Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции

Игорь Пастухов
эксперт по экологическому туризму
14 2402 20 Дек 2013
Вода в реке холодными струями омывала свежую цветную гальку. Здесь, на речном дне, в россыпи мозаики разноцветных камушков зарождается жизнь. Из приклеенной к камням икры скоро проклюнется рыбья молодь, а затем, окрепнув и скатившись в море на нагул, через несколько лет они вернутся в родной ручей-речку сильными мощными рыбами. Вернутся, преодолевая сотни километров опасностей, чтобы самые удачливые дали новое потомство. 
 
Справка:
Кумжа и семга, балтийские лососи, в течение 10-14 лет своей жизни успевают несколько раз отнереститься, в отличие от своего тихоокеанского собрата, горбуши, нерестящейся лишь однажды на четвертом году от роду.
 
Семга (благородный лосось), намного больше по размерам, чем кумжа, и в два раза быстрее ее набирает вес. На первом году жизни она уже двадцать сантиметров, но это еще почти малек. Кумжа же, не скатившаяся в море, рискует остаться всегда мелкотой. Именно море позволяет лососям нагулять свой вес и размеры. А размеры семги впечатляют. Еще сто лет назад в Балтике попадались лососи в пределах шестидесяти килограммов. Сейчас ловят экземпляры поскромнее - до сорока пяти. В среднем же, эдак килограммов на двадцать, но с большим глазом. 
 
Когда-то я участвовал в археологической экспедиции на раскопках в Масковцах. Это на Браславщине, древнее городище викингов между озерами Поцех и Недрово. Мой товарищ нашел огромную чешую. В академии наук, проведя анализ, сообщили, что она принадлежит семге. И эта чешуя с… хвоста лосося. Что же за огромные рыбины обитали тогда в наших озерах и реках? Читая не только летописи, но и относительно не старую литературу, эдак начала прошлого века, удивляешься тогдашнему рыбному изобилию. Полоцкие служащие жалуются в управу, что их закормили лососиной в городских тавернах. Зажравшиеся сановники в челобитной просят, цитирую: «Два раза на неделю лососину просим не подавать на обедню. Приелась»!
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Кумжа почти в два раза меньше семги. И в отличие от нее может предпочесть остаться жить-поживать в родной реке. Тогда молодь этой рыбы становится… форелью ручьевой. А форель принявшая решение скатиться в море на нагул, становится-трансформируется кумжой. Никто не знает, чем руководствуется молодь этой рыбы, решая таким образом свою жилищную проблему. Но факт: в прохладной и прозрачной реке-ручье кормовая база очень скромная, ни в какое сравнение не идет с Балтийским морем. Вот потому и рыбы одного вида так разнятся по весу, длине и даже немного по форме.
 
Кстати, то, что кумжа - это та же форель, узнали сравнительно случайно и недавно, каких-то 30 лет назад. Тогда на острове Тасмания фермеры зарыбили пруды форелью ручьевой. Однако через год с удивлением обнаружили отсутствие ее в водоемах. Но через четыре года в ручьи и реки Тасмании на нерест стадами вошла кумжа, никогда до этого не наблюдавшаяся там.
 
В балтийском регионе самыми богатыми на лосося является Норвегия и с недавних пор стала, как ни странно, маленькая Литва, наша соседка. Кто бы мог подумать, что за 12 лет целенаправленной работы она сумеет войти в «лососевые лидеры» среди стран Балтии! Молодцы литовцы, поставили цель и постепенными продуманными взвешенными движениями добились такого результата. Во-первых, успех предприятию обеспечили заинтересованность самого литовского государства. На государственном уровне был принят ряд законов. Один из них - об обязательном устройстве рыбоходов на нерестовых и потенциально нерестовых реках и ручьях собственниками мельниц, плотин и прочих объектов, представляющих препятствие ходу рыб. Очистка рек и охрана нерестилищ, устройство новых. И, конечно же, охрана лосося.
 
Так во время нереста литовская полиция, инспекция, волонтеры и даже армия заняты охраной, днюют и ночуют на реках. Кульминацией лососевого проекта стал построенный рыбозавод для выращивания лососевой молоди на реке Жеймяне. В итоге, впервые лосося исключили из Красной книги Литвы, и страна на ура продает лососевые рыболовные туры европейцам. В эту республику приехать половить рыбу на два-три дня европейскому туристу в три раза выгоднее, чем в Норвегию или Швецию. У Литвы высокие квоты на вылов лосося в Балтике. И их она не в состоянии выбрать, продает квоты другим странам. Вдумайтесь: всего 12 лет для такого результата! Кто и что мешает повторить его в Беларуси?!
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Что мешает? 
Выскажу свое скромное мнение. Главный гвоздь в этом ботинке - отсутствие государственного желания, «яго абыякавасць». Ну, в упор не желает государство видеть даже материальную выгоду от реализации лососевой программы в Беларуси. И даже опыт соседней Литвы не «пробивает» чиновничьи головы, видимо, усевшиеся в кресла в желании отсидеть на них без приключений законом отведенную пятилетку. А зачем корячиться, чтобы через 12 лет медали на грудь и сливки снимали следующие чиновники? И так передается чиновничья эстафета из пятилетки в следующую. И подобное почти во всех отраслях. Нет хозяина, но есть временщики. А последнее ноябрьское заявление главы государства о том, что финансироваться в республике будут только те проекты, которые дадут материальную отдачу, цитирую: «не послезавтра, а завтра (то есть 4-5 лет)», не оставляют надежд, что государство повернется к лососевой проблеме лицом. Чем же строительство АЭС с проектируемой и сомнительной отдачей аж через 20 лет лучше лососей?! 
 
Кстати, проектом Белорусской АЭС запланированы существенное понижение уровня воды в Вилии и повышение ее температуры, что не оставляет никаких шансов лососям. А заявления руководителей и лоббистов атомного проекта на слушаниях в Островце в 2009 году о якобы «желании» выращивать белорусского лосося на «фантомных» рыбозаводах просто безответственны и заведомо ложны. Зачем же его выращивать? Чтобы в обмеленную и нагретую атомной станцией реку Вилию отпускать лососевую молодь на верную погибель?!
 
В Литве обозначено 160 рек и ручьев, перспективных для нереста. В Беларуси остались некоторые притоки реки Вилии, такие как Тартак и Сенканка. Ранее можно было рассматривать Неман с притоками, но возведение новой Гродненской ГЭС, как и проект строительства на Двине каскада ГЭС без рыбоходов, поставил крест на проектах воспроизводства не только лососевых, но и вообще обычных рыб, не говоря о «краснокнижных» видах. Несмотря на настойчивые убеждения экологов об обязательном устройстве рыбоходов в ГЭС, государство продолжает экономить на них. Это очень недальновидно и преступно перед поколениями, нынешними и будущими. На примере Гродненской-Неманской ГЭС уже весной этого года на водохранилище перед плотиной скопилась нерестовая рыба. Не обнаружив привычных нерестовых путей подуст, рыбец, усач скатываются вниз и более сюда не приходят. А количество обычной для обывателя рыбы - плотвы, окуня, щуки и др., падает до катастрофического уровня, они становятся редкостью и пополняют список редких рыб Беларуси. Как вам такие «радужные» перспективы? 
Сельскохозяйственные производственные комплексы под флагом государственного покровительства продолжают оставаться в лидерах уничтожителей природного достоянии. Распашка земель, даже в водоохранке ООПТ (например, на «Сорочанских озерах»), строительство и реконструкция ферм крупного рогатого скота на берегах эталонных и чистейших озер (как Островито в заказнике «Синьша») или на реках резервного генофонда форели и хариуса (как Уса в деревне Пильница, что в Налибоках).
Постоянный слив навозной жижи колхозами в реки, как это сделал СПК «Ворняны» в октябре 2013 года, когда загрязнил нечистотами лососевую реку Гозянку, так и продолжающееся осушение болот - все это наводит на грустную мысль, что белорусскому государству не только начхать на воспроизводство рыб, но и всяческим «красивым» способом оно готово «слить» свою пресную питьевую воду, свой стратегический запас. Между прочим, уже становящийся дороже нефти.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Перспективы
Если в Литве определены примерно 160 рек, перспективных для нереста лососевых, с самой крупной рекой Жейменой, на которой, собственно, стоит рыбозавод для воспроизводства рыб, то в Беларуси есть уникальная река Страча с притоками Пеляка, Струна, Лынтупка, Свирский ручей. По оценкам специалистов, лососевый потенциал Страчи и ее притоков существенно выше литовской Жеймяны. Добавим к списку поля галечного дна реки Вилии и Ошмянки. Плюс притоки Вили: Кемелина, Быстрицкий ручей, Тартак, Сенканка, Гозовка и Дудка. И Беларусь, в случае принятия государством лососевой программы, предложенной независимыми экологами из общественных экологических организаций («Группа защиты Немана «Перекат»», ОО «Экодом», АПБ), имеет серьезный и весомый аргумент в дальнейшей «дележке» «лососевого пирога» среди стран Балтии. 
 
Так, «Перекат» предлагает построить рыбоход на месте изношенных гидроагрегатов старого русла реки Страчи в Ольховке, даже не трогая злосчастную плотину картонной фабрики. Устройство самого дорогого рыбохода в Литве тянет на 70 тысяч евро. На Страче же эта сумма выглядит скромнее - примерно в 50 тысяч. Что за смехотворная стоимость для государства?! Картонная фабрика работает на изношенном оборудовании, нехватке материальных ресурсов. В деревне Ольховка люди спиваются от безработицы и безделья. А если бы в той же Ольховке построить рыбозавод по аналогии с жейменским, то и люди были бы при деле, и лосось восстановился.
 
Некогда Страча слыла богатой лососевой рекой Нарочанского региона. Лосося местные кололи вилами и солили бочками, подавая как деликатес к рождественскому столу. И заметьте: хватало всем. И традиционный лов «вилками» не считался браконьерским, впрочем, как и крупноячеистыми сетями, мирожами и т.п. Так было до государственного наступления на природные ресурсы. Так было до строительства в семидесятых годах Ольховской картонной фабрики с ее непроходной плотиной, когда в реку на нерест заходили огромные лососевые косяки этих грациозных и сильных рыб. Картина сродни камчатской, где по порожистой в каньоне реке, по которой скачут, штурмуя на пенных перекатах и порогах, лососи и шутя берут завалы из притопленых бревен. В этой картине не хватает, пожалуй, в небе «пасущих» рыбку орланов и бурых медведей, дежурящих на речных поворотах, выхватывающих когтями-крючьями рыбины. А так все похоже на Камчатку. И это в центре Европы! Чем не туристическая завлекалочка?
 
Но пока лососевая тема интересна лишь негосударственным экологическим организациям.
 
Хронология экспедиции
Когда мне предложили поучаствовать в экологической акции по охране лососей во время нереста и вести их мониторинг на ручье Тартак, яс радостью согласился. Это новое, интересное для меня полезное для общества дело. Поскольку работать предстояло в полевых условиях, два нерестовых месяца, с октября по декабрь, постарался максимально привести в порядок домашние дела, чтобы не отвлекали.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Рюкзак и все походное, как правило, у меня всегда готово к «десантированию». Некоторые штрихи к амуниции - и я снова в седле. Домчался до точки будущей базы, каньону на реке Тартак в Островецком районе. Здесь оставшиеся до темноты два световых часа привычно разбиваю лагерь. Устраиваю кострище в тракторном диске, натягиваю тент, устанавливаю палатку. Отдельная тема туристического снаряжения - это чудо китайского легкопрома, альпийско-экспедиционная палаточка промокашечка-ветропродувайка. Никогда-никогда не верьте китайским производителям! Эта палаточка, рассчитанная якобы на четырех человек, с трудом вмещала трех китайцев северной провинции Манчжурия и, тем более, одного высокого европейца, который уляжется в ней с трудом лишь по диагонали. Ох, и натерпелся я с этой палаткой! В порывы ветра казалось, что взлетаешь вместе с ней, а при дожде ее пробивало навылет, включая спальник, такой же китайский «альпийско-экспедиционный».
 
Мое дежурство начинается
Собственно, одновременно с моим приездом сюда начался нерест. Он стартует в октябре, когда вода достигает шести градусов и завершается примерно в первой половине декабря, когда выпадает снег. 
 
Три рыбки уже отнерестились и скатились в Вилию, далее по реке в море. На следующий день обнаруживаю еще двух, новозашедших. Одна самочка устраивает нерестовое гнездо сразу перед лагерем. Нерестится здесь три дня, тем самым обеспечивая хорошую площадку для фотосессии. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Трое суток кумжа плавниками роет дно реки, выгребая и переворачивая камушки. По такой вот мозаичной россыпи камней, выделяющихся на дне реки, можно узнать рыбьи гнезда. У лососей они просто огромны по сравнению с другими видами рыб и иногда достигают размеров семейного обеденного стола! Вода в реке прозрачная и чистая, нерестящихся лососей видно очень хорошо. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Завидев рыбу нужно подходить аккуратно, как на охоте, со спины, против течения реки. Неосторожный слоновий топот и мелькание ветвей кустарника испугают осторожную рыбу, и она спрячется под корягу или берег. Но допустив ошибку и вспугнув рыбу при подходе к точке съемок, нужно оставаться на месте.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
В хорошем камуфляже с минимумом движений удачливый фотоохотник-натуралист может дождаться выхода «мамки», окруженной двумя-тремя кавалерами помельче, самцами форели (необязательно кумжи). Самцы трутся об самочку, и она ложится на бок, ритмично изгибается, начинает метать икру, засыпая ее галькой. Самцы тут же оплодотворяют ее. Благодаря клейкому покрытию икра приклеивается к гальке, но не вся. Эту, оставшуюся без присмотра, подбирает различная хищная мелочь, охочая до деликатеса, как голяны и форель. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
Белорусское Прикарпатье
«Карпаты» прямо здесь, на северо-западе Беларуси, на Островетчине. Вся долина Тартака, как и остальных местных ручьев-притоков Вилии, находится в глубоких каньонах, прорытых ледником через озовые и камовые гряды Свянцянской возвышенности еще 12 тысяч лет назад. Она пониже, чем Минске с известными всем логойскими «горами». Но на Логойщине «горы» хоть и большие, но с пологими склонами. А здесь они покруче, с резкими перепадами высот. От того, стоя внизу речного каньона в бурлящем потоке несущейся откуда-то сверху воды и задрав голову, созерцая под небесами сосны и ели, нависшие над тобой, ощущаешь явное присутствие настоящих, если не гор, то предгорий точно. Умом понимаешь, что ты в центре Европы: откуда здесь горы? Странное непередаваемое ощущение. Особенно в верховьях Тартака. Взгляните на фотографии.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Здесь и каньон, и бурлящая в порогах хрустально студеная река, несущаяся вниз, круто изгибается на поворотах по цветной гальке под поваленными замшелыми елями.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
И особенно хороша здешняя природа на «режиме» - в период пяти-десяти минут перед заходом солнца. Склоны «гор», каньон, деревья и опавшая осенняя листва блестят золотом. Несколько минут цветового шоу – и солнце садится, краски блекнут. Но оно обязательно вернется на следующее представление.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Колбаса с ногами
В первый же день дежурства допустил оплошность. Закупив провизию, отошел всего лишь на полчасика от лагеря проверить лососей, оставил продовольственный картонный ящик в предбаннике под палаточным тентом. Его же обнаружили тамошние коты и предводительница их банды, беременная собачка тети Гали, местной жительницы. В общем, вернувшись, обнаружил вскрытую пачку масла, обгрызенную и обсосанную животными, а самое ценное, батон колбасы, «убежал» в деревню. Ах, эта сука, эта собака, эта!.. «Она украла нашу колбасу!» - дикий вопль пронесся по долине, содрогнув вершины «гор»… И тишина. «Как хорошо, что это не лавиноопасный район», - подумал я.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
В следующий раз, уходя на дежурство, я убрал из ящика все потенциально привлекательное для местного зверья, включая «друзей» человеческих. И опять ошибся. Подъезжая к лагерю, заприметил на повороте ту же собаку тети Гали. Смотрит на меня внимательно, и рожа у нее усатая и такая хитрая. Сдается мне, что это неспроста. Так и есть: «зверье» опять провело ревизию ящика. Банки с вареньем, капусточка, лучек-чесночек, мыло, тряпки - все неинтересно. Обломившись полакомиться, собака с досады вытащила из ящика рулон туалетной бумаги и растрепала ее со злости по всему лагерю. Ни себе, ни людям.
 
«Бреки»-браконьеры
В первую же ночь патрулирования «ловлю» первого похожего на «брека»-любителя рождественского пирога с икрой. Браконьерский разведчик увлекся, освещая фонариком предполагаемые места нереста на реке. Вычисляю его вероятный выход и иду туда, устраиваюсь в засаде под деревом. Чувствуется действие адреналина, проснулся охотничий инстинкт, несколько правильных вдохов-выдохов. Держу наготове фонарик. И вот, когда до «брека» остается пару шагов, ловлю себя на мысли: «А что потом?» Луч моего фонаря освещает ему лицо, и он теряется: а вдруг инспекция? Замечая, что я не инспектор, человек успокаивается. Он и я, мы оба знаем, что на этом наша встреча здесь же и закончится. Ему хорошо, что я не инспектор, мне хорошо, что на минутном диалоге наша встреча закончилась, и этот «брек» здесь уже не скоро появится. Лососевой «мамочке» тоже хорошо повезло, что она успела отнереститься. Всем вокруг хорошо.
 
Что касается браконьеров, то это третий бич лососей, после сельхоздеятельности СПК и бобров. Шутка ли сказать, но по агентурным данным, только в одной деревне, неподалеку, на руках у населения двенадцать электроудочек! И, что примечательно, среди этих «электропользователей» рыбных богатств не самые бедные слои населения. 
 
Среди них встречаются ветеринары, учителя, медики и даже милиционеры. Из разных источников вам расскажут истории, как средь бела дня по Вилии на лодках сплавляются электроудочники быстрицкие, ворнянские и прочие, прикрываемые с берега машинами в бело-синих полосках. Представляете масштаб прикрытия этой схемы?! А мы удивляемся, куда рыба делась в реках. Если такой «электроудочник» пройдется по нерестовой реке, то всем рыбьим кладкам в одночасье капец. И велик соблазн наткнуть на вилы лосося, полного икры. «Пироги с икрой на Рождество», - говорят «бреки». А еще эти граждане оправдываются, прибегая к заученной фразе: «Наши деды так ловили, и мы так само. Традиция». Но ваши пращуры-то жили в пещерах с каменным топором за поясом, а деды традиционно ездили на телегах и чистили зубы углем, иногда. Следуя вашей логике «преемственности традиций», повторяйте же, господа, и эти дедовские телодвижения! Ну же!
Волонтеры
Добровольные помощники, нашедшие время и средства, чтобы мониторить и защитить балтийского лосося. Это студенты, служащие, профессора и доктора наук, местные жители, как Вацлав, и теперь уже учителя и школьники Ворнянской школы. Если бы не труд этих людей, можно было бы вычеркнуть балтийского лосося из списка видов белорусских рыб. «Перекат», АПБ, «Экодом» организовывают людей, их дежурство, убеждают народные массы в пользе охранных мероприятий. Чем оценить этот труд, и оценят ли?
 
Досуг
Иногда, чтобы скрасить одиночество своего  дежурства, придумываю себе занятия, если позволяет погода. Параллельно патрулированию реки рыбачу-кидаю спиннинг в Вилию, так, на всякий случай, ради спортивного интереса. Места здесь дикие, огромные дубы, ели, много поваленных вековых деревьев, поросших зеленым мхом и лишайниками. Почти как в тайге.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Однажды застал на реке большую семью лебедей. Белоснежные птицы отдыхали на мели посерединке Вилии. Я подкрался на сколько мог, начал фотографировать птиц. Они меня заприметили и отплыли вниз, кадры получились не такие, как хотел. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
В следующий поход на реку нашел в лесу «клад». Рядом с опустевшим птичьим гнездышком и  оставленным в нем для кого-то коричневым пером под соседними елками нахожу аж три земляных яблока-плода гриба веселки.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Гриб считается лекарственным. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Разрезав «яблоки» на четвертинки, заливаю их в банке неприкосновенным запасом водки.  
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
На другом берегу, в чаще, нашел бункер Лесных братьев, как мне показалось. Однако местные разочаровали: это совсем не бункер, а яма для гашения изгороди. Но как выглядит красочно, по-древнему! Яма, аккуратно уложенная бутовым камнем, будто с пулеметным гнездом. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
А однажды, освежив детские впечатления от северных рассказов Джека Лондона, принимаюсь своей обеденной миской из нержавейки мыть золото на реке. Вместо золота намываю красивых камушков на всякие там рождественские подарки.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Ну, конечно же, основное «золото» этой реки - сами лососи. «Золото», о котором забыли. Вон под корягой рядом с моим прииском отдыхает «золотая» рыбка, не буду ей мешать, пусть мечет икру, а я, пожалуй, пойду чайку попью. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Пью чай и размышляю: хорошо, что в этой и других белорусских речках нет настоящих россыпей золота и алмазов, иначе - прощай и река, и лососи, и природа. Когда-то школьником мечтал стать геологом, чтобы ездить в экспедиции и общаться с природой. Но вовремя понял, что общаться с ней, можно не будучи геологом. Именно с найденных месторождений ресурсов и их освоения и начинается гибель природного достояния, за редким исключением.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Этим вечером взошла луна, и я снимаю ее через ветви деревьев, потом переключаюсь на костер. Делаю кадры на разных выдержках. Неплохо получается. Если пнуть полено ногой, то оно заискрит, и на снимках выходит фонтан-фейерверк. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Этим вечером магия огня и луны, а вокруг такая тишина! 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Котик прыгнул мне на колени погреться, и мы вместе зачарованно смотрим на огонь, вечный телевизор туриста.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Бобры
Сегодня у меня задача - разобрать бобровую плотину в километре от устья Тартака. Лосось бобровую плотину не пройдет, а значит, и не отнерестится. Собственно, борьбой с бобровыми плотинами и начиналась кампания по сохранению лососей. Пришлось доказывать, что такое охраняемое животное, как бобр, на нерестовых реках в периоды нереста весьма нежелательно. Оббивая пороги Минприроды и Островецкого охотхозяйства, удалось найти понимание и добиться санкции на разрушение бобровых плотин. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Эту плотину я разбирал часа два. Замерз, но разобрал только половину. Этого стало достаточно, чтобы открыть дорогу рыбам.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Не думал, что плотина - такое технически продуманное сооружение. Нет, я знал, что бобры - умелые строители. Но одно дело знать из книжек и другое - разбирать их постройку. Все ветки подогнаны, как детали в мазайке, воткнуты в дно реки и скреплены для надежности конструкции грязью-илом. Бобры за ночь работы умудряются построить плотину, что называется, под ключ. Для надежности речные строители сверху носят на нее всякий древесный хлам, тяжелые стволы, чтобы придавить конструкцию и сделать прочнее. Одно не пойму: зачем бобрам именно на эту плотину захотелось притащить на верх стволов и веток бутылку из-под водки?
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
А, может, еще и с водкой, так сказать, отметили удачное завершение строительства?
 
Выдра-кормилица
Обратил внимание, что, если в лагере отсутствуют вечно голодные попрошайки, деревенские коты, значит, где-то на реке лежит рыба. Так и есть, вот большая самка кумжи (75 см), пойманная выдрой, лежит «понадкусанная» на берегу в траве.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Выдра какая-то странная, что ли. Словит два-три килограмма ценнейшего деликатеса, наполненного икрой, но обгрызет только губы и часть спинки лосося. При этом вспорет рыбе живот, слегка «перекусит» икоркой, а остальное растреплет по берегу и, бросая добычу, принимается за поиски следующей. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Оставляли найденных рыб на том же месте, где нашли, предполагая, что выдра, пока не доест лосося, за поимку следующего не возьмется, но не тут-то было. Туши рыб доедали за два-три дня деревенские коты. Вот обломилось им деликатеса от выдры-кормилицы! Кощунственно проходить мимо очередного добытого и еще свежего лосося, беспризорно валяющегося на берегу. А ночи теперь холодные и голодные, ну, вы понимаете, не пропадать же добру.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Плотина
Вода с шумом пролетает две трубы под устроенной сверху реки дорогой Ворона – Быстрица. Поток настолько сильный, что большие рыбы не могут взять это непосильное рукотворное препятствие. Рыбы разгоняются и, влетая в трубу и не найдя за что зацепиться, скатываются обратно. Уставшие, прыгают снова и снова, часто бьются рылами в бетон, ранятся. После многочисленных и безуспешных попыток прорваться в верховья рыбы нерестятся ниже по течению. Пока здесь еще есть места для нереста. Но когда лососей становится больше, не в силах прорваться в верховья, рыба начинает разрывать гнезда предшественников, чтобы отнереститься на этом же галечном гнезде. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
А в верховьях Тартака для нереста не менее шикарные участки и в большом количестве. Принимаем решение с Вацлавом, местным хранителем лососей, поднять уже существующую плотину перед трубами. Камнями выкладываем еще ряд, уровень воды в образованном бассейне перед трубами поднимается на 10 сантиметров, и рыба стала проходить в верховья.
 
В последующем волонтерами был установлен еще дополнительный ряд камней на плотине. И результат стал очевидно позитивным. В этом году верховья Тартака буквально «обнерестились» в давно забытом количестве. И в низовьях нерестилища остались сохраненными. Но, пожалуй, самое забавное место для устройства гнезда было выбрано рыбой в гроте. 
Грот образовался на месте старого вывернутого пня. Пень зарос зеленым мхом, а его корни, как шатер, нависли над речушкой. Получился сказочный забавный зеленый грот.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
Итоги
Начало декабря, моя командировка подходит к концу. Зима уже дышит и стучится в палатку ночными снегопадами с дождем. Лососи уже не заходят, нерест закончился. Еще раз прохожу свои «владения», считаю гнезда. В верховьях их больше, чем внизу. Примерно 34 гнезда и внизу 18. Итого 52 гнезда в 2013 году против почти 40 в 2012-м. Примерно пять лососей добыла выдра. Еще «три порции шашлыка» она выбросила в пропасть, шутка. А ведь был год, когда насчитали примерно 18 гнезд. 
 
52 бугра - это примерное количество, потому что определить точное затруднительно по определению. Обычно гнездовой бугор кумжи величиной примерно с письменный стол. Но встречаются гнезда по всей ширине реки-ручья и в длину до трех и более метров. Как считать такое гнездо, за один или за два, может, за три? 
 
Во всяком случае результаты гнездования этого года радуют. Пока светит солнышко, решаю сходить на Вилию половить спиннингом щуку. Щук не словил, но зато полюбовался здешней природой. Пока крутил катушку спиннинга, на деревяшку, торчащую в реке, приземлился пестрый дятел. Дятел перегнулся на коряге и стал пить из реки воду, тянул ее своим тонким клювом, как мы коктейль через трубочку. Прикольно.
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Никогда ранее не видел подобного. Медленно кладу на пожухлую траву спиннинг и лезу в карман за фотоаппаратом. Но дятел перестает пить, когда уже открываю объектив, и мне достаются лишь два кадра, симпатичные, конечно, но обыденные. А как он пил, как пил, будто не воду, а мед из реки глотал!
Дембель
Полтора месяца дежурства в гордом одиночестве позади. Ура, завтра уезжаю домой к семье в теплую постельку, к горячей воде с мылом и согревающей тарелке горячего супчика. Как же я соскучился по тебе, цивилизация! Но это будет только завтра. А сегодня, как вчера и позавчера, на ужин хлеб с салом, горячий чай из термоса, вместо мыла - речной холодный ил с песком и сырые дрова-дымокуры. Где же ты, выдра-кормилица, хочу гуся, его крылышко-ножку!
 
А пока довольствуюсь последней рыбной консервой, на которой значится «Лосось тихоокеанский». Как знаково. Разделил консерву с вечно голодной кошкой, столько дней продежурившей вместе со мной. Я стерег лосося, а она с котами и собакой тети Гали - мои съестные припасы. Кошка облизывает консерву, по уши вымазываясь в томатную пасту, а я готовлю дровишки к ночлегу.
Школа выживания
Ночью на лагерь обрушился очередной ураган, «Хавьер», с дождем и снегом. Чтобы не замерзнуть, есть такой прием выживания: наливаю в три пластиковых бутылки горячую воду, забрасываю две бутылки в спальник, а одну под куртку прижимаю к груди. Задраиваю все люки-молнии и пытаюсь заснуть. Вспоминаю армейскую присказку: «Дембель стал на день короче, всем дембелям спокойной ночи. Спи, глазок, спи, другой, баю-бай, «вочанятки» закрывай…»
 
Баю-баю, засыпаю… Но не тут-то было! Чую, что что-то или кто-то ползет по мне, в шерсти и кусает до невыносимого зуда!
Дорогие волонтеры из АПБ, которых я сменял в лагере! Какому «доброй души» человечку пришло в голову прикормить и приютить котов в палатке? Коты - это не только полтора килограмма мускул и шерсти, но и сотни-«тыщи» мерзких кусачих блох! И теперь я лежу и чешусь, чешусь, вспоминая безадресно кого-то «добрым словом». В конце концов, хронические недоедание и недосып в тепле сморили меня, и я снова в объятиях сновидений. Ах, какой был чудесный сон. Жареный гусь с хрустящими, сочными крылышками, поданный на блюде в окружении картошечки, пропитанной «смачным» сладким жирком. А в хрустальной вазе «грыбочки», заправленные уксусом и луком, на столе - чарка горячего чаю, до верху наполненного сахаром-рафинадом. И я, после бани, в чистой нательной рубахе, тянусь к этому искушению живота своими чистыми руками. Отламываю от гуся крылышко и… И в этот самый момент какие-то иглы цепляют меня за ребра. Я вскакиваю, насколько позволяет спальник. Оказывается, от порыва ветра обезумевшие коты с воплями «мя-у-у-у-у!» прыгнули на тент палатки, пробив его когтями и мой спальник вместе со мной. Это не коты, а какие-то изверги! Звери, у-у-у, собаки, одним словом.
 
Но пришло утро и новый день, я собираю лагерь, мусор и палатки. С пребольшим трудом завел двигатель ставшего легендарным старенького форда с потерянным где-то баком. Спустился в каньон Тартака попрощаться до следующего сезона. И здесь меня ждал маленький подарок природы. На деревяшке гнилушки застыли ватные хлопья снега, а сверху снежные сливки природа украсила зонтиком из засохшего листа ольхи. Ну, прямо открытка, взгляните на фото, необычное в обычном. 
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
Оглядываю эти горы и склоны, эту реку, бросил на память камушек с добрым пожеланием реке и лососевой молоди. Чтобы все здесь стало хорошо, чтобы лосось шел сюда на нерест косяками, как это было еще не так давно. Пожелал, чтобы рыбам хватало места среди людей, а людям - рыбы. Да пребудет здесь и вокруг нас красота! До свидания, лососи, до свидания, река! Я уезжаю, до встречи!
 
Забытое золото Тартака. Из дневника участника лососевой экспедиции
 
А на следующее утро сюда пришла настоящая зима и снежная метель, укрыв белым покрывалом всю речную долину, каньон и лес вокруг. Как будто закрылась последняя страница в интересной книге дикой природы.
 
Фото автора
Комментарии пользователей (14)
Оставьте ваш комментарий первым
Игорь Пастухов    20 Декабря 2013 в 22:33
0
0
Расследование показало что котов в палатку ни кто не запускал.Это "он сам ко мне пришёл", коты труться у палатки и в предбаннике, блохи прыгают на палубу и ждут следующих теплокровных жертв-волонтёров чтобы подпрыгнуть и вцепиться -зашиться в одеждую. Ну а потом тёмной ноченькой попить кровушку. У блохи оказывается в ротовой части есть диск с зубьями, как у циркулярной пилы и она "вращая" им туд и сюда рспиливает кожу . А потом смогчет кровь насыщаясь надувается и отваливается спать в блаженстве, поди. Поспав опять принимается вампирить. А слюна блохи и вызывает зуд. У кого аллергия, то проявляются волдыри .Их расчёсываешь и заносится инфекция. Жуть.
Уважаемые волонтёры АПБ простите за подозрение , это всё они...коты.У-У-У , собаки, одним словом.
Ратмір     20 Декабря 2013 в 23:06
0
0
Цудоўнейшая аповесьці, прачытаў зь вялікай цікавасьцю, ганаруся, што ў нас ёсьць такія людзі, як Ігар! Шутливо
Vanellus77    20 Декабря 2013 в 23:21
0
0
Игорь, спасибо, очень интнресная статья. Вообще всегда с большим интересом читаю Ваши рассказы. Неужели человек из-за большой любви к природе готов вот так, на берегу реки жить в палатке целый месяц, да еще в такой промозглый, как ноябрь?   Преклоняюсь перед Вами. Благородное дело делаете. Единицы смогут вот так, бросить все свои дела и отдать себя целиком борьбе с варварским отношением  к природе.  Спасибо!
Галина Романенко    20 Декабря 2013 в 23:42
0
0
Игорь! Одним словом можно оценить - здорово! А если сказать больше, то это прекрасно из-за прекрасных же фотографий, это героически из-за твоей любви к Природе и желания отдать ей всё - что есть, и что будет. Это научно, потому что узнаёшь интересные вещи, что о рыбе, что о местах её обитания, и много - именно о наших, белорусских проблемах и задачах...Настолько ёмко, настолько хорошо, я очень рада за тебя, так как эта публикация раскрывает твоё "Я", твою суть - душу, ум, образованность. Спасибо. Я тоже когда-то давно хотела стать геологом, у меня много знакомых геологов, они все очень хорошие, цельные люди. Тебе подошло бы иметь эту профессию. Галина Романенко. 
Анатолий Ловкис    21 Декабря 2013 в 0:10
0
0
  Ещё один сезон. Для меня это второй. В этом году рыбы зашло больше и это радует. Помню свою первую ночь на Тартаке, когда нерестилось 7 рыб. Уснуть не мог!
  "Покормилась" и выдра , к сожалению.
  Гнёзда есть и на других реках, не в том количестве, конечно, радует сам факт их наличия.
  Объективно, что самый мощный "уничтожитель" кумжи- это  загрязнение (смывы с полей, стоки с ферм)
  На данный момент Тартак уже достиг свою экологическую ёмкость в отношении кумжи(другими словами, если придёт еще больше рыбы,  нереститься ей там будет негде) Отсюда вывод-надо обращать внимание на другие ручьи. И непременно изучать Страчу.
  По поводу волонтёров АПБ: (раз уж  разговор зашёл) кроме ошибок, у них есть ещё и ряд заслуг: Единственная самка кумжи, "отобранная" от выдры (в отличие от других, найденных "спецами-перекатчиками под предводительством Полуцкой) только она была доставлена на изучение в Академию наук. Вот результаты: 3 года в реке, 2 года в море, длина около  60 см, вес более 2кг.  Шла на нерест впервые. И что самое интересное(и закономерное) это наша , тартаковская кумжа! Не литовская!
 А ведь и другие рыбы могли дать ценную информацию. Например эта:
http://perekat.com/forum/viewtopic.php?f=40&t=888&start=30
 Что стало с ней, читайте в том же форуме.
 ...Юлия Верес (тоже волонтёр АПБ) проводит мониторинг состояния воды в нерестовых ручьях.
 Кому интересно, в Деревне Ворняны, Островецкого района АПБ скоро откроет информационный центр по лососям. Можно будет наглядно и в доступной форме получить исчерпывающую информацию.
..Упоминание о вкладе других людей конечно есть, но складывается впечатление, что ты один 2 месяца эту рыбу охранял. Хоть бы спасибо сказал людям, которые иногда отпускали тебя домой, привозили дров, делились едой, помогали тебе с машиной... Получается, что ты здесь присовокупил весь наш коллективный вклад в это дело.. Ах. да, мы все остальные, напустили тебе блох.. А может, быть это группа крови у тебя такая??
 P.S. Во время нереста рыбе нужен полный покой и тишина... И желательно, без фото.
Владимир Пенькевич    21 Декабря 2013 в 10:44
0
0
 
Игорь, интересно рассказано. Вы, как Робинзон Крузо, побыли почти на «необитаемом острове», но не «выживали», а сделали очень полезную и нужную работу… Ваш энтузиазм и, можно сказать, смелость, вдохновляют и вселяют надежду, что нерест лососевых будет у нас постоянный и массовый. А период нереста – как праздник, как дни тишины…
Блохи обладают узкоспециализированным ротовым аппаратом, предназначенным для прокалывания покровов хозяина и насасывания крови. Ротовой аппарат блох колюще-сосущего типа. Такой ротовой аппарат имеют и клопы (постельные клопы, водомерки), равнокрылые (тли, цикады, червецы и щитовки), комары, вши, трипсы и др.
Режуще-сосущий ротовой аппарат - у слепней и некоторых других двукрылых насекомых.
С уважением, Владимир.
Нина Полуцкая    21 Декабря 2013 в 13:33
0
0
Спасибо, Игорь за дежурство на Тартаке в совсем не курортный сезон. Вполне лиричный рассказ получился. Но не могу не прокомментировать некоторые важные вещи.
1. На самом деле не Литва держит первенство среди стран Балтийского бассейна по количеству лососевых, а Литвия со своей р.Саласой. Думаю, что Швеция может также поспорить с Литвой. Хотя не оспариваю достижений соседей из Литвы моих добрых коллег и друзей. 
2. Кумжа и ручъевая форель - это все-таки разные виды рыб. Останется выклюнувшаяся молодь в ручье или уйдет в море - зависит не от случая, а от их генетической предрасположенности. Просто в младенческом возрасте, то покатной стадии (смолт) эти два вида рыб неотличимы визуально. Но через 2 года в реке остается форель ручьевая, а в море уходит, как ей и положено, кумжа.
3. Вы упомянули о том, что  в акции патрулирования как бы еще кто-то принмает участие, кто-то даже ее организует...
Добавлю. Принимали участие, как в прошлые годы активисты нашей Группы Защиты Немана, клуба Перекат, АПБ. И очень активно. А удается все это организовать плагодаря финансовой поддержке ССВ - Шведской международной экологической организации Коалиция Чистая Балтика. 
Игорь Пастухов    21 Декабря 2013 в 16:50
0
0
замечания и предложения.
Во первых спасибо всем кто менял менял на Тартаке. А тобы я прочно одичал бы. Персонально спасибо Анатолию Ловкису и Коле Черакасу за компанию ( ох уж откормил меня "грыбочками").И учителю истории Ворнянской школы, спасавшим меня от жестокой лихоманки парацетомолом и САЛООМ.  
В планы прноекта не входило одиночное дежурство, а  лишь иногда. А со мной  получилось почти всегда. От сюда первое замечание. Нет я не жалуюсь Мне не тяжело в одиночистве дежурить, армия научила( а там было посложнее). Но всё же для полноценного патрулирования одного человека как то согласитесь" малавата будет".
КОМАНДОС должны быть там НА МЕСТЕ а не только в деревне .Команда это мин. 4 человека на реку Тартак. А если на другие то соответственно группировка волонтёров долждна быть увеличина.А так получилось что Тартак уже под завязку с рыбой, а на Сенканку Дудку Кемелину почти ноль внимания, нет ссил и средств.
Лагерь основной на Тартаке долджен быть оборудован с необходимым мин. , чтобы дежурившие не тратили львиную долю своего времени на решение бытовых проблем, как это было в моём случаи( сухие дрова привезли лишь дважды!?).А именно:
1)Солдатская брезентовая палатка на 5-7 челов с буржуйкой и деревянным пддоном-обрешоченный настил( а была китайка продувака-жестьяк).
2)Тент от дождя  4 на 6 метров туристический ОБЯЗАТЕЛЬНО обшит стропой  на верёвках  с оплёткой ХБ но с синтетической сердцевиной.А был оранжевый тент для... эвакуации тел.Под этим кусочком китайской материи  костерок не разведёшь.Но дрова можно укрыть( единственный плюс).
3) Обязателно устройство туалета. Я там сделал как умел для всех.Каркас крытый кукурузой с колхозного поля. Отличный туалет получился с видом на  РЕКУ И нерестилище. Но он был бы ещё отличнее если бы он был из жердей а не из прутиков.
4) Само собой костровое оборудование( оно было).Только треногу под котёл гнуть не нужно было. Она со мной по всем лагерям прошла а тут не выдержала волонтёрского натиска.
5)Фонари которые были это хорошие приспасобы картошку в баке мять.Они конечно мощные, но и такие же неудобные кроме как в руках ни на что не прицепишь, через плечо не повесишь, в карман и сапог не воткнёшь. как раз на фонарях можно было сэкономить и купить попроще подешевле но такие же мощные.В этом случаи не всё китайское фуфло.
6) Автотранспорт.Это проблема. И на сколько известно она каснулась здесь всех волонтёров в той или иной степени.Моя машинка тарантайка умудрилась бак потерять по дороге на дежурство, почти при подъезде, проколотые колёса  тоже неприятно, как и чих-пыхмонологи  двигателя в тот момент когда нужно срочно ехать. Наверное В идеале там должден дежурить УАЗ в аренде у волонтёрующих организаций. 
Это замечания и предложения по хозчасти. А есть ещё и по схеме дежурства но это секретная инфа для беседы в другом формате.
Безусловно нужно в Новом Году подналечь на "открытие" Страчи для нереста. Нужно продавливать проекты.И в этом нам поможет не только заграница но и НП Нарочанский и ООПТ"Сорочанские Озёра" и "Швакшты", по их теритрии тьечёт Страча и тут основные нерестилища. Я даже могу подсказать где у "панове гроши заныканы". В Островецком и Мядельском РИК(Кураторы ООПТ Сорочанские Озёра и Швакшты) есть стабилизационный фонд. А НП Нарочаснкий ещё за Страчу не ответил когда в 2004-2006 г. проводили опыта над оз.Швакшты.Напомню,  администрация НП Нарочанский " очень опытным" путём зарыбили толстолобиком оз.Швакшты истоки Страчи. Таким же опытным электротралением с санкции НП местные рболовецкие бригады тралили эту рыбу. Некогда неглубокое и прозрачное до 6 м. озеро, сегодня превращается в зеленеющую огромную лужу и река Страча так же. Поэтому, прошу прощения за резкость, мне не интересно откуда НП достанет гроши , но его нужно к этому "подвести". Раз нашли деньги испохабить то что должны были охранять, то пановене не взыщите, а  ищите как испраить и подмести за собой.
По браконьерам-электроудочникам не следует раслаблятся. Я уже говорил на сколько эта "каста отверженных" прикрыта сверху. Но в каждой обороне есть слабые места. Я их нашёл. И это так же тема отдельного "закрытого" разговора. Частчно приоткрою карты. Эти люди пока ещё боятися огласки.И в век высоких технологий и видеонаблюдательно-фиксирующей техники это можно было бы использовать. И конечно же славить и славить на ВСЮ СТРАНУ и неприменно Зарубежье. Нужен будет специальный раздел на сайте напр. Зелёный Портал и остальные дружественные сайты. Кто возьмётся его созданием?
Анатолий Ловкис    21 Декабря 2013 в 21:27
0
0
  Добрый день! По поводу организации быта согласен с Игорем на 100% Дежурство в одиночку -  неэффективно. На мой взгляд, если 4 человека будут постоянно жить и дежурить в обогреваемой(!) добротной палатке, то  возможность браконьерства практически сведётся к нулю. Надо обязательно уделять внимание другим речкам по Вилии, тем более, что рыба туда заходит. Изучать новые водотоки, выявление загрязнений, т.е. системный подход.
  Сторонам-участникам охраны лососей необходимо разработать Единый План действий на ближайшие 5-7 лет, и довести его до всех участников проекта(в том числе волонтёров)
  Провести мониторинг среднего течения Страчи и её притоков(Лынтупка, Пеляка) и предолжить "Нарочанскому" участие в проекте восстановления популяции  лососёвых в Страче и её притоках. Интересно, что по этому поводу скажет представитель НП?
  И вообще, для начала надо встретиться всем неравнодушным вместе( во время официального учёта гнёзд) в Островецком р-не и подвести итоги, поделится идеями, а они есть.
Игорь Пастухов    21 Декабря 2013 в 22:57
0
0
Представитель НП Валерий Люштык уже ответил в ответе общественности на предложения в планы управления НП Нарочанским. Предложения были направлены нами весной 2013г. В ответе полученным в августе на наше предложение поучавствовать в лососевой теме НП прямым текстом ответили что им не интересны ни плотина в Ольховке ни лососи. Вот так то. Поэтому чтобы было интересно не только нам экологам и небезразличным людям, нужно шевилить и НП и РИКи и ОГПУ ООПТ и Минприроды. А Способы шевиления есть разные.В т.ч. и опубликованные выше .
Юрий Малец    22 Декабря 2013 в 12:07
0
0
Отчет необычный. Поступок благородный.
Ольга Лукшиц    23 Декабря 2013 в 13:00
0
0
По поводу разные виды или одни кумжа и форель - я еще не встречала, что их уже разнесли. Оба вида идут под Salmo truta, только морфы разные, что часто бывает у проходных видов. Или есть новая информация, что уже точно как разные виды разнесли? 
 
 
Галина Романенко    23 Декабря 2013 в 20:53
0
0
У Игоря получился не отчёт - дневник по дежурству на реке, а очень хорошее повествование. Конечно, есть ошибки, но они мало заметны.Поэтому, эта вещь приближается к литературному повествованию, и мы не будем его ругать, что он описал свои личные переживания.Но, ребята, не надо быть такими категоричными в своих суждениях о Швакштах и Страче - дело сделано,виноватых много, в том числе и экологов.Нельзя только собачиться.Думаю, что виноватые исправят сами свои ошибки, этот процесс идёт.Насчёт Страчи и форели, думаю, думать о будущем годе - рановато. Она ушла в Лынтупку, в Страче вода будет восстанавливаться года два. Вряд ли в ней сможет быть форель.Весной-летом сделаем настоящие анализы воды, а не "на глазок",пусть и хороший.До лета всё выясниться.Вот никто не предлагает поработать по улучшению озёр и Страчи? Помогли в поездке для исследований только: не эколог Стас Ладутько и эколог Толя Ловкис из Войшкун.Хорошо бы в январе походить по зимней реке. Одна я зимой не пойду, а вопросов много.Придётся искать новых экологов.Это неплохо, тем более, с интересными приборами. Да связи. Галина.
Анатолий Ловкис    26 Декабря 2013 в 0:57
0
0
Галина! Приезжайте в Вайшкуны, сходим! А что за прибор, кстати?
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.