Экосистемы, которые мы теряем: болота

Андрей Бородин
заместитель редактора Wildlife.by
0 3891 31 май 2017
Экосистемы, которые мы теряем: болота

Общая площадь болот в Беларуси до осушения составляла 2560,5 тыс. га (12,3% от территории страны). Во второй половине ХХ века из-за непродуманной мелиорации она сократилась на 1 697,5 тыс. га (66,3%). Однако сегодня нашим болотам приходится сталкиваться с еще более серьезными опасностями.

Для начала приведем сухие цифры статистики: к настоящему времени в естественном или близком к естественному состоянии сохранилось лишь 863 тыс. га болотных экосистем (29,3% от первоначальной площади), из которых 540 тыс. га находятся в границах особо охраняемых природных территорий. Около 313 тыс. га болот соответствует критериям выделения типичных и редких биотопов, они нуждаются в установлении режима специальной охраны. Международный статус охраны имеет 314 тыс. га белорусских болот. Площадь деградированных торфяников в 2000 году составляла 190,2 тыс. га, а к 2020 году возрастет до 325,6 тыс. га. Кроме того, имеется 218 тыс. га выработанных торфяников, более 80% которых находится в осушенном состоянии. Еще около 250 тыс. га торфяников, осушенных лесомелиоративными системами, нуждаются в регулировании водного режима.

Как отмечает заместитель директора по научной и инновационной работе Института экспериментальной ботаники НАН Беларуси Дмитрий Груммо, существование значительных площадей болот с нарушенным гидрологическим режимом значительно увеличило пожароопасную ситуацию на территории страны. По данным Министерства чрезвычайный ситуаций в зависимости от погодных условий количество торфяных пожаров в Беларуси колеблется от 2 до 8 тыс. га на площадях от 2,5 до 12 тыс. га, а их среднегодовое количество составляет 4221 на площади 6246 га.

Минимальная стоимость тушения одного гектара торфяного пожара оценивалась в 3,2 тыс. долларов США, а стоимость тушения всех торфяных пожаров в среднем за год – около 20 млн долларов США.
В 2002 году только слаженные действия работников Министерства чрезвычайных ситуаций и Министерства лесного хозяйства не позволили ввести режим чрезвычайного бедствия на территории страны. Именно этот год стал поворотным в вопросах восстановления нарушенных и выведенных из хозяйственного оборота торфяников. С 2010 года восстановлено 23 проектных территории общей площадью 51 486 га (10%). Территории, предназначенные для повторного заболачивания, равномерно распределены по всей территории Беларуси с незначительной концентрацией в северной части. Их площади составляют от 200 до 7200 га. В совокупности с реализацией дополнительных мер, включая противопожарное лесоустройство, площадь возгораний удалось сократить до нескольких сотен гектар в год. Учитывая, что в будущем планируется восстановить гидрологический режим на территории 72 тыс. га, проблема пожаров может отойти на второй план.

Особняком стоят Ольманские болота, которым пришлось столкнуться с куда более серьезными угрозами. Сбор дикорастущих ягод в промышленных масштабах, который в целом не характерен для территории Беларуси, приводит к замусориванию, нелегальной заготовке древесины, беспокойству птиц. Между тем для некоторых редких видов данная территория является одним из важнейших мест обитания в масштабах не только Беларуси, но и всей Европы (речь идет не только о большом подорлике).

Деградированный-торфянник_Груммо.jpg

От низкой культуры посещения сегодня страдают не только болота. Все же именно они часто оказываются «на передовой» из-за своей уязвимости. Для белорусов, которые живут поблизости, болота всегда были и остаются важным источником материальных ресурсов. Причем речь идет не только о ягодах. Например, заготовка мха, который до сих пор используется в строительстве, может нанести серьезный вред всей экосистеме.

Для жителей городов болота – скорее часть романтического образа Беларуси. Их посещение становится все более популярным. Если этот процесс не контролировать, то последствия могут оказаться катастрофическими. Гонки на квадроциклах, когда за день буквально уничтожались небольшие болота, являются крайним и наиболее опасным его проявлением. Серьезную угрозу представляют собой возгорания, источником которой становятся костры и непотушенные окурки.

Если остроту проблемы, связанной с пожарами, в целом удалось снять, то другие последствия непродуманной мелиорации до сих пор дают себя знать. По словам Дмитрия Груммо, большое беспокойство вызывают эксперименты по созданию на нарушенных торфяниках ягодных плантаций с использованием интродуцированных видов (клюквы крупноплодной, голубики высокорослой и других). Поскольку посадочный материал для этих плантаций зачастую завозится из Северной Америки, вместе с ним прибывают семена других видов, которые затем начинают распространяться по территории Беларуси, в перспективе создавая немало социально-экологических проблем. Да и экономические выгоды от подобных экспериментов пока не столь очевидны.

Актуальной проблемой, которая в перспективе может привести к исчезновению открытых болот, является их зарастание тростником и кустарником. Отчасти это естественный процесс, вызванный изменениями климата. Но все же главная причина – изменение системы хозяйствования.

Раньше низинные и даже верховые болота использовались для заготовки сена, что позволяло поддерживать их в открытом состоянии. Сегодня кошение на этих территориях практически прекратилось, что обусловлено внедрением новых интенсивных технологий. К этому добавились проблемы, связанные с изменением гидрологического режима. На верховых болотах это создало условия для заселения нарушенных  участков березами и соснами. Даже территория Ельни, где ситуация оценивается как относительно благополучная, постепенно сдвигается в сторону лесного болота из-за накопления древесной биомассы.

Низинные болота страдают из-за того, что мелиорация, зарегулирование речного стока, спрямление русла рек резко сократило продолжительность весенних разливов. Это в свою очередь создало благоприятные условия для роста древесно-кустарниковой растительности. Дмитрий Груммо отмечает, что применяемые сегодня способы решения данной проблемы являются скорее экспериментальными. Их успех зависит от коммерческого использования биомассы, которая остается в результате кошения. Этому мешает неразвитость альтернативной энергетики в Беларуси.

Низинное болото.jpg

Большой проблемой является и низкая культура земледелия, когда после выработки торфяники отдавали на баланс лесохозяйственным учреждениям, которые просто охраняли территорию. Мероприятия по экореабилитации долгое время не проводились. При этом следует отдавать себе отчет в том, что даже восстановление гидрологического режима может привести к появлению не низинного осокового болота, которое является наиболее ценным с точки зрения биоразнообразия, а тростниковых зарослей, где могут обитать лишь немногие виды.

Деградация белорусской гидрологической школы не позволяет с высокой точностью прогнозировать последствия. Поэтому при повторном заболачивании зачастую приходится идти опытным путем. Пока ведется поиск эффективного решения, редкая флора и фауна исчезают. 30% видов, занесенных в Красную книгу Беларуси, так или иначе связаны с болотами. Поэтому решение данной проблемы имеет международное значение.

Фото Сергея ПЛЫТКЕВИЧА, а также из презентации Дмитрия ГРУММО

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.