Доплывут ли до Саргассова моря?

7 503 15 Май 2018

Как только загремят майские грозы, пройдут первые теплые ливни, угри покидают свои темные норы под корягами и камнями на дне Браславских озер, плывут к берегу, в речку Друйку и дальше по Западной Двине к Балтийскому морю. До 45% мигрирующего балтийского угря скатывается каждый год из водной системы Браславских озер на нерест, однако на выходе рыбу ловят рыбаки или перемалывают в фарш турбины гидроэлектростанций.

Угорь, одна из самых таинственных рыб в мире, нерестится только в одном месте на Земле, среди водорослей Саргассова моря, недалеко от Бермудского треугольника. В Атлантическом океане личинки подхватывает Гольфстрим и несет в Балтийское море. Путешествие длится 2-3 года. Личинка трансформируется в малька (длина его до 5 сантиметров, вес около 3 граммов), достигает пресных вод в устьях рек и уже по рекам стремится попасть в пресные водоемы, озера, где проходит взрослая жизнь угря. Там он растет, но не размножается. Нагуливает, копит жир для возвращения в Атлантику и Саргассово море, где нерестится и погибает. Так завершается жизненный цикл этого вида.

Сегодня естественным путем попасть в пресные водоемы Беларуси и Европы для угря практически невозможно, реки зарегулированы плотинами без рыбопропускников. Не помогают обводные каналы и фантастическая живучесть: угорь может переползать по 2-3 суток по траве, канавам, чтобы попасть в другой водоем.

В Балтийском море страны Евросоюза по квотам вылавливают личинку угря и продают для искусственного зарыбления и разведения, правда, не всем… Для Беларуси действует запрет.

IMG_20180426_201313 (1).jpg


Угорь оказался в изоляции на местах нагула, взрослые особи не могут попасть к месту нереста в Саргассово море – и мальки не добираются до пресных озер

…Холодно. Серые волны покрывают пеной середину озера Дривяты, на мелководье у берега тихо. Лодка плывет между водой и темными облаками. Первые мерёжи вытащили пустыми.

– Эх, не тот день, нам бы ветер, грозу посильнее, угорь любит дождь, бурю, ужас природный, – из мелких ячеек сети-ловушки рыбаки достают запутавшуюся мелочевку. В воду летят небольшие щучки, подлещики, плотва и окуньки.

Оставить себе улов нельзя, в начале мая промысловая рыбалка разрешена только на угря. Рыболовецкая бригада национального парка «Браславские озера» открывает ловушки по графику несколько раз в неделю. Пока рыбы мало, за весь день на четырех озерах поймали пару десятков килограммов. В середине мая начинается горячий сезон, но времена, когда от одной мережи лодка заполнялась по борта клубящимся живым комом, почти тонула от веса рыбы, вспоминают только старожилы.

Примерно к 2025–2030 годам угорь в Браславских озерах может полностью исчезнуть. Окончательно «убьют» этот вид: промысловая рыбалка (продолжается она каждый год с апреля до июня), гидросооружения на реках и запрет для Беларуси на приобретение личинки европейского угря в Евросоюзе.

– Если угря не зарыблять в наши водоемы, то со временем он однозначно из них исчезнет. Соответственно сократится и область распространения мировой популяции, – отмечает старший научный сотрудник лаборатории ихтиологии НПЦ по биоресурсам Национальной академии наук Беларуси Михаил Плюта, – Беларусь обеспечивает мировую популяцию только производителями, личинки к нам уже не заходят.

DSC_0276.JPG DSC_0296.JPG DSC_0319.JPG

Взрослые угри не могут доплыть до Балтики…

Угорь мигрирует до восстановленной мини-ГЭС на Друйке (река пронизывает практически все Браславские озера), где, если его не выловят раньше на мелководье, упирается в плотину без водосброса. Есть еще речка Вята, через нее он скатывается в Западную Двину, но в Латвии с советских времен на реке стоит три ГЭС без рыбопропускников. Так что шансов попасть в соленые воды Балтики и дальше в Атлантический океан практически не остается.

Точно определить размер популяции в белорусских озерах ученые не могут, нужен постоянный мониторинг и узкие специалисты. Впрочем, сегодня в Беларуси в живой природе плавает популяция старше 10 лет, последнее искусственное зарыбление прошло в 2008 году.

Через 7–9 лет малек достигает физиологического состояния, когда начинает скатываться из пресных водоемов к местам нереста. Угри от одной посадки могут мигрировать на протяжении 20 лет, а не единовременно. Такой механизм заложен генетически. Так что, если ситуация с искусственным зарыблением не поменяется, угря на Браславах еще можно будет ловить примерно лет 10, не более.

Косвенно посчитали угрей на Нарочи и в Браславских озерах ученые лаборатории ихтиологии НПЦ по биоресурсам НАН Беларуси. Недавно они завершили начатое по инициативе Минприроды исследование условий для нагула и количество мигрирующих угрей (величину «ската»).

– Было установлено, что из водоемов бассейна Немана (система Нарочанских озер) скатывается, в зависимости от погодных условий и водности, примерно 70–80 % мигрирующего угря, а из водоемов бассейна Западной Двины (система Браславских озер) – от 17 до 45 %. В целом из водоемов Беларуси пытается уйти на нерест не менее 58% угрей, – говорит Михаил Плюта.

Из Нарочанских озер угорь уходит на нерест через Неман и его притоки, в частности, реку Вилию, в обход Каунасской ГЭС (рыбопропускников на ней тоже нет, несмотря на дорогостоящую модернизацию), так что естественное воспроизводство могло бы сохраниться, но в Беларуси до сих пор разрешена промысловая рыбалка.

DSC_0090.JPG DSC_0095.JPG DSC_0103.JPG

Конец изобилия и роскошных планов

С 2007 года действует запрет Еврокомиссии на приобретение в промышленных масштабах стекловидной личинки угря третьими странами, в число которых вошла и Беларусь. Связаны санкции с китайским скандалом, когда личинку скупали не для зарыбления, а для еды.

Еврокомиссия посчитала, что гастрономический фактор подрывает популяцию угря, и установила соответствующие ограничения в списках регулируемых видов СИТЕС (список видов дикой фауны и флоры, подпадающих под действие Конвенции о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения, подписана в г. Вашингтоне 3 марта 1973 года).

В последние годы белорусские чиновники и ученые активно ведут переговоры с директоратом по охране окружающей среды Еврокомиссии по отмене запрета, но пока результатов нет.

Основной аргумент в пользу отмены санкций – наши озера очень комфортны для нагула. Заболоченное дно, торфяники, достаточное количество пищи, отсутствие естественных врагов, подходящая температура воды позволяют угрям расти и жить до 30 лет.

В Европе угрей промышленно выращивают из личинок на фермах в садках и закрытых бассейнах; гурманы едят рыбу, выращенную искусственно, в тесных темных чанах. В наших озерах угорь нагуливает вес и жир в естественных условиях, по сути мы сохраняем в дикой природе популяцию здоровых производителей. Этот аргумент позволяет надеяться, что запрет все же будет снят и можно вернуться к амбициозным планам по промышленному разведению угря.

По данным научного отдела национального парка «Браславские озера», впервые личинки запустили в водоемы Беларуси в 1957 году. В СССР не жалели средств: зарыбление проводилось от Эстонии до Грузии. Известно, что 1985 году в Браславские озера выпустили 2,5 миллиона личинок, с 1993–1998 – до 200 тысяч. В 2006–2008 году последний раз зарыбили семь водоемов в системе Браславских озер. Выживаемость личинки очень низкая, от 0,5%. Но количество обеспечивало сохранение популяции.

DSC_0109.JPG DSC_0122.JPG DSC_0117.JPG

Люська, повелительница плотвы

На Друйке уже во время суверенной Беларуси построили две стационарные угреловушки, теперь они рыбу не удерживают, уловистость самой новой ученые определили в 0,3%. Последний масштабный проект в заповеднике – строительство фермы на 50 тонн по выращиванию угря, закрылся, так и не начавшись.

Промысловый лов сегодня ведется, как в старину: на дедовских деревянных плоскодонках, с мережами и «казаками».

Рыбалка организована официально, строго по расписанию и под наблюдением рыбоохраны. С 6.00 утра инспектор на моторке наблюдает, как проверяет снасти первая двойка, Генрих и Олег. В 8.00 спускают лодку на другой стороны озера Дривяты Андрей и Володя. Рыбаки без суеверий, берут с собой Люську, кошка явно воды не боится.

Рыболовецкая бригада национального парка с каждым годом становится все меньше, молодежи практически не осталось, сегодня в бригаде 17 человек.

– Няхай лепей плавае з такiмi заробкамi. Рыбакі ўсе разбегліся. У мiнулым месяцы далi нам па 43 рублi, – Володя, однако, полон позитива.

В лодке два человека. Один гребет или налаживает ветхий мотор, другой проверяет колья с мережами. На кольях крепится сеть-ловушка на обручах и сетка, которая перекрывает реку. Рыба идет вдоль сетки и попадает в ловушку. Такие снасти относятся к разрешенным видам, правда, обычные граждане на подобную рыбалку не имеют права. В Красную книгу Беларуси угорь не попал, хотя в 2008 году был включен в Красную книгу МСОП (Международный союз охраны природы) как вид «на грани исчезновения», но любительский лов его запрещен.

Бывает, колья (просто длинные ветки) не видны из воды, кончики объели бобры. Но Андрей и Володя прекрасно знают, где ставили свои мережи. Инспектор на моторке всегда рядом, смотрит также, чтобы в лодку не попали местные аборигены –озерная рыба. Жалко, но увесистую щучку выбрасывают. Люське перепадает мелкая плотва.

Под присмотром инспектора на берегу каждого угря измеряют, взвешивают и отдают сотрудникам парка. В пластиковой бочке едва закрыто дно… размеры, как под копирку, редко больше метра (рыба может достигать 2 метров в длину и 4 килограммов по весу), возраст ведь одинаковый.

Рыбалка на угря остается самой доходной. Можно заработать в сезон до тысячи рублей. Только рыбы становится все меньше. Чуда не случится, общий улов в июне вряд ли превысит 3 тонны.

DSC_0161.JPG DSC_0169.JPG DSC_0173.JPG

По данным научного отдела национального парка: в 1981 году в Браславских озерах выловили 43 тонны угря, в 1985-м – 25 тонн, в 2015-м – 829 кг, в 2016-м – 1949 кг, в 2017-м –2627 кг. Около 3 тонн планируют выловить в 2018 году.

Почему не работает инновационный проект?

В 25 километрах от Браслава на территории частной базы отдыха действует единственная в Беларуси ферма по выращиванию угрей «Актам-фиш». Начинался проект в 2013 году как инновационный, из госбюджета было выделено около 3 миллиардов рублей. Стекловидную личинку балтийского угря подращивали до малька длиной 15–20 сантиметров и выпускали в озера Витебской области. Соответствующее соглашение заключили с Витебским облисполкомом.

По словам владельца фермы Анатолия Савчука, понемногу зарыбление отдельных озер проходит до сих пор. Где приобретают стекловидную личинк, узнать не удалось, но на ферме работает одна линия, в семи чанах подрастают мальки и угорь доращивается до товарного состояния.

Однако далеко не все мальки попадут в водоемы.

– Дорастить до малька дело затратное, один килограмм стекловидной личинки стоит 450–600 евро. Заказывают специальный норвежский корм, в бассейнах циркулирует насыщенная кислородом, ультрафиолетом, отфильтрованная несколько раз вода, с микроэлементами, строго определенной температуры, – рассказывает рыбовод Александр Марчук.

В каждом бассейне угри разделены по возрасту. Природе необходимо несколько лет, чтобы подрастить малька до 20 см, а в искусственных условиях хватает одного года. В одном из круглых чанов на самом дне против организованного автоматами течения в темноте сплетаются в бесконечном движении 70 килограммов угрей. Как только они достигнут метра в длину, пойдут на продажу. Последнюю партию приобрели рестораторы из Петербурга.

DSC_0179.JPG DSC_0197.JPG DSC_0204.JPG

Прожила три дня и теперь хранится в формалине

Для того чтобы получить оплодотворенную икру лососевых рыб, кумжи, например, достаточно сцедить икру самки и молоки самца, перемешать. С угрем все гораздо сложнее. В искусственных условиях получить личинку угря смогли только в Японии и… в Минске. В лаборатории ихтиологии Академии наук (НПЦ по биоресурсам) в 1983 году впервые в мире получили личинку угря. «Прожила она три дня, затем ее зафиксировали в формалине», – рассказал Михаил Плюта. В дальнейшем исследования были закрыты как нерентабельные.

Биологией угря ученые продолжают заниматься эпизодически. Последние исследования на Нарочи и Браславских озерах показали, что белорусские водоемы «в наибольшей степени подходят для нагула угря», но пока действует запрет на промышленное приобретение личинки угря, это не спасает популяцию.

… До единственного магазина, который принадлежит национальному парку и где продают рыбу, угорь доходит только в замороженном виде. Интересно, что из ресторанов свежий улов никто не поджидал. Местные жители тоже не стремились купить только что выловленную рыбу, стоимость – 40 рублей за килограмм. На берегу десятки лодок, кто его знает, что скрывают майские рассветы, когда угорь стремится на нерест и его легко поймать даже в обычную железную трубу, брошенную на дне.

DSC_0237.JPG DSC_0247.JPG DSC_0248.JPG


Фото автора

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.