Дикие лошади Европы. Часть вторая

6 290 14 Сен 2018

Окончание. Начало здесь.

Экологическая роль диких лошадей

Почему же в Европе активно занялись восстановлением диких лошадей в биогеоценозах и почему так важны дикие лошади для естественных экосистем? Лошади являются крупными травоядными животными, которые вследствие определенной социальной структуры обитают достаточно крупными стадами и населяют полуоткрытые и открытые ландшафты. Особенности строения их зубной, а также пищеварительной систем обуславливают исключительную травоядность этих животных. Лошади практически не приспособлены к употреблению коры и побегов деревьев и кустарников, большинство из которых содержат ядовитые вещества.

Согласно классической схеме разделения крупных травоядных на экологические группы (Hoffman), лошади отнесены к типичным представителям группы Grazers. Лошади способны потреблять короткую траву, которая становится недоступной жвачным парнокопытным. Более короткую траву способны срывать только гуси, зайцеобразные и грызуны. Также лошади не исключают травянистую растительность и из зимнего рациона, добывая пожухлую траву из-под снега, путем активной тебеневки. Исключительная травоядность лошадей и особенности потребления ими травянистой растительности делает их важным элементом в экосистемах, который обеспечивает естественное поддержание ландшафтов в открытом состоянии, а также делает этих животных важным звеном в обеспечении каскадного эффекта в питании травоядных животных.

Утилизация травянистой растительности является необходимым естественным процессом для луговых экосистем. Все растения так или иначе противостоят травоядным животным. Одни в процессе эволюции обзавелись колючками, другие стали ядовитыми и т.д. Основная же масса травянистых растений, в особенности злаков, эволюционно приспособилась противостоять объеданию их животными интенсивным ростом. Травы тем интенсивнее развиваются и растут, чем их интенсивнее объедают животные, естественно, до определенной степени. Эта особенность трав и породила одну из наиболее продуктивных типов пищевых цепей – пастбищную. Отсутствие утилизации травянистой растительности в луговых (пастбищных) экосистемах приводит к накоплению детрита (мертвого растительного вещества), который достаточно медленно разлагается.

Накопление растительного детрита может иметь и такие отрицательные стороны, как выживание за счет него различных паразитов, и в первую очередь иксодовых клещей. Со временем излишнее накопление растительного детрита приводит к бурьянизации на лугах, потерям видового разнообразия изначально в фитоценозах, а затем и в зооценозах. Через определенный промежуток времени луговые открытые сообщества заменяются кустарниковыми, и они исчезают с присущими им видовым разнообразием. При этом теряются не только луговые сообщества, но и экотонные, образующиеся на окраинах лугов.

Проблема потери луговых и экотоннных сообществ сегодня весьма актуальна. Один из путей ее решения – это сенокошение. Однако сенокошение имеет ряд минусов перед естественным выпасом. Во-первых, сенокошение не сохраняет мозаичность лугов, даже, наоборот, со временем приводит к возникновению монодоминантных растительных сообществ. Использование механизированного сенокошения приводит к постепенному сглаживанию микрорельефа, исчезновению кочек, микроповышений. Это также приводит к потере мозаичности.

Во-вторых, сенокошение приводит к удалению растительной массы, и при этом назад в почву ни органическое вещество, ни зольные элементы не возвращаются. При естественном же выпасе мозаичность лугов поддерживается неравномерностью стравливания животными растительности. В любом случае животные потребляют траву неравномерно, оставляя небольшие куртинки растительности (к примеру, у куч навоза), кочки. Это создает определенную мозаичность на лугу, которая поддерживает видовое разнообразие.

Также мозаичность на лугу с естественным выпасом создается системой троп, песочных купален и «отстоев» животных. Наличие этих проявлений деятельности животных приводит к неравномерности уплотнения почвы. На таких участках изменяется степень аэрации почвы и ее гидрорежим, что формирует различные условия местопроизрастания. При выпасе назад, в почву, возвращается целый ряд питательных веществ с выделениями животных (экскременты, моча, погибшие животные), что позволяет поддерживать плодородие тех же почв.

Как правило, имеющийся обычный набор крупных травоядных, таких как косуля, благородный олень и даже зубр, при естественной плотности популяций не способен в полной мере поддерживать луговые фитоценозы в открытом состоянии. Эта роль отводится крупным травоядным из экологической группы Grazers, к которым и относятся лошади.

На рисунке, подготовленном голландской компанией ARK Nature, наглядно показано, как обеспечивается сохранение биоразнообразия путем естественного выпаса лошадей. К примеру, лошади совместно с туроподобным скотом на лугах Дундуру в Кемери при плотности популяции 1 ос./га лугов уменьшают запас фитомассы за летний период в зависимости от погодных условий от 2,6 до 9,9 раза. При этом на тех же лугах нами отмечено девять видов крупных и средних млекопитающих и 32 вида птиц.

При выпасе лошадей Пржевальского в Чернобыльской зоне отчуждения на брошенных фермах формируются мозаичные луга, в то время как на участках, где лошади отсутствуют, проходит процесс бурьянизации. В Монгольском национальном парке Хустаи после возвращения туда лошади Пржевальского вновь появились архары, газели и благородные олени. Это стало возможным благодаря благоприятному воздействию лошадей на пастбища.

«Стойбища» и система троп, которые их соединяют, также оказывают значительное влияние на формирование мозаичности в луговых экосистемах наравне с выпасом. Как правило, вблизи «стойбищ» и на тропах формируются растительные сообщества, устойчивые к вытаптыванию, состоящие из таких растений, как подорожники (Plantágo), гусиная лапка (Potentilla anserina) и прочие. Такие участки привлекают определенные виды насекомых и птиц, к примеру, скворцов, белых трясогузок и чибисов.

Конечно, нельзя утверждать, что только одни лошади способны поддерживать луговые сообщества в открытом состоянии. Ландшафты поддерживаются в открытом или полуоткрытом состоянии целым комплексом факторов, в том числе пожарами, ураганами, вспышками размножения насекомых и комплексом крупных травоядных. Сочетание различных видов жвачных и нежвачных копытных позволяет занимать определенные ниши и не только конкурировать между собой, но и дополнять друг друга, образуя так называемый каскадный эффект в питании.

Sleutelrol_wild_paard_jpeg.jpg

При оценке экологической роли лошадей как природных «косилок» может возникнуть вопрос: дикие лошади и крупные фитофаги в Европе исчезли уже давно, как минимум лет 300 назад, так почему же экологические проблемы стали проявляться только сейчас? Ответ кроется в следующем. Хотя дикие лошади и исчезли, их экологическую роль с успехом выполняли лошади домашние. Еще в 1975 году в Европе содержалось 6 млн лошадей. (К примеру, европейская популяция оленя благородного, обладающего наибольшей биомассой среди копытных травоядных в Европе, оценивается всего в 2,5 млн особей). Вся эта масса лошадей паслась на лугах. По этой причине отсутствие диких лошадей особо не сказывалось на экосистемах. Однако в современный индустриальный век домашние лошади стали отходить в прошлое, вот тут-то и стали проявляться негативные тенденции отсутствия крупных Grazers на лугах.

Биотопические предпочтения лошадей

Как уже отмечалось, лошади являются типичными представителями полуоткрытых и открытых ландшафтов. На лугах Дундуру в национальном парке Кемери (Латвия) в весенне-летний период лошади проводят в открытых биогеоценозах весь световой день. Они не удаляются под полог деревьев даже в полуденный зной или во время ненастья (дождя), предпочитая переносить эти неблагоприятные погодные явления на специальных «стойбищах». На ночь же лошади перемещаются под лесной полог. В светлое время суток основное времяпрепровождение лошадей – пастьба или отдых.

Режим пастьбы и отдыха зависит от погодных условий. В пасмурную и спокойную погоду лошади пасутся практически весь световой день, уделяя отдыху незначительное количество времени. В ясную и жаркую погоду, а также в ненастье с сильным ветром более половины светового дня лошади уделяют отдыху. На отдых они всегда останавливаются на специальных «стойбищах», которые характеризуются уплотненным и выбитым почвенным покровом и обязательным наличием крупных куч навоза, формируемых гаремными жеребцами. Как правило, стойбища располагаются в местах, хорошо продуваемых ветром. Такое их расположение, по всей видимости, обусловлено необходимостью защиты от кровососущих насекомых. В условиях ПГРЭЗ лошади Пржевальского формируют подобные стойбища на территории заброшенных ферм, коровников и конюшен. При этом обязательным условием является сквозная проходимость подобных строений. Следует отметить, что вокруг таких заброшенных ферм всегда находятся открытые биогеоценозы. Мы не отмечали фактов встречаемости лошадей Пржевальского на брошенных фермах, заросших древесно-кустарниковой растительностью.

2-101.jpg
Лошади породы коник на отдыхе на стойбище

Социальное поведение лошадей

Выполнение важной экологической роли лошадьми обеспечивается в том числе и через их социальную структуру. Как и большинство представителей травоядных животных группы Grazers, социальная структура лошадей строится на достаточно крупных скоплениях. Однако этология диких лошадей, по всей видимости, является одним из наименее изученных вопросов в биологии этих видов. Наблюдения за домашними лошадьми не позволяли выявлять в полной мере все особенности социального поведения животных, поскольку они находились под воздействием человека, и многие их формы поведения специально угнетались, к примеру, агрессия. Наблюдения же за дикими лошадьми Пржевальского не давали полных результатов, поскольку животные были очень малочисленными, что также накладывало свой отпечаток на поведение животных.

Так или иначе основой социальной группы лошадей является гаремный косяк, в который входят маточные группы половозрелых кобыл, состоящие из непосредственно кобыл и их потомства нескольких лет. Охраняет гаремный косяк взрослый жеребец, однако предводительницей косяка все же является одна из взрослых кобыл. Такой состав, по всей видимости, является весьма упрощенной версией социальной группы лошадей. В одной из экспедиций в национальный парк Кемери (Латвия) нам удалось наблюдать интересное событие, которое позволило считать, что социальная структура у лошадей имеет более сложную систему. Так, мы наблюдали, как одна из кобыл после рождения жеребенка стала присоединяться к общему стаду лошадей. Однако перед тем как кобыла успела присоединиться к стаду, она была атакована восемью жеребцами. Большинство жеребцов были настроены достаточно агрессивно, но понять их цель преследования кобылы было сложно: то ли пытались затоптать жеребенка, то ли спариться с кобылой. При этом кобылу и жеребенка активно защищали два жеребца, образовав два круга обороны. Это особенно хорошо видно на фотографии. При этом агрессия жеребцов происходила поэтапно, как только нападающий жеребец изгонялся, ему на смену приходил следующий.

IMG_1113.jpg
Защита гаремными жеребцами кобылы от других половозрелых жеребцов

После того как все жеребцы были отогнаны, два защищающих жеребца сопроводили кобылу к общему стаду, при этом между ними наблюдалась определенная иерархия. Один жеребец, более крупный, шел рядом с кобылой, низко опустив голову, а второй – на некотором удалении, но при этом не делая попыток сблизиться с кобылой, а лишь почтенно сопровождая. Таким образом, гаремный жеребец имеет и субдоминантных жеребцов, которые ему помогают в охране гарема.

IMG_1218.jpg
Кобыла в сопровождении доминантного и субдоминантного жеребцов

Второй интересной особенностью социальной структуры лошадей является то, что они отдают предпочтение жизни в крупных стадах, а не в отдельных гаремных группах на протяжении года. Коники при вольном содержании всегда держатся одним большим стадом, внутри которого и выделяются отдельные гаремные косяки. Нам не удавалось наблюдать удаление на значительное расстояние от общего стада (более 500 метров) ни отдельных особей, ни гаремных косяков. Исключение составляют только старые и больные особи, а также самки, рожающие жеребят.

Рождение жеребят всегда происходит вне пределов стада. Жизнь отдельными гаремными косяками на значительном удалении друг от друга, которая наблюдается у лошадей Пржевальского в Чернобыльской зоне, по всей видимости, вызвана низкой численностью данного вида. В общем стаде у лошадей даже наблюдаются некоторые общественные занятия, которые объединяют всех членов стада. К примеру, ежедневно в конце светового дня все стадо диких коников совершает активные передвижения по пастбищу, или, как это можно попросту охарактеризовать, «бесится». Этот ритуал заключается в том, что лошади начинают активно бегать всем стадом по определенному маршруту в течение 30–50 минут. Однако нам не удалось пока установить, имеется ли общий лидер в стаде, за которым следуют все косяки, или он отсутствует.

Наблюдения за общим режимом стада коников не позволяют относить его к анонимному сообществу животных. Жизнь крупным стадом имеет и определенные экологические последствия, в первую очередь для биогеоценозов, поскольку воздействие крупного стада на местообитание, которое было описано выше, является более существенным, чем для небольшой группы животных.

PICT0024.jpg
Коники во время вечернего бега

В качестве заключения

Таким образом, становится очевидным, что дикая лошадь является таким же неотъемлемым видом крупных травоядных для биогеоценозов Европы как благородный олень, косуля или зубр. Однако осознание этого в наше природоохранное и научное общество еще не пришло. Иначе как можно принять тот факт, что, несмотря на длительный период обитания лошади Пржевальского на территории Беларуси, этот вид до сих пор не включен в список териофауны Беларуси – и по нему (а это, по мировой классификации, вымирающий вид) не принят план действий? Более того, часто можно услышать мнение, что это инвазивный вид…

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.