лошадей получила название коник польский или просто коник.

Параллельно в Германии над восстановлением тарпана работали братья Лутц и Гейнц Хек. Им также удалось получить тарпановидную лошадь. Но в период войны часть этих лошадей, содержащихся в Берлинском зоопарке, полностью погибла, а лошади, содержавшиеся в Мюнхенском зоопарке, сохранились. Позже эти лошади, а также польские коники и дали основу современному стаду коников, разводимых в Европе. В различных частях Европы также имелись примитивные породы домашних лошадей, которые содержались в полудиких условиях и в отдельных случаях позиционировались как лошади, берущие свое начало от диких лошадей конца плейстоцена – начала голоцена (лошадей ледникового периода). Однако современные генетические исследования это не подтвердили, хотя и показали, что ряд пород имеет достаточно близкое родство с европейскими дикими лошадьми – тарпанами. К таким породам относят эксмурского пони (Британские острова), камаргу (юг Франции), гуцульского пони (Карпаты). На основе мест содержания тех или иных полудиких пород лошадей появилась и схема восстановления и расселения лошадей в дикую природу (см. рисунок).

Расселение лошадей.jpg

Схема восстановления диких лошадей в Европе

Попытка восстановления тарпановидной лошади также была сделана и в Беларуси. По сообщению С.В. Шостака и И.Ф. Василюка, в 1976 году в пуще сохранялось 16 тарпанов, в составе которых, помимо пяти взрослых кобыл и трех жеребцов, находилось пять жеребят того же года рождения. Содержание тарпанов осуществлялось в двух загонах бывшего зубропитомника площадью 12 и 25 га. Жеребцы в них преднамеренно использовались и для скрещивания с домашней лошадью, гибриды от которой сохраняли черты диких предков. Они же, будучи сильными и неутомимыми в работе, легкими и быстрыми на ходу, чуткими и не трусливыми, считались ценными в хозяйственном отношении. Это, наверное, и послужило в итоге «провалом» эксперимента: тарпанов раздали по лесничествам в качестве рабочих лошадей. Таким образом, эксперимент по восстановлению диких лошадей в Беларуси не был реализован.

Восстанавливать диких лошадей как элемент биогеоценозов стали только с конца ХХ века. Именно в это время начинают экспериментировать с выпуском стад полудиких лошадей в естественные угодья с целью поддержания мозаичных ландшафтов. Как раз в этот период был проведен эксперимент по вселению лошади Пржевальского в зоне аварии Чернобыльской атомной станции. В Западной Европе также появляются территории, где активно разводят лошадей в полувольных и вольных условиях. Одним из таких мест становится всемирно известный заповедник Ооствардерсплассе.

В настоящее время в основе ревайлдинга лошадей в Европе, или так называемого повторного одичания, лежит порода домашних лошадей коник, которая в основном и расселяется на специально подобранные территории. Но во многих местах разводят и местные примитивные породы лошадей, как, например, выше упомянутые эксмурский пони на вересковых пустошах Эксмура в графствах Девон и Соммерсет на юго-западе Англии или камарга на Средиземноморском побережье Франции в дельте реки Роны.

Путем селекции удалось приблизить фенотип лошадей породы коник к исчезнувшему подвиду – лесному тарпану. Здесь необходимо отметить, что внешний облик диких лошадей значительно разнится от общепринятого представления о лошадях. Красивые, стройные, подтянутые лошади на тонких и длинных ногах являются порождением направленной человеческой селекции, и эти признаки мало пригодны для обитания в дикой природе. Внешний облик дикой лошади для простого обывателя покажется «некрасивым». Они обладали крупной головой с мощными челюстями, оленевидной (прогнутой) шеей, коротким и массивным телом, а также относительно короткими ногами и прочными копытами. Все это было очень важно для выживания в суровых условиях.

Современные коники представляют собой нечто среднее между дикими и домашними лошадьми. Они обладают серой (мышастой) мастью, темными ногами и темным ремнем на спине. У многих особей на ногах даже имеются зеброидные полосы, характерные и для лошади Пржевальского. Интересно то, что некоторые молодые особи коников очень напоминают лошадей Пржевальского, в том числе и окраской. Одним из нерешенных селекционерами вопросов в отношении восстановления внешнего облика тарпана остаются длинная и ниспадающая грива у коников.

IMG_0802.JPG

Молодая 1,5-годовалая лошадь породы коник, по окрасу очень напоминающая лошадь Пржевальского

На сегодняшний день сложно оценить общую численность диких и полудиких лошадей в Европе, поскольку их расселение и разведение проводится различными организациями и порой носит несогласованный характер. Мешает этому и статус данных лошадей. Но в целом их численность может быть оценена в несколько тысяч особей. По состоянию на 2016 год только по программам организации Rewilding Europe в Европе имеется девять мест содержания диких лошадей на площади 8000 га. Учитывая, что экологически обоснованная плотность популяции составляет одну особь на 1 га лугов, то можно подсчитать, что на данных территориях содержат до 8000 диких лошадей. В известном заповеднике Ооствардерсплассе содержится около 1000 коников, а в Латвии общее их число уже превышает 1500 особей.

Также в результате целого ряда экспериментов по разведению лошади Пржевальского в Европе появились места полувольного и вольного содержания этих животных. Одно из таких мест имеется и на территории Беларуси, о чем мы уже писали на данном портале. Таким образом, дикие лошади начинают прочно входить в видовой состав зооценозов Европы. Однако еще остается неразрешенным статус этих животных. Фактически в большинстве мест обитания они являются дикими, однако юридически являются домашним скотом. Это накладывает определенные отпечатки на использование этих животных и перспективы их существования в дикой природе.

Окончание следует

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.