Очарование болотного царства. Часть первая

Татьяна Моисеева
научный сотрудник Института леса Национальной академии наук Беларуси
7 10983 23 Апр 2019

При слове «болото» у большинства людей возникает образ чего-то нечистого, неприятного, отталкивающего. Мрачные нежилые пространства издавна вызывали у человека чувство неприязни, враждебности. Болотное царство наделяли безрадостными эпитетами − глухое, гиблое, чертово, населяли всякой нечистью, душами утопленников − ведь в зыбучей трясине (багне) нередко бесследно и странно исчезали люди, скотина… Таинственные синеватые огни, бесшумные голубые сполохи, заунывные крики ночных животных, ползучие туманы, фантастические, причудливые силуэты коряг рождали сказки о коварных багниках и их братьях лесовиках, водяных, леших и болотных кикиморах…

Болото болоту рознь 

В сознании многих из нас до сих пор болота − это зыбь, трясина, грязь. Но на самом деле это далеко не так. Человек, в той или иной мере близкий к биологии, вкладывает в это понятие совсем другой смысл. Например, есть болота низинные, занимающие ранее значительную часть Полесья, а есть верховые, которых много в Поозерье.

Ни трясины, ни пятен черной воды здесь нет и в помине. Вода, правда, есть. И пройти, не замочившись, трудно. Да и ходить по мягкому мху без привычки нелегко. Сфагнум толстым ковром покрывает все пространство, но даже намека на грязь нигде не найдешь. А идти можно долго… Мох-сфагнум, как резиновая губка, впитывает влагу из атмосферы. Отсюда и название болота происходит − верховое, или сфагновое. Здесь нельзя увязнуть в трясине, утонуть в черной бездне, в отличие от коварного низинного болота. Различают еще переходные, или лесные болота.

И для каждого вида болот существуют свои растительные сообщества как лесные, так и безлесные: для низинных − разнотравно-злаково-осоково-гипновые; для переходных − кустарниково-осоково-гипново-сфагновые; для верховых − кустарниково-пушицево-сфагновые.  

Кроме того, в классической геоботанике, исходя из особенностей питания растений (трофности), болота делят на 3 больших типа: олиготрофные, мезотрофные и эвтротрофные. Самыми бедными по видовому составу флоры считаются олиготрофные болота, а самыми богатыми − эвтотрофные.

Природный кладезь

Бывают, конечно, на болотах и трясины, и зыбь, в которых можно утонуть, но, увы, природа без этих экосистем существовать не сможет. Важна и разнообразна их роль. Еще М. В. Ломоносов предсказывал им большое будущее. Со временем, говорил он, «люди узнают ту роль, которую отвела природа болотам в цепочке своих взаимосвязей, увидят все многообразие ценностей, которые она заключила в эти куски своего организма, и научно используют их с учетом важности каждого элемента».

И, действительно, болота имеют большое климатическое и гидрологическое значение. Эти аккумуляторы и регуляторы влаги в атмосфере накапливают они осадки, препятствуя их быстрому и бурному стоку. Гигантские резервуары пресной воды, питающие в течение всего года, особенно зимой и в середине лета при остром дефиците воды, реки (все равнинные реки берут начало на верховых болотах), рождают рудники, регулируют уровень грунтовых вод. В конечном итоге, болота поддерживают равновесие во многих природных процессах, создавая свой микроклимат без резких колебаний температуры. Выполняют они и многие другие функции, о которых мы еще не знаем.

Болота представляют собой важнейшие места обитания пернатой дичи, многих ценных видов грызунов, копытных, хищных. В этих местах растут многие лекарственные и ягодные растения. К тому же, как известно, растительность при фотосинтезе выделяет огромное количество кислорода, а сфагновые мхи поглощают парниковые газы. Поэтому болота по праву называют «легкими Европы».

Сафари по-белорусски

Заболоченность всегда была отличительной чертой белорусской природы, как аист или зубр, являющиеся символами страны. Белорусы и есть «люди на болоте». Даже сам Минск был основан в низком болотистом месте, где иные народы XI века не разбили бы даже временного лагеря. Болота защищали от врагов, кормили дичью и ягодами, лечили целебными травами.

Время шло, и болота стали кладовыми горючего топлива − торфа. Но отношение к этим мрачным царствам в мире оставалось по-прежнему негативным, породив даже крылатое выражение, которое по С. И. Ожегову означает «общественную среду, находящуюся в состоянии застоя, косности».

И лишь в последнее время этот негатив стал меняться к лучшему: оказывается, болота − это одна из достопримечательностей нашей республики. Неспроста туристы со всего мира устремляются к нам, чтобы увидеть дикую природу и насладиться естественными пейзажами. А посмотреть, действительно, есть на что.

Весной, когда природа-матушка просыпается, здешние места сказочно преображаются, принарядившись в изумрудную зелень и будто еще раз покрываются снегом от цветущих багульника и пущицы. Летом пестрят сфагново-травяным ковром от нежно-зеленого до красного, осенью озаряются клюквенным румянцем и к зиме постепенно буреют. Глазу от этого буйства соцветий лишь услада. Только представьте: на несколько километров раскинулась вязкая топь… И вдруг − посреди нее вырастают порой острова дубрав или сосонник! Воздух в таких местах пронзительно  чист: дышать − не надышаться!

Девственные пейзажи

Непросыхающие, комариные и, что гораздо хуже, мошкариные эти места, как ни странно, обладают таинственной притягательной силой. Они манят хрустально чистым воздухом, напоенным ароматом багульника и сосны, тишиной, прохладой чистых озер и дикими нехожеными тропами. Тот, кто хоть однажды побывал в этих чудных краях, останется очарованным ими на всю жизнь, насладившись тайной прелестью их неброского облика и дурманящих ароматов, проникнувшись непознанностью и неразгаданностью. Не удивительно, что столько подлинно поэтических, лирических образов навеяно красотой болотного мира!

На подходе к заболоченному лесу растения − сосны, багульник, голубика, болотный мирт (кассандра), подбел (андромеда) − мельчают, а на открытых местах, где условия ещё жестче, превращаются в миниатюрные копии своих лесных собратьев, и 100-150-летние сосны растут здесь не выше человеческого роста.

На многие километры тянется необозримое болотное царство. Пейзаж меняется на глазах: большие заболоченные пространства чередуются с узкими суходолами, оживляясь сочными красками. Отдельные кустики хвощей и плаунов образуют целые куртинки. Попадаются сплошные заросли вереска обыкновенного − частокол из торчащих тоненьких стебельков, увешанных гирляндами бело-розовых колокольчиков в обрамлении миниатюрных листиков. Песчаные гривки встречают изобилием спелой брусники, в низинах попадается черника, на мшистых кочках − клюква.

Многочисленные заливчики, тихие заводи, старицы, затончики, гармонично дополняя буйствующую зелень, замысловатым бирюзовым узором изрисовывают пространство в разных направлениях. Где-то на горизонте, в сизой дымке виднеется пойменный лес из тех пород деревьев, которые все же приспособились расти во влажных условиях − ольхи, дуба, березы, ели.

Растительные ориентиры

Идти по болоту трудно − то и дело попадаются мочажины и зыбуны. Ноги тонут в мягком мокром моховом ковре. Наступишь на след идущего впереди человека − и кочка может не выдержать, провалишься!

Свободно проходимы на болотах гряды: они хорошо дренированы и возвышаются над опасными мочажинами; последние же обводнены по-разному и об этом судят по растениям. Например, зеленые виды мхов, растущие рыхло, всего 20-50 стебельков на квадратный дециметр, опасны так же, как и черные пятна воды.

Топкие берега озер окружает бордюр из зарослей вахты трехлистной − болотного растения, названного так потому, что оно как бы «несет вахту» у опасных для человека мест, предупреждая розовато-белыми цветками − дальше ходу нет. Хотя сплетения легких, пронизанных воздухоносными полостями, плавающих на воде длинных и толстых корневищ довольно часто создают зыбкие, но достаточно прочные, чтобы выдержать человека, ложные берега.

Знающие люди сворачивают лучше туда, где растут болотные кустарнички − багульник, андромеда, кассандра. Глубина воды не превышает в этих местах 20 см. Или где встречаются хотя бы отдельные стебельки пущицы влагалищной. Хорошо, когда зеленые ежики ее издали видны благодаря белым пушистым бумбончикам. Эти растения, скрепляя своими корнями моховую дернину, поднимают ее до 20 см над водой, делая проходимой.

Так что знаток экологии растущих здесь сфагновых мхов и болотных растений может спокойно пройти и по таким, казалось бы, непроходимым топям. Человек же, не имеющий представления о болотах, мхах, кустарничках и травах был бы в таком месте совершенно беспомощным.

История возникновения болот

Не менее привлекательна, чем само болотное царство, история возникновения этих мест. Болото, в отличие от леса, луга, поля, формируется постепенно, из десятилетия в десятилетие, из века в век. Проходят тысячелетия, пока образуется настоящее верховое торфяное болото, или просто торфяник.

Верховые болота (обычно с мощностью торфа − 3-4 м) развиваются в условиях очень бедного минерального питания. В противоположность, низинные болота возникают на почвах, богатых минеральными веществами, поступающими с грунтовыми водами. Переходные болота часто образуются из-за зарастания бедных питательными веществами и известью водоемов. Совмещают черты предыдущих типов: могут иметь ковер из сфагновых мхов и клюкву, а также растения низовых болот.


В Беларуси верховые болота возникли примерно 10-12 тыс. лет назад после отступления последнего Валдайского ледника. Но наибольшего расцвета болотные царства достигли в так называемый атлантический период (5-8 тыс. лет назад), когда климат был более влажным и теплым, чем сейчас.

Полесским болотам, например, около 11 тыс. лет, болоту «Ельня» − 9 тыс. лет. На 3 тыс. лет моложе болото «Ельня», на 5 тыс. лет − болота Витебщины. Здесь топи значительно глубже − до 9 м, а в Полесье толщина их чаще всего не превышает 1,5 м. Основные торфообразователи − болотные растения: сфагнум, пушица, тростник, шейхцерия, хвощ болотный и древесные породы (сосна, береза, реже ель).

Свидетели ледникового периода

Когда болота начали формироваться, климат был на Земле суровым, арктическим, и эти места заселили холодолюбивые растения и животные, обитающие в наши дни на севере, в тундре. В связи с потеплением в атлантический период в Беларусь продвинулись южные виды, потеснив обосновавшихся здесь после отступления ледника «северян». Но все же многие холодолюбивые виды остались, приспособившись к условиям обитания на верховых болотах, сохранившись и по сей день.

Поэтому белорусские болота являются своего рода островками тундры в центре Европы, а их обитателей по праву можно назвать свидетелями ледникового периода. Это виды-реликты, сохранившиеся от предшествующих геологических эпох. Среди них встречаются как представители фауны (заяц-беляк, белая куропатка, тундровый сатир и другие), так и, в еще большей степени, флоры: багульник болотный, вереск обыкновенный, кассандра, морошка, клюква, голубика, росянка круглолистная и многие другие растения.

Багульник болотный

Вереск обыкновенный

Плавают по воде листья, очень уж похожие на березовые. Тот же размер, такая же ромбовидная форма, но черешки совсем не березовые, а толстые, вздутые. Да и листья не просто плавают, а собраны розеткой вокруг подводного стебля. Это водяной орех (или чилим, рогульник) − реликт и краснокнижник.

Колышутся белые кувшинки, круглые листья лягушатника, элодея. И вот замечаешь среди них короткие веточки с округлыми листочками, похожие на ряску, но крупнее. Сальвиния плавающая − редкий водяной папоротник, совсем не похожий на эти растения! Он всегда на поверхности, оттого и название − плавающая. Живет в долине Припяти: там поспокойнее течение и стоячая вода. Обычно ее спутники − телорез, лягушатник, стрелолист, желтая кубышка. Считается очень древним растением Беларуси − реликтом последней межледниковой эпохи, периода с жарким и влажным климатом. Занесена в Красную книгу Беларуси.

Встречается на наших болотах и еще одно удивительное растение − водяника или шикша, довольно редкий «пограничный» болотно-лесной вид. Стебельки этого вечнозеленого кустарничка покрыты иголочками, чем-то напоминающими еловые, только в миниатюре. Неброские, желтовато-зеленые цветы дают плоды − черные ягоды с почти безвкусным водянистым соком.

Без особого труда по собранным в метельчатое соцветие светло-лиловым душистым цветкам в пору цветения и особенно во время плодоношения и даже в зимнее время (по остающимся прозрачным перегородкам плодов) в прибрежных заболоченных зарослях кустарников можно распознать лунника оживающего, еще одного «древнего» краснокнижника, сохранившегося до наших времен.


Древесные карлики

Неказистые сосенки и, реже, березки образовывают на болотах большие участки низкорослого леса. Высота их не превышает 10 м. Встречаются здесь и еще более мелкие представители древесной растительности. Попробуйте найти карликовую березу в наших лесах! Она растет в таких труднопроходимых заболоченных местах, что и не подступишься. Причем встречается в небольшом количестве, часто смешиваясь с березой приземистой, и никогда не достигает высоты хотя бы крупных кустов, приподнимая темно-коричневые (в молодом возрасте − красновато-бурые) ветви лишь на 0,5-1 м, едва ли выше. Цветы-сережки этого небольшого кустистого деревца не висят, как у берез деревьев, а торчат вверх. Листья, в отличие от березы приземистой, темно-зеленые, с лоском, округлые, на верхушке притупленные, а не продолговатые. В нашей республике карликовая береза, являясь реликтом, живет в самых критических, как говорят, экстремальных условиях.


Жительница осоко-сфагновых болот, реликт ива черничная встречается единично или небольшими группами, приподнимаясь на высоту до 30-80 см. От серых стволиков кустарника отходят желто- или красно-бурые побеги, в верхней части с пушком, украшенные мелкими матово-зелеными, снизу сизыми листьями и рыхлыми сережками. Взяты под охрану и два других редких вида-краснокнижника деревьев этих мест − береза низкая и ива лапландская, или лопарская.

Предки реликтов − первые поселенцы приледниковых равнин, напоминающих нынешнюю тундру. И в этих суровых условиях они смогли выжить, сохранив уникальность биоразнообразия болот, прежде всего, верховых. Где еще в самом центре Европы можно увидеть, какой была наша Земля больше чем 10 тыс. лет назад? 

В естественном состоянии осталось относительно немного болот; в европейских странах давно осушили свои топи. И лишь в Беларуси шумят не только леса. Несмотря на советскую эпоху активного осушения болот, в нашей республике сохранились уникальные неосушенные болотные массивы, площадь которых составляет тысячи, даже десятки тысяч гектар. Часть из них находится под охраной государства.

Мир мхов, осок, злаков…

Нежно-зеленый покров сплошным ковром укрывает многометровую толщу торфа. Основными видами в напочвенном покрове являются сфагновые мхи, которых здесь насчитывается до 20-25 видов, два из которых попали в Красную книгу Беларуси (сфагнум мягкий и сфагнум Линдберга) и еще два (сфагнум красивый и сфагнум черепитчатый) нуждаются в профилактической охране.

Пышное изумрудное покрывало из сфагновых мхов пестрым орнаментом оживляет сами по себе, по большей части, скромные неприхотливые болотные растения. Такие, как злаковые, ситниковые, сытевые (осоковые)¸душистый аир, а также вечнозеленые кустарнички − болотный мирт (кассандра), подбел (он же андромеда), багульник с дурманящим запахом да белые ватные шарики пушицы. К тому же «цветение» самих мхов − сам по себе очень интересный момент в жизни болот.

На раскинувшихся болотистых равнинах преобладают наряду с мхами осоковые (осока желтая, черная, пузырчатая и другие). Большинство видов осок растет в прибрежной зоне болот. В составе трав моховых болот на сытевые приходится большой процент. Целый ряд из них взят под охрану государства (осока Хоста заливная, осока Дэвелла, осока Буксбаума, осока малоцветковая, осока болотолюбивая и другие)

Самой распространенной среди сытевых является осока топяная. Свое название она вполне оправдывает, так как растет по самым топким и зыбким местам. Там, где она зеленеет, нужно ступать осторожно, иначе можно провалиться. Постоянным спутником ее является шейхцерия болотная. В период вегетации малозаметное растение, но после отцветания околоцветник его сильно разрастается и семена оказываются помещенными в пузыревидно вздутые мешочки.

Встречается иногда, часто в сообществах с видами рода кукушкин лен, редким кустарником и самосевом сосны и березы, еще один любитель стоячей воды − краснокнижник плаун ликоподиелла заливаемая, или плауночек заливаемый. Многолетнее травянистое растение с ползучими разветвленными вегетативными побегами длиной до метра, утыканные мелкими зелеными листочками с соломенно-желтыми кончиками.

Обычными жильцами болот являются и такие неприхотливые растения, как хвощ иловатый, а также рогоз широколиственный, тростник обыкновенный и камыш лесной. Последние три представителя болотной флоры постоянно путают друг с другом: хотя рогоз даже не приходится тростнику и камышу родственником. Эти три неразлучных друга часто образуют заросли вблизи берегов водоемов высотой до двух метров. Сильно разветвленная корневая система их уплотняет грунт, а достаточно упругие стебли и листья способствуют гашению волн, предохранения тем самым берега от размывания, как бы являясь естественным волнорезом.


Фото автора

Комментарии пользователей (7)
Оставьте ваш комментарий первым
Сергей Козак    24 Августа 2015 в 22:38
0
0
Отличные рассказ. Приятно, что так много людей, любящих нашу "багну". Сальвинии у нас действительно много. В Пинске растёт прямо на набережной, возле катера-ресторана " Андре".  И ещё есть вопрос- что значит "низинные болота возникают на торфяных почвах"?
Руслан Цвирко    25 Августа 2015 в 9:02
0
0
Да, рассказ отличный, как и многие предыдущие. Спасибо Вам, Татьяна! Ждем вторую часть (может, и больше)! Только есть небольшая просьба: избегайте, по-возможности, неточных научных определений, в которых не уверены или взятых из недостоверных источников. Просто приведу некоторые примеры. Ива черничная - реликтовый бореальный вид, встречающийся по всей территории Беларуси, поэтому вряд ли может быть достопримечательностью Полесья. К тому же, береза низкая и ива лапландская уже взяты под охрану (КК 2015). Рыже-коричневый аспект на верховых болотах дает, в основном, Sphagnum fuscum, образующий плотные кочки, на которых можно даже сидеть, в мочажинах и прочих топких местах чаще встречаются Sphagnum cuspidatum, Sph. fallax, Sph.flexuosum, они только зеленого цвета. Ну и конечно, болота не образуются на торфяных почвах, они их сами образуют.
Творческих сил для будущих рассказов!
Татьяна Моисеева    25 Августа 2015 в 9:20
0
0
Сергей, спасибо за любовь к болотам, интерес к очерку и вдумчивое отношение к изложенному материалу. Действительно, что значит "низинные болота возникают на торфяных почвах"? Приношу извинения за досадную описку: слово "торфяные" тут не к месту. Низинные болота возникают на плодородных почвах в понижениях рельефа при заболочивании грунтовыми водами, и со временем накапливают торф и превращаются в переходные, а затем в верховые. Еще раз спасибо на указанную описку. Всего хорошего!
Татьяна Моисеева    25 Августа 2015 в 9:28
0
0
Руслан, большое спасибо за ценные замечания от специалиста. Постараюсь учесть ваши замечания на будущее. Всего хорошего!
Татьяна Дерябина    25 Августа 2015 в 9:49
0
0
Татьяна! Я уже почти согласна утонуть в Ваших красочных болотах. Спасибо за повествование.
Татьяна Моисеева    25 Августа 2015 в 10:33
0
0
Не торопитесь, Татьяна, впереди еще две части болотного очарования. Спасибо!!!
 
Nun    25 Августа 2015 в 16:04
0
0
Татьяна Дерябина, писала: "..Я уже почти согласна утонуть в Ваших красочных болотах. Спасибо за повествование".
Не трэба, Таццяна, тануць, патонеш і вельмі парушыш і сапсуеш экалогію балот..
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.