Второе рождение болота Галое

Андрей Бородин
заместитель редактора Wildlife.by
0 196 4 Окт 2018

Последствия масштабной мелиорации, проводившейся в 1960–1970-х годах, большинству белорусов знакомы по бескрайним полям на месте болот и местам добычи торфа. Однако у нее была и другая сторона: так называемая лесная мелиорация затронула порядка 260 тыс. га. Ее целью было не получение топливных брикетов или расширение сельскохозяйственных угодий, а улучшение качества древесины.

Понадобились десятилетия, чтобы стало очевидно: кампания, в которую были вложены огромные средства, себя не оправдала. Даже после того как содержание влаги в почве снизилось, лес на осушенных территориях не стал заметно лучше. Сегодня в Беларуси очень сложно найти лесомелиоративную систему, которая была бы высокопродуктивной. Огромные средства были потрачены впустую, а результатом стали проблемы с пожарами.

После того как уровень грунтовых вод резко снизился, торф высох. Достаточно брошенного окурка или непотушенного костра, чтобы огонь, который очень сложно потушить, начал быстро распространяться. Особенно тяжелым выдался 2002 год, когда пожары полыхали практически по всей территории Беларуси. Исследования показали, что горели в основном территории, подвергшиеся лесной мелиорации.
Ответом стал проект, который финансировал Глобальный экологический фонд. Он выделил средства на повторное заболачивание. Не все приняли эту идею сразу, так что работы начались лишь в 2006 году. Одним из первых экологической реабилитации подверглось болото Галое, расположенное в Червенском районе.

В 1970-е годы здесь была прокопана сеть каналов, по которым вода стекала в Волму. Необходимо было построить на них перемычки из земли и торфа, что и было сделано. За 12 лет, что прошли с тех пор, мелкие каналы уже практически исчезли. Благодаря подъему воды они начали зарастать сфагнумом. На смену ему пришла пушица. По берегам самого широкого центрального канала уже формируется сплавина. Времени для того, чтобы он тоже исчез, потребуется больше, но природа все равно возьмет свое.


1.jpg

Особенность верхового болота как экосистемы заключается в том, что в него поступает мало питательных веществ. Из-за этого процессы восстановления идут медленно. Однако первые признаки того, что Галое возрождается, уже заметны: здесь есть тетеревиный ток, встречаются глухари. Это болото, которое весной никто не посещает, стало центром воспроизводства лосей. Однако для местных жителей важнее, что на смену вереску пришел не только сфагнум, но и клюква.

Чтобы восстановить 1 га осушенных торфяников требуется примерно 100 долларов. В Западной Европе, где подобные работы также ведутся, цифра в пять раз больше. Причина в том, что у нас нет необходимости полностью восстанавливать экосистему – надо лишь устранить факторы, которые мешают ей вернуться в исходное состояние (как правило, бывает достаточно поднять уровень воды).

Сегодня повторное заболачивание рассматривается в первую очередь как противопожарные мероприятия, позволяющие экономить на тушении огня. Однако уже разработана методика, позволяющая производить расчеты того, насколько меньше углекислого газа начинает выделяться, после того как торфяник пройдет экологическую реабилитацию. Уже скоро благодаря этому можно будет торговать квотами на выброс парниковых газов.
Нет сомнения, что восстановление неэффективно осушенных торфяников будет продолжаться (наша страна является мировым лидеров в этой области), и не только тех, что подверглись лесной мелиорации. Это одна из целей проекта ГЭФ/ПРООН WETLANDS, который уже реализуется в Беларуси. Для него выбрано четыре территории, где будет восстановлен нормальный гидрологический режим: Жада, Острово, Березовик и Городок. Их общая площадь превышает 12 тыс. га. Значит, и эти лесные болота получат шанс на новую жизнь.

Однако цель проекта еще масштабнее. Полученный опыт планируется использовать для того, чтобы восстановить оставшиеся территории, которые ранее подверглись лесной мелиорации. Кроме того, проект WETLANDS должен внести свой вклад в усовершенствование национального природоохранного законодательства, включая разработку Закона «Об охране и использовании болот (торфяников)», который не имеет аналогов в Европе.

Фото предоставлены Программой развития ООН в Беларуси


Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.