На страже безграничной природы

3 593 13 Фев 2018

Совсем недавно свое 15-летие отметила Государственная инспекция охраны животного и растительного мира при Президенте Республики Беларусь. Мы поговорили со специалистом по связям с общественностью Ольгой Громович о рабочих сложностях, сезонной специфике, а еще о прошлом, настоящем и будущем.

– Наверняка подведены какие-то итоги за такой значительный срок деятельности. Что изменилось за это время?

– Если обратиться к статистике, то мы увидим, что за эти годы было выявлено 210 тысяч правонарушений, изъято 200 тонн рыбы и столько же мяса, восемь с половиной тысяч километров сетей и 60 тысяч запрещенных приспособлений для ловли рыбы, более двух с половиной тысяч единиц незарегистрированного оружия.

С развитием технологий стало возможным оперативно установить личность нарушителя – его паспортные данные, является ли он охотником, имеет ли зарегистрированное оружие, каким автомобилем владеет, привлекался ли ранее к ответственности. Всю эту информацию инспектор может получить прямо «в поле».

В плане профилактической работы тоже появились продиктованные новыми возможностями проекты: кроме официального сайта, у Госинспекции теперь есть YouTube-канал и группа в Facebook.

– Я знаю, что не так давно заработало мобильное приложение, с помощью которого каждый пользователь может оперативно сообщить о нарушении. Насколько активно оно скачивается?

– Мы запустили его 1 февраля в открытый доступ, но пока что в тестовом режиме. И за первую неделю его скачало около четырех тысяч пользователей. Думаю, это довольно неплохой показатель.

– Есть ли уже первые результаты? Насколько эффективна такая форма связи?

– Пока рано говорить о результативности. Да и время сейчас не самое показательное: закончился сезон активной охоты, когда под шумок «активничают» и нелегалы, нерест еще не начался, а подледная рыбалка не настолько массовое и удобное для браконьеров явление.

Хотя буквально на днях именно с мобильного приложения пришел сигнал об установленных подо льдом сетях в Мозырском районе. Рейдовая группа обнаружила лунку, из которой в итоге вытянули две сети длиной 200 метров. Большая часть запутавшейся рыбы была еще жива, так что ее освободили и выпустили обратно в воду.

Инспекторы, которые уже успели поработать с приложением, хвалят нововведение. Говорят, стало гораздо удобнее по сравнению с тем же телефоном доверия. Сразу видны геолокация, правонарушение. Приложение еще будет дорабатываться, и оно, конечно, не заменяет другие способы связи, а дополняет их, предлагает альтернативу. Посмотрим, как пойдут дела дальше, но думаю, со временем этот канал взаимодействия займет свое место.

– Какие самые грубые, вопиющие нарушения вы могли бы вспомнить?

– Самые ужасные случаи, как мне кажется, связаны с добычей зверя с помощью петель. Животное попадает шеей в проволочный капкан и в попытках выбраться только сильнее затягивает удавку. Страшная, мучительная смерть. Такой вид охоты запрещен в нашей стране, но время от времени находятся желающие испытать удачу. Этим и отличается браконьер от охотника – ему безразличны и правила, и этика охоты. Ему важны только мясо или шкура, а способы добычи и последствия – мало заботят.

– Какие методы борьбы с нарушениями можно было бы назвать самыми эффективными?

– Как и во многих других сферах, наиболее эффективно работает двухсторонний подход – наказание и профилактика. Мы стараемся как можно больше проводить разъяснительной работы, чтобы забота о природе и ответственное отношение к окружающей среде в нашем обществе стали нормой. Хочется надеяться, что это именно тот путь, который в будущем поможет людям гармонично сосуществовать с миром природы.

Наказание же за браконьерство в нашей стране весьма суровое. Пойманному преступнику придется возместить государству ущерб за каждую незаконно добытую особь зверя или рыбы. Например, лось обойдется в таком случае в 300 базовых величин (7350 рублей). А особо охраняемые виды оцениваются по тройной таксе. Если нарушитель пытается слукавить, что мясо дичи или, к примеру, целый мешок рыбы он купил или нашел, то за транспортировку такой продукции тоже предусмотрено наказание. За особо злостные и повторные правонарушения можно получить тюремный срок, не говоря уж о значительных штрафах, что в сумме дает весомый повод задуматься.

– А что насчет неординарных методов?

– Стоит отметить недавнее «ноу-хау» нашей Мядельской инспекции. Дело в том, что для охотников существует запрет на ношение и использование патронов с картечью или пулей, если путевка у них только на пернатую дичь или пушного зверя. Это правило ввели потому, что некоторые охотники, покупая более дешевую путевку, рассчитывают «незаметно» подстрелить что-нибудь покрупнее, например, косулю. Путевка позволяет находиться в угодьях весь охотничий сезон, то есть три-четыре месяца, вот и берут «на всякий случай» боеприпасы помощнее.

Доказать такое намерение, конечно, невозможно, так что пришлось искать выход из ситуации. Закономерно возникла проблема с выявлением таких патронов, спрятанных, например, в кармане или сапоге. Так вот в Мяделе нашли очень изящное решение: инспекторы используют ручные металлоискатели, как те, что можно видеть в метро и аэропортах. Получается, что с одной стороны выражается определенное уважение к человеку, не нарушается его приватность. Его не заставляют безосновательно разуваться и выворачивать карманы. А с другой – оптимизируется работа инспектора, экономится время. Если металлодетектор что-то обнаружит, появляется законное основание требовать предъявить содержимое для осмотра.

– Человек, как известно, существо инертное и предпочитает поступать так, как привык, «как заведено». Какие действия, привычные многим, оказались вне закона? Насколько распространены такие нарушения? Как сложно с ними бороться?

– Самым распространенным и оттого самым неприятным, пожалуй, можно назвать низкий уровень культуры отдыха на природе. Я имею в виду сразу несколько проявлений. Например, неосторожное и безответственное обращение с огнем на пикниках или манера ставить автомобиль на самом берегу водоема. А ведь по правилам парковка ближе 30 метров от береговой линии запрещена. С машины на берег могут попасть какие-то технические жидкости, топливо, масло. Не говоря уже о том, что некоторые решают заодно и «искупать» свой транспорт. Еще один фактор – привычка бросать мусор прямо на землю, вместо того чтобы собрать в пакет и унести с собой. Вне зависимости от того, в лесу или на берегу водоема находится человек, есть ли рядом контейнеры или урны.

Мы работаем с местными властями, чтобы хотя бы на теплый период в зонах отдыха были установлены емкости для сбора мусора и их регулярно чистили и вывозили. Постоянно проводим какую-то просветительскую, пропагандистскую работу, но пока нельзя отметить, что заметен колоссальный прогресс. Сотрудники центрального аппарата Госинспекции и БООР каждую весну в рамках акции «Чистый водоем» (Прим. – существует также аналогичный проект «Чистый лес») ездят на Петровичское водохранилище, чтобы очистить берег от мусора. Водохранилище специфическое – узкое и длинное – и береговой линии получается около 10 километров. Вдобавок оно окружено разными населенными пунктами. Чего только мы ни находили на берегах! Не только упаковки от еды или бутылки, как это бывает в большинстве случаев, но даже крупный бытовой мусор. Однажды попался чемодан и, как бы дико это ни звучало, унитаз! Непонятно, что движет такими людьми. Особенно в наше время, когда многие осознали пользу концепции раздельного сбора мусора и следуют ей, экономят воду и электричество не только ради материальной выгоды – и даже пересаживаются с привычных автомобилей на горючем топливе на более экологичные гибридные или электрические.

– Что бы вы могли назвать главным достижением за время работы инспекции?

– Самое важное, я думаю, это та работа, которую мы смогли провести с людьми. За эти годы охотники и рыболовы осознали, насколько важно соблюдать установленные правила, и помогают нам следить за ситуацией. Теперь мы получаем гораздо больше сигналов о нарушениях от населения. Если раньше была развита «цеховая солидарность», то теперь тот же охотник или рыбак, который платит взносы, покупает путевки и соблюдает закон, уже не пройдет безразлично мимо нарушителя. Отношение к природным ресурсам стало более осознанным и ответственным.

– Расскажите, пожалуйста, об особенностях работы в разное время года. Например, сейчас, зимой, чему уделяется больше внимания?

– Естественно, наша работа напрямую зависит от состояния природы и многих других факторов. Например, время самой активной охоты – с начала осени и до конца января. В этот период основные контрольные мероприятия проводятся в охотугодьях. Нам на руку, например, когда снег выпадает рано. Так гораздо проще читать следы: как животных, так и людей, а это помогает выявлять нарушения. Если морозы достаточно сильные, и вода «закрыта», сетевиков на водоемах гораздо меньше, но даже в таких условиях браконьеры иногда умудряются поставить сети.

Но больше всего усилий мы отдаем контролю за рыболовством весной, во время нереста. Рыба, «оглушенная» инстинктом размножения, становится не такой осторожной, выбирает для нереста неглубокие места у берегов. Это время – самое «хлебное» для нелегалов, ведь можно практически голыми руками доставать рыбу из воды. Случалось, мы задерживали нарушителей с огромными мешками легкой добычи. А как говорят специалисты, даже зарыбление не в состоянии восстановить вот так по-варварски разграбленные рыбные запасы.

Чуть позже деревья оживают, и начинается период сбора березового сока. Он недолгий, около двух недель, но все же требующий контроля и надзора. Летом же основную часть внимания занимает рыболовство. Однако и в лесу есть на что обратить внимание: в это время начинается сбор ягод, и иногда для этого используют так называемые гребенки, хоть они и запрещены. Есть, конечно, и «универсальные» заботы – например, лесозаготовка. Эта сфера практически не зависит от поры года, так что всегда есть в повестке дня.

– Спасибо за содержательную беседу и за ваш нелегкий труд!

Беседовала Кристина ТРОСКО

Комментарии пользователей (3)
Оставьте ваш комментарий первым
Владимир Пенькевич    13 Февраля 2018 в 14:38
0
0
Ох, рано встает охрана!.....
Комментарий был изменен 19 Февраля 2018 в 22:19
Виктор Козловский    13 Февраля 2018 в 17:57
3
0
Жду много лет , когда найдутся нормальные ученые и разъяснят инспекции, что сбор черники гребенками по большому счету не наносит последней никакого вреда, так как по осени листья с черники опадают сами, а именно обрыв листьев и ставят в упрёк сборщикам. Это всё застарелые совковые законы, запрещающие работящим людям заработать на жизнь. В качестве альтернативы уничтожения черники приведу пример, когда сотни  тысяч гектаров сосняков черничных вырубаются сплошными  рубками. Вот где идёт уничтожение напочвенного покрова, зарослей черники и кто за это ответит. Против кого закон действует, делайте вывод сами...
Татьяна Дерябина    14 Февраля 2018 в 10:12
0
0
Виктор, вроде бы ботаники брались за это. Но результатов что-то нет. Или недостаточно брались или получили отлуп.
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.