«Мусоросжигающий завод – это от безысходности!»

Любовь Гаврилюк
журналист
0 695 31 Янв 2019

Сообщение о строительстве МСЗ в Минске стало обсуждаемым и в обществе, и среди специалистов. На семинаре «Актуальные вопросы отходов и химической безопасности в регионе ЕАЭС» приглашенные ЦЭР эксперты уделили этой проблеме особое внимание.

Сжигание мусора в любом случае убыточно

Обращаясь к теме белорусской «Стратегии обращения с отходами», начальник управления ГУ «Оператор ВМР» Анатолий Шагун отметил, что в нашей стране «развитие современной системы сбора ВМР началось на 25 лет позже, чем в ЕС, но впервые в странах СНГ. Только в последние шесть лет уровень использования ТКО (основная часть общего объема) повысился в 1,9 раза. На первом месте – переработка стекла и макулатуры, причем показатели сравнимы с данными по ЕС. И большое отставание – по пластику».

Какие проблемы реально существуют и почему принято решение о строительстве завода? Во-первых, рост городов, соответственно, рост объема отходов, которые не перерабатываются, – это примерно 80% от общего количества. Во-вторых, крупные полигоны для их захоронения практически заполнены, а мини-полигоны постепенно закрываются: около 10 000 закрыто в последние 10 лет. Захоронение на полигонах всегда было и остается самым дешевым способом утилизации, но их потенциал исчерпан.

Для населения захоронение отходов бесплатно, но государству оно обходится около 3 евро за 1 тонну.
После 2020 года для граждан может быть введен специальный тариф – около 14 евро за 1 тонну.
В связи с этим и принято решение о строительстве МСЗ: хотя бы отчасти завод эту проблему решит. При сжигании твердых отходов планируется производство топлива – для цементных заводов, в частности, в Могилевской и Гродненской областях. Но экономическая цель при строительстве МСЗ – не главная. Он всегда будет убыточным. Проблема, связанная со сжиганием, – токсичная зола и вредные выбросы в атмосферу – не имеет простого решения, ни технологического, ни экономического.

Что можно сделать уже сейчас, чтобы смягчить перспективы сжигания мусора – в растущих объемах и с угрожающими последствиями? Вопреки голосам скептиков, эти действия имеют значение: «Стратегия обращения с отходами» будет корректироваться в 2025 году, то есть изменения можно подготовить, если постепенно менять модель потребления и управлять ситуацией.

Анатолий Шагун предлагает в первую очередь на государственном уровне ввести многооборотную упаковку для продуктов и напитков. Развитие системы депозитной тары существенно снизило бы объемы упаковки, и, для того чтобы сдать пустую бутылку в магазине, не нужны дополнительные инвестиции и обслуживание специальных контейнеров. Регулирование, по мнению специалиста, должно быть директивным.

Можно ввести планы по снижению одноразовой пластиковой упаковки, которая не перерабатывается: сейчас около это 10 тонн в год (или 8 млрд штук), и они попадают в отходы для захоронения.

На предприятиях, где есть сортировка, биологические отходы можно компостировать: продукты переработки скошенной травы, листьев, веток и пищевых отходов найдут применение в сельском хозяйстве.

Наряду с пластиком стала очевидной проблема с текстилем: его химический состав в массе своей усложняется, он не всегда указан на этикетках, отходы не проходят досортировку и не идут в переработку, а значит, поступают на полигон и в перспективе на МСЗ.

Из зарубежного опыта

В европейских странах тоже практикуют сжигание мусора, и это пока продолжается по разным причинам. Оптимального решения с токсичной золой нет даже в Швейцарии и Германии, самых продвинутых в этом отношении стран. Но, согласно Коммюнике 2017 года, сама тенденция и технологии сжигания нормативно регулируются, при общей установке не строить МСЗ там, где их нет, и не развивать там, где они еще работают. Укрепилось общественное мнение о том, что качество жизни повышается не при переработке и сжигании, а при снижении образования отходов.

С 2010 года только в США удалось переломить тенденцию с ростом отходов: их научились обезвреживать и сжигать, получая при этом дополнительную энергию.

В России ситуация неоднозначна

Рассказывает Алексей Киселев, руководитель программы российского отделения «Гринпис»:

– В РФ нет проверенных статистических данных по сжиганию мусора, нет информации для сравнения, так как краткосрочное планирование (2 года) не дает оснований для сколько-нибудь убедительного анализа. Нет ясности в нормативной и юридической терминологии: например, сжигание может называться обезвреживанием. Даже информацию по влиянию утилизации на биоразнообразие и здоровье людей ни по Москве, ни по другим регионам, специалисты получить не могут.

В то же время в 2014 году в стране принят новый закон (изменения в Федеральный закон «Об отходах производства и потребления». Прим. авт.) с нормами, близкими к европейским. В частности, предотвращение образования отходов и повторное использование товаров названы приоритетами, сортировка и переработка ВМР – необходимостью, и только то, что не может быть переработано, на финальной стадии подлежит сжиганию. Огромную озабоченность вызывает тот факт, что при сжигании отходов выделяются диоксины: точнее, выделяется около 1000 соединений, среди которых есть общеизвестные канцерогены. Эти вещества попадают в атмосферу, почву, влияют на растения и животных, а затем по пищевой цепочке в организм человека.

Действующая территориальная схема по раздельному сбору и работа региональных операторов (это частные бизнес-структуры, которые не контролирует государство) неоднократно подвергались критике. Российские граждане активно протестуют против МСЗ, в частности, привоза отходов из одного региона в другой. Известны случаи, когда заводы удалось закрыть: во Владивостоке, Пятигорске их построили вблизи жилых районов. Большой МСЗ в Подмосковье, построенный австрийским инвестором со всеми необходимыми лицензиями, сбрасывал токсичную золу в открытый карьер. Штраф в $300 тысяч сделал его дальнейшую работу невозможной. Эксперты фиксируют подмену понятий (обезвреживание, утилизация, переработка), искажение и замалчивание фактов, рекламу перспектив, которые не будут реализованы.

На этом фоне понадобился новый Указ Президента, в котором еще раз акцентирована тема образования отходов, и, судя по откликам ОП РФ, государство все же будет контролировать управление полигонами и т.д.

В нормативных документах РФ предусмотрены меры материального стимулирования раздельного сбора мусора, но на практике они не применяются. Действуют только моральные стимулы и установка, что уровень жизни человека теперь зависит не от потребления рыбы, а от количества рыбы без пластика.
Отчасти положительные результаты по управлению отходами есть в Архангельске, Ярославле, Калуге. В Белгороде налажено производство биогаза.
«В Москве есть мощности по переработке органических отходов, и 500 предприятий готово переработать вообще любой мусор. Для ТКО, к слову, делается акцент на измельчение отходов взамен прессования. Есть технологии переработки текстиля смешанного состава, хотя это очень дорогое западное оборудование. На 50% загружены мощности по переработке макулатуры. Инвестиции в сбор макулатуры максимальны. Появляются мобильные установки по сжиганию, которые производят газ, мазут и другие виды топлива – правда, пока экономически это невыгодно. Но бизнес готов заниматься этим, а граждане научилось хорошо сортировать мусор. Агитировать какими-то специальными мерами никого не пришлось – это только общественная работа, и острота проблемы очевидна для всех, – констатирует эксперт. – Выход из ситуации, и мировая практика это доказывает, – в партнерстве бизнеса и всего общества».
Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.