Из жизни волков. Гроза – дикий волчонок

0 1613 12 Июн 2019

Гроза была на редкость шустрым волчонком. Однажды, получив мясо, волк Кай и волчица Герда схватили по куску, а Грозе не досталось. Волчонок не растерялся, побежал за Каем. Однако гадкий волк рычал на малыша и ничего ему не дал. Кай оторвал от куска говядины небольшой кусочек, и, пока жевал, Гроза схватила оставшийся кусок и ринулась в нору. Волк побежал к Герде в надежде урвать мясо там, но тоже получил мощный отпор. В основном же Герда кормила Грозу отрыжкой.

Когда приходит пора волчатам отвыкать от материнского молока, родители начинают кормить их отрыгнутым мясом – своего рода эквивалент наших детских смесей.

Наевшись, волчица принималась скулить, пытаясь привлечь внимание волчонка. Если же Гроза была сыта и не реагировала, Герда останавливала ее лапой, кладя на спину, и, отрыгнув, заставляла приняться за обед.

Волки отрыгивают частями, когда детеныш съест порцию и попросит еще. У Кая за Грозу просила Герда, вернее, она приказывала волку отдать все без остатка. У Кая была такая несчастная морда, когда он пытался сохранить в желудке хоть что-нибудь для себя.

На воле волки никогда не хранят добычу вблизи логова. Доставляется обычно только то количество, которое необходимо для немедленного потребления. Все излишки, добытые на охоте, волки сносят в тайник, расположенный метрах в десяти от логова. Эти запасы предназначены для кормящей волчицы. 

Герда же предпочитала хранить все запасы у себя под боком, в домике.

В два месяца Гроза была крупнее Груни. И, видимо, потому, что всё время жила на улице, да еще и в норе, полностью покрылась шерстью. У Груни же на теле был пух, а шерсть выросла только на голове и хвосте.

В начале августа я решила познакомить Груню с ее сородичами. Подвела к вольеру. Герда подняла холку и стала рычать и прыгать. Это уже был не ее волчонок. Кай же прижал уши, скосил глаза и состроил умильную физиономию, за что тут же получил взбучку от Герды. 

Гроза, несмотря на то, что я каждый день пребывала около их вольера и волки ко мне ласкались, оставалась очень дикая. При моем подходе она старалась моментально скрыться в норе.

В два с половиной месяца Гроза совершила свою первую охоту. В вольер к волкам залетели две сороки. Кай и Герда безучастно лежали в углу, предоставив право охотиться Грозе. Волчонок носился по вольеру, пытаясь схватить птиц, но безрезультатно. Наконец, одна из сорок вылетела на волю, а за ней и вторая. Волки и этому не препятствовали. Накануне они убили одну сороку, но есть ее не стали, и Гроза тоже к ней не притронулась. 

В три с половиной месяца Гроза сделала свой первый запас корма, закопав в вольере крысу.

Волчонок становился всё больше похожим на Герду – такой же подвижный и всё время куда-то стремящийся. Гуляла под проливным дождем и бодро шлепала по лужам вслед за Гердой; Кай же наслаждался покоем в домике.

Когда Грозе исполнилось четыре месяца, я выпустила волков из вольера погулять. Герда выбежала первой, стала всё обнюхивать и метить вокруг. Кай вылез из норы и присоединился к ней. Обойдя весь загон, волки вернулись в вольер и стали поочередно вызывать Грозу из норы. Спустя некоторое время Герде это удалось. Потом она стала уговаривать ее пойти погулять – клала лапу ей на шею и даже тянула зубами за холку. Но Гроза, постояв некоторое время возле норы, снова скрылась. Волки, оставив попытку вывести дочку в свет, затеяли игру. В основном веселилась Герда, Кай лениво ее поддерживал. 

На протяжении следующих дней волки, выходя на прогулку, предпринимали всё, чтобы только Гроза к ним присоединилась. Герда ложилась около вольера и каталась на спине, а Кай закрывал собой нору. Наконец, Гроза, пересилив страх, включилась в игру Герды. Наигравшись, волки сами пошли в вольер. Я их закрыла и не заметила, что волчонок спрятался в загоне, в траве. Оставшись один, он стал прыгать на сетку и рвать ее зубами. Я скорее открыла вольер, волки вышли и забрали Грозу.

В пять с половиной месяцев волчонку разрешили присоединиться к пению взрослых. До этого все его вокальные желания Герда пресекала. Подпевала Гроза тоненьким голоском. А вот Груня была совершенно спокойна – это не ее стая. Зато, когда мы вечером стали выть с нашей внучкой Варварой, Груня очень забеспокоилась, стала к нам ласкаться с прижатыми ушами, а потом неожиданно коротко провыла басом.

Вот как описывает свое общение с волком Б.Гржимек: «Я пробовал разговаривать с волком, и наконец, он тихо заскулил мне в ответ. Потом он внезапно остановился, поднял голову, приоткрыл пасть и завыл сначала на высокой ноте, а затем постепенно снижая голос. Тогда я тоже завыл. Он сначала очень удивился, а потом дважды ответил воем. Вскоре я уже мог заставить его выть по приглашению, начиная первым». 

И наша Груня начинала петь на разные голоса, как только слышала наш вой. Кай и Герда на такое не реагировали.

В декабре, когда волки на воле объединяются, я стала приводить в соседний с волками загон Груню, пообщаться с сородичами. Но никакой дружбы не получилось. Волки ставили шерсть дыбом на холке и нападали. Гроза тоже подходила к решетке, и они «общались» с Груней, старались укусить друг друга за носы.


Центр реабилитации диких животных «Ромашка»

Фото автора

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Из жизни волков. Таинственный незнакомец

Из жизни волков. Пророчество

Из жизни волков. Волчата

Из жизни волков. Второй волчонок

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.