По заячьему малику

Александр Очеретний
журналист WildLife.by
0 1766 1 Дек 2014

По чернотропу в этом году наша компания из трех человек взяла три зайца-русака. Не так уж и много, но и не мало. Зайцев добыли из-под гончих. Но по некоторым причинам физиологического порядка две наших псины пару недель должны были перекантоваться дома.

Мы были уверены, что первый снег, первая пороша, по которой мы попытаемся вытоптать русака, покинув собак дома, еще в этом году не оставит нас без трофеев.

Наконец-то дождались! В последние дни ноября, после предварительного небольшого морозца (который гарантировал, что, ежели пойдет снег, то он хоть недолго, но продержится), хляби небесные разверзлись, наградив нас достойнейшим снегопадом. Правда, несколько смущал тот факт, что обильный снег сопровождался небольшой метелью, а это природное явление не лучшим образом влияет на чтение «лесной книги», то бишь сильно мешает процессу распутывания следов животных на снегу.

Но, тем не менее, пропускать первый снег было бы тяжелейшим охотничьим грехом, тем более, что, выглянув утром в окно, я обнаружил, что ветер утих и первый снег, еще девственно чистый, 5-сантиметровым слоем покрыл все вокруг.

В свои угодья добрались быстро, благо, что это недалеко от Минска — под Радошковичами.

Первый взгляд на зимнее поле несколько разочаровал: снежное покрывало было похоже на свежевыстиранную и хорошо выглаженную белую простыню. Это впечатление нарушали только островки сухой травы, торчащей то здесь, то там. Ни единого намека на след, ни на заячий, ни на лисий, ни на любой другой. Однако, в надежде на лучшее решили все-таки чего-нибудь поискать.

Рассредоточившись в цепь, начали прочесывать поле, изредка углубляясь в перелески и высокие заросли травы. Ни единого намека ни на заячий след, ни даже на знакомую лисью цепочку.

Вытоптать «дурнотопом» также ничего не удалось.

Однако никто не роптал, прогулка по первоснежному полю сама по себе была хороша. Мелкий снежок не затруднял движений, позволяя идти довольно легко и споро.

Заодно протестировали купленное специально к зимнему сезону обмундирование, еще раз убедившись в справедливости поговорки, гласящей о том, что не бывает плохой погоды, а бывает только плохая одежда.

В общем, проведенный «самотопом» световой день кроме приятной усталости ни к чему не привел, ни единого косого, ни единой лисицы не увидели и не вспугнули. Ни единой отметины на снегу, кроме наших следов и птичьих «крестиков», тоже обнаружить не пришлось. Все как будто бы вымерло.

Следует отметить, что огорчились мы не слишком, потому как предвидели подобную ситуацию. Во-первых, по той причине, что метель мела, по всей видимости, всю ночь, заметая все жировочные следы зайца, а, во-вторых, первый снег — это все-таки стресс для лесного и полевого зверья, и нередко в такой день он вовсе не выходит на жировку, предпочитая отлежаться «от греха подальше».

Неудача не ввергла нас в состояние уныния, следующую попытку потропить зайца мы решили предпринять в ближайшее время, дав зверю отлежаться. Осталось только надеяться на то, что сохраниться морозец при ясной погоде и первый снег не сойдет.

***

Следующая охота состоялась буквально через три дня. Погода благоприятствовала мероприятию. Было пасмурно, морозец весьма заметен — аж 10 градусов с минусом, но без метели.

В этот раз белая простыня снега сплошь покрылась следами самых разных зверей. Больше всего было знаменитых заячьих меток, которые языком азбуки Морзе можно передать как «два длинных, два коротких».

Вообще, заячий след невозможно спутать ни с одним другим. Но нам нужен был не просто след, а след свежий, притом ходовой. Потому как по гонному заячьему следу, будь он наисвежайшим, идти бесполезно, а жировочный след распутывать можно до темноты. Когда заяц удирает, скажем, спасаясь от любителей зайчатины, задние лапы он ставит не параллельно одна другой.

Поэтому отпечатки четырех лап следа гонного зайца очень растянуты и располагаются почти по прямой линии. При беге во весь карьер задние лапы зайца отпечатываются в снегу не полностью, а только лишь одни пальцы. Заяц бежит как бы «на цыпочках». При определенном опыте отличить три этих вида следов несложно.

Следует обратить внимание и на свежесть следа. Если на заячьих отпечатках видны снежинки (при внимательном рассмотрении), то идти по нему бесполезно — это старый след. Даже иней, пышно покрывающий деревья, траву и кусты, оседает на следе чуть заметными кристалликами. Если быть внимательным, их несложно заметить. Эти кристаллики инея также свидетельствуют о старости следа.

Иней садится на все предметы, но особенно он заметен на том, что хоть чуть-чуть выступает над поверхностью. Осаживаясь на выступающих предметах, он довольно значительно увеличивает их объем. Предметы, покрытые инеем, приобретают своеобразный, шершавый вид. Все это целиком относится и к зимним следам зверья.

Во время жировки (то есть когда заяц ест по ночам) он передвигается мелкими прыжками, поэтому отпечатки лап на жировочном следу стоят рядышком один с другим. Не нужно распутывать жировочный след, утомитесь и запутаетесь в этой сетке набродов. Нужно искать выходной след (ходовой), которым заяц пошел с жировки на лежку, его еще называют маликом.

После небольших усилий такой след был нами найден, однако, прошагав около километра, мы убедились, что зайка решил еще раз перекусить около кучи брошенных капустных кочерыг. Пришлось немножко попотеть, чтобы снова выйти на его ходовой след. Малик русака (да и беляка тоже, но в данном случае нас интересовал именно русак) более прямолинеен, целенаправлен и четок, чем жировочный.

Помните об основном правиле тропления — не бросать взятого следа, переключившись даже на более свежий. И не топчите следы, а то потом не разберетесь в сдвойках и скидках.

Идем по следу не слишком быстро, незаметно прошли еще километра три, несмотря на чувствительный морозец, наши спины покрылись испариной.

След тоже изменился, косой стал чаще останавливаться и, присев на задние лапы, оглядывать окрестности, что было видно опять же по следам: «два коротких» отсутствовали, а «два длинных» располагались строго параллельно друг другу, между ними четко отпечатывалась «пятая точка» серого. Все чаще на снегу появлялись очень заметные, ярко-оранжевые пятнышки заячьей мочи. По всему было видно, что косой ищет место для лежки.

Но попадающиеся на пути ложбинки, мелкие кусты и небольшие канавы отчего-то не устраивали зайца, поэтому нам пришлось тащиться дальше.

Вдруг прямо по нашему следу замечаем еще один след русака, который идет в прямо противоположном направлении. Хитрит косой: налицо так называемая сдвойка — это когда заяц пытается запутать следы перед лежкой и возвращается назад точно по своему следу. Тут нужно быть очень внимательным: лежка зайца теперь недалеко, и, скорее всего, он за вами уже некоторое время внимательно наблюдает.

Разделяемся с товарищем: я продолжаю тропить старый след, он же обходит широкими кругами, держа ружье наизготовку, место вокруг окончания сдвойки в поисках так называемой скидки.

Дело в том, что, путая следы, заяц, пройдясь назад по собственному следу, обычно делает очень большой прыжок в сторону от него. Чем более взматеревший косой, тем больше в его ходовом следе таких (и не только таких) хитростей, как сдвоек. Скидок тоже может быть несколько. Любит зайка некоторое время пробежаться и по утоптанной колее проселочной дороги, и даже по асфальту — в этих местах потерять его след проще простого.

Подняв целый взрыв снежной пыли, косой выскочил, как всегда, неожиданно метрах в трех от моего товарища. Тот спокойно отпустил его метров на 20 и выстрелил в угон. Три дробины сделали свое дело, косой упал на месте.

Моему товарищу повезло на той охоте еще раз, на тогда не тропили: один из нашей компании поднял шумового зайца, который был взят с дуплета.

Возвращались домой довольные и порозовевшие (не от того, о чем вы подумали, а от мороза). Начало есть. То ли еще будет.

 

Фото из интернета

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.