Цивилизация под нашими ногами. Часть вторая

Татьяна Моисеева
научный сотрудник Института леса Национальной академии наук Беларуси
0 844 28 Авг 2019

Увлекаясь поисками далеких инопланетных миров, порой мы не замечаем целые «вселенные» в ближайшем лесу. И напрасно!

Передвижная «столовая» 

Продолжим экскурсию по муравейнику. (Начало здесь). Кстати, в нем встречаются не только коренные жители: ползают жучки и их личинки, клопики, клещики, муравьишки-воры. Чужаки питаются отбросами и гниющим стройматериалом. Но многие и за счет хозяев, кормящих их, как своих. Всеобщее кормление – «экономическая основа» жизни гнезда, способ передачи сигналов-гормонов для различения чужих и своих – те, кто угощаются и угощают. Обмениваются как близкие, так и дальние родичи вида, обитающие в пределах 200–300 м.

Взобравшись по лестнице, мурашка попадает на «чердак». Тут трудятся сотни муравьев, точнее муравьих: рабочие, обычно, женского пола. Не зная покоя, постоянно перестраивают гнездо: каждый по отдельности и все вместе. Одни подносят сухие былинки, просушенные и склеенные листья злаков, хвою, пряди мха. Другие укладывают их в щелки-трещинки, укрепляя и утепляя свой дом; даже в самые сильные морозы температура в нем не ниже -1оС.

Formica rufa 8, Behaarde rode bosmier, Saxifraga-Bart Vastenhouw.jpg

Фото: Formica rufa, Saxifraga-Bart Vastenhouw

На «потолке» малыш замечает какие-то шарики, висящие подобно летучим мышам. Временами у них подрагивают кончики усов. Это фуражиры, хранители запаса пищи. Их зобик называют «общественным желудком»: всем достаются капельки росы, нектар, паучки, червячки, гусеницы – у муравьев нет сытых и голодных: если с едой туго –бедствует вся семья. Один из живых «бочонков» еле-еле сползает вниз. Стоит пощекотать его усиками и передними лапками, подавая сигнал «голода», – он тут же отрыгивает капельку, кормя всех желающих весь день. Затем вновь отправится за добычей. Муравьи всегда делятся друг с другом пищей: капля может утолить жажду до 10 особей, а зачастую через 20 часов распределяется между 100 и более жителями городка.

Настоящий дворец

Подкрепившись, муравьишка спускается вниз, весь путь не переставая удивляться. Какие большие апартаменты! Комнат больше, чем желающих их занять! Домик растет вместе с семьей, строясь с запасом. Это огромный дворец, «небоскреб» с вентиляцией (когда холодно «включается» хитроумная система обогрева), детскими, мусоросборниками, кухнями и даже... туалетами!

У муравьев нет ни обогревателей, ни компрессорных установок, но в их городках дышится легко, всегда тепло и поддерживается нужная влажность. Да еще в разных частях, даже в помещениях свой микроклимат – «коммунально-бытовые службы» налажены идеально. И за всем этим они, как животные холоднокровные, следят строго, используя свои «секреты»: крыша в виде купола, тление остатков растений, закрытие на ночь и в дождь всех входов-выходов...

Многочисленные подземные кладовые сменяются причудливыми галереями и ходами – такими запутанными, что малыш даже забывает, откуда пришел. На среднем ярусе прокладываются новые тоннели. Впереди идет муравей-землекоп. Набирая челюстями, как ковшом, в ротовой мешок грунт, пятится назад, высыпая его у входа, и устремляется рыть дальше. Носильщики выносят кучи наружу. Рабочие поднимают их наверх, высыпая на стены дома.

Formica rufa 5, Behaarde rode bosmier, Saxifraga-Jan van der Straaten.jpg

Фото: Formica rufa, Saxifraga-Bart Vastenhouw

По дороге любопытный малыш посещает просторные камеры-хранения яиц, коконов и личинок. Снуют фуражиры, пополняя запасы еды. Спешат няни к ясельным подопечным: «одевать» яйца в коконы, принимать «роды», кормить личинок, ухаживать за куколками. В «детский сад» торопятся воспитатели...

Работы в гнезде всегда много. С самого начала надо подкармливать яйца: облизывать слюной, убивающей плесень и содержащей питательные вещества. Переводить в другие камеры безглазых большеротых личинок с пушком из волосков-пружинок, подпитывая их не только слюной, но и переработанным взрослыми кормом. Превращаясь в куколок, они уже не нуждаются в пище. Следить за чистотой в домике обязаны уборщики. Складывая мусор и пыль в подротовые сумки, они сбрасывают его в «мусоросборники». Сделав дело, ухаживают за собой: после сухой чистки вылизывают себя языком. Чистота и порядок должны быть всегда, везде и всюду, даже в походных условиях.

Грибные погребки

И вот мы вслед за нашим малышом спускаемся на нижний этаж дворца, уходящего на глубину обычно до 2 м (по некоторым данным, аж до 25 м!). Здесь находятся грибные «цеха». Снуют грибоводы, следя за ростом плесневых грибков, причем в количествах более 10 млн клеток на 1 г субстрата. Суетятся сборщики готовой продукции, отрывая жвалами микрозачатки плодовых тел и передавая носильщикам, доставляющим их на склад. Отсюда «деликатес» подается к «столу», прежде всего, царицы. Так что не только американские муравьи-листорезы могут выращивать грибы, но и наши рыжие лесные.

На муравейниках и вблизи них поселяются и многие шляпочные грибы: шампиньон, зонтик, колпак, звездовик. Не ясно пока, какую пользу из этого соседства извлекают жители гнезда: может, питаются соседями. Но вот самим грибам от этого большая выгода: богатая почва и помощь в распространении – муравьишки переносят споры и микрокусочки грибницы.

1280px-Formica_rufa_nest_2.jpg

Фото: wikiwand.com

«Пастбища» тлей 

Неплохо налажено у этих насекомых и «животноводство», описанное еще в 1861 году К. Линнеем, а изучать его начал русский энтомолог А.К. Мордвилко. Эти насекомые-хищники успешно разводят червецов и тлей. Нежные, беззащитные, в зеленоватых платьицах эфемерные создания делятся с ними излишками – «экскрементами» по первому требованию «хозяев», способных съесть и саму «сахарную коровку». Но муравьи и заботятся о подопечных: прячут тлей-самок на зиму в гнездо, в теплые «загончики», весной расселяют по растениям, строят навесы от солнца и непогоды, переносят для «выпаса» на более сочные «пастбища», охраняют от других насекомых и регулярно «доят», щекоча усиками их брюшко. Слизывая сладкое, богатое углеводами «молочко» (падь), они спасают деревья, так как на выделениях тлей может развиться грибок – разрушитель древесины. Муравьи – умелые «пастухи»: в опекаемых ими «стадах» «скот» размножается лучше, чем на «вольных хлебах».

Жизнь их нелегка и заключается, прежде всего, в добывании пищи, на две трети (62%) состоящей из сладостей (углеводов) и на треть (33%) – из белков (нужны для роста расплода). Высокоэнергетическая, легкоусваиваемая падь, неограниченно делимая на порции, – основная пища, «горючее» для взрослых особей. Лишь иногда они питаются кусочками насекомых, падалью, грибами, ягодами, семенами, нектаром цветов, соком растений, особенно берез.

Наркотическая страсть 

Любят мурашки побаловаться и «наркотиками». Их выделяют насекомые и другие беспозвоночные из группы мирмекофилов (266 видов). Зачастую при передаче пищи снизу к одному из муравьев прицепляется нахлебник, а сверху другой, и оба успевают урвать долю. Воистину: один с сошкой – семеро с ложкой. Но они или вступают в симбиоз, или наносят урон, не ведущий к гибели гнезда. Все, кроме жучка ломихузы. Проникая в камеры с потомством муравьев, этот жук-драгдилер откладывает свои яйца. На все попытки жителей разобраться с чужаком отвечает «атакой», выделяя особое вещество. Слизывая его, муравьи впадают в эйфорию – и жизнь в гнезде затормаживается.

Дальше – хуже. Активность особей падает все больше, кормовой участок сужается, а там, где вроде бы и идут работы, толку мало: груз часто теряется, а мураши слоняются без дела. Тусуются. Кажется, все они под кайфом. Но это не так. «Наркоманы» обычно сидят дома. А заторможенные особи – это уже новое поколение, по аналогии с людьми – «дауны». Вроде бы и рабочие, но грудь увеличена, да и делать они ничего не могут: ни яйца откладывать, ни спариваться, ни работать… Когда семья переселяется, муравьи забирают не только свои коконы, но и таких сожителей. Сохраняя «нахлебников» и употребляя их выделения, колония постепенно приходит в упадок...

Formica rufa 4, Behaarde rode bosmier, Saxifraga-Ab H Baas.jpg

Фото: Formica rufa, Behaarde rode bosmier, Saxifraga-Ab H Baas

И верхолазы, и воины 

А наш муравьишка тем временем попадает в очередной тоннель; один поворот, другой... и вдруг – ослепительный свет! Он «зажмуривает» глаза, а, открыв их, замирает от удивления. Раннее утро, но на улицах городка царит оживление: кто-то тащит гусеницу или хвоинку, другие спешат за добычей...

Неожиданно на дорожку ложится тень. Рядом с тропкой садится большая птица – лесной конек. И тут же начинает хватать муравьев. Как правило, она их не ест, а… грабит! Отнимает у честных тружеников букашек. А если не отдают – заглатывает и их. Мурашка отбегает к сосне. Страх проходит, и он замечает: по стволу дерева словно вьется живая веревочка. Это ползут его собратья, тщательно обследуя все ложбинки в коре и трещинки. Никому нет пощады!

Вдруг малыш настораживается – ложная тревога: рядом «маршируют» солдаты во главе с капралом. Грозные, в боевых «доспехах» – скафандрах из хитина, на теле многих – полученные в боях «шрамы». Защита гнезда – святая обязанность каждого из жителей. Стоит на минуту остановиться – и по ногам уже карабкаются мураши. Не убегают, не падают, поджав лапки, как другие насекомые, а встают в боевую стойку, опираясь на задние лапки, челюсти и кончик брюшка с жалом разворачивая в сторону врага. Яд могут выбрасывать на расстояние до полутора метров. Даже вдали от дома крохотный воин всегда готов дать бой. Умереть, но не отступить – таково кредо рыжего муравья!

muravii-boxery-animalreader.ru_.jpg

Фото: animalreader.ru

В случае ранения каждый мураш обязан помочь пострадавшему: поднять и унести в гнездо. За только что погибшим также старательно ухаживают. Но через день в жару труп начинает разлагаться, и рабочие, повинуясь велению запаха, тащат покойника на «кладбище-свалку». Больше нет ни одного вида насекомых, даже среди общественных, которые поступали бы также.

А однажды муравьи принесли к чужому гнезду их погибшего воина. На шум выскочили стражи порядка. Оценив обстановку, скрылись. Но пришельцы не уходили, требуя разбирательства. И тогда появилась процессия: чужакам был передан червячок – «выкуп» за тело умершего собрата. Не говорит ли это об умственных способностях и сообразительности муравьев?!

Среди своих 

Оглянувшись, мурашка застывает на месте - его внимание приковывает высоченный холм. По поверхности снуют целые бригады строителей. Одни подают хвоинки, травинки, веточки, мох. Другие, ловко карабкаясь по стенкам, тащат их наверх, где рабочие заделывают щелки, уплотняя и укладывая сверху кусочки смолы-живицы. Работа кипит вовсю. Муравьишке становится стыдно за свою лень. Прихватив хвоинку, он направляется к одному из отверстий внизу холма. Возле входа стоит стражник: «обнюхав» усиками, убедившись, что свой, освобождает проход. Чужака он ни за что в муравейник не пропустил бы.

Довольный собой малыш вбегает внутрь. Там его окружают старожилы, «хвалят» за усердие. Мураш чувствует себя частью большой дружной семьи.

Прирожденные метеорологи 

За время нашего удивительного путешествия небо затягивается тучами. Муравьи суетятся, потоком направляясь в свой дворец, прячутся, закрывая все ходы-выходы, – быть дождю. А что же они делают в муравейнике, когда дождь идет сутками? Оказывается, природа и тут позаботилась об их племени: наводят в доме порядок, питаясь запасами из кладовых и зобиков хранителей. Если же мураши снуют, будто бы не замечая непогоды, то ее и не будет.

Могут давать и долгосрочные прогнозы: чем больше кучи осенью – тем суровее будет зима. Задолго до паводка они, разбегаясь по сторонам, лезут на деревья что-то изучать. Затем, забрав свое имущество, уходят на новые места. Река, выйдя из берегов, затапливает старые гнезда, но до новых не доходит. Муравьи – предсказатели даже землетрясений (за час–полтора до толчков).

Formica rufa 3, Behaarde rode bosmier, Foto Fitis-Sytske Dijksen.jpg

Фото: Formica rufa, Foto Fitis-Sytske Dijksen

«Разум» или инстинкт? 

О «разуме» муравьев ходят легенды. Их поступки часто сравнивают с поведением людей, объясняя не просто сложными врожденными инстинктами, но и наличием интеллекта. Хотя в это и трудно поверить. Но уклад их семьи (среди насекомых лишь им присуще «рабовладельчество» и «войны») удивляет даже специалистов, а для непосвященных – вообще чудо. Видимо, здесь все же присутствует мышление. Но доступно ли оно муравью? Ведь нервная система его содержит всего около 500 тысяч нейронов (у человека их около 100 млрд). Так почему же эти существа могут так жить? Где «мыслящий центр» их семьи, если в отдельном крохе-муравье его не разместить? Может быть, в их памяти есть подобие таблицы «ситуация – ответ – инстинкт». Данные от органов чувств после обработки нервной системой сравниваются с табличным образом. При совпадении – «стандарт-ответ на ситуацию», если нет – какой-то «дежурный».

Но какого же размера должна быть «таблица» для руководства жизнью стольких особей? А какие огромные «запоминающие устройства», да и скорость ответов и уровень управления выше инстинктов?! Поэтому все больше ученых склоняются к мысли о существовании центрального распределенного мозга, где каждый член семьи – носитель его частицы (сегмента). В нервной системе всех особей, согласно их роли в иерархии семьи, заложены и программы «трудовых макроопераций», выполняемые по командам сверхмозга. Каналами связи, вероятно, выступают электромагнитные колебания в широком диапазоне частот. И хотя они не найдены ни у муравьев, ни у пчел, ни у термитов, это не значит, что их нет. В будущем все прояснится. А пока в пользу такой гипотезы говорят многие «странности» поведения этих крох: резкое изменение направления движения, внезапное прерывание работы и переход к другой...

В семье не без «урода» 

Зачастую в сказках, баснях и рассказах муравьи – образцы трудолюбия и взаимопомощи. Еще в Библии (Притчи царя Соломона) лентяям советовали поучиться у них: «Пойди к муравью, ленивец, посмотри на действия его и будь мудрым. Нет у него ни начальника, ни приставника, ни повелителя, но он заготовляет летом хлеб свой, собирает во время жатвы пищу свою».

Но не так уж муравьи бескорыстны: кормя личинку, рабочий получает от нее капельку пищи. К тому же, не все они трудяги: 80% – да, а вот каждый пятый – тунеядец, бьет баклуши. И даже если убрать часть трудоголиков, оставшимся придется «пахать» вдвойне, так как «совесть» проснется не у всех бездельников: в силу их преклонного возраста, патологической лени или… Невероятно, но доказано, что часть лентяев – это не кто иные, как носители особо важных спецсегментов муравьиного мозга, нужных для сохранности, сбора и обработки данных, последовательности выполнения задач. Поэтому эти особи – ни «трудовой резерв», ни «отдыхающие», ни «пенсионеры».

И все же нерадивые особи встречаются, и для них действует особое наказание: если они несколько раз возвращаются в гнездо ни с чем, их «казнят» – убивают, пуская на фураж. Любопытно, но иная участь ждет потерявших трудоспособность из-за увечья: их кормят, пока они могут «просить» еду...

Formica rufa 6, Behaarde rode bosmier, Saxifraga-Rudmer Zwerver.jpg

Фото: Formica rufa, Saxifraga-Bart Vastenhouw

Берегите их! 

Слаженная «общественная» жизнь этих крохотных созданий всегда привлекала внимание человека, что, к сожалению, ведет к уничтожению или разорению их гнезд. Целые колонии гибнут также от пожаров. Но и варвары-поджигатели встречаются. Сердце сжимается, глядя на такие пепелища.

Будьте внимательны к нашим братьям меньшим! Берегите их, ведь воздух, которым мы дышим, наше благополучие зависят от состояния лесов. А здоровье деревьям во многом обеспечивают эти удивительные существа.

Возможно, лишь непохожесть их на нас и всех наших «родственников» мешает в полной мере оценить сложность и своеобразие их существования. Но, соприкасаясь с интереснейшей и до конца не разгаданной жизнью муравьев, невольно задумываешься, как такие крохи создали собственную цивилизацию.

И, может, прежде чем искать братьев по разуму в далеких просторах Вселенной, для начала лучше внимательнее посмотреть себе под ноги?

Цифры и факты

  • В среднем одна семья муравьев собирает за сезон (март-октябрь) 3-8 млн насекомых, 40-60 тыс. семян, пади – 200 л (около 40 кг сахара).  
  • Оказывается, на куполе гнезда в апреле появляются... теплоносцы! Лениво ползая, накапливают тепло солнца в хитине, используя и «печку» внутри, сжигая запас еды. Разогревшись, спускаются «раскочегаривать» своих родичей. Жители выходят из оцепенения и … закипает активная жизнь!  
  • Многие «рекорды» насекомых принадлежат муравьям: по плотности поселения, продолжительности жизни особи, скорости обучения и т.п. У них и самый большой из всех живых существ мозг… по отношению к телу, конечно.  
  • Муравьи – призеры 2-го места среди тяжелоатлетов: гусеница может поднять груз где-то в 25 раз больше себя, муравей – в 100, пиявка – в 1500 раз.  
  • Если бы муравей был размером с человека, то он ежечасно пробегал бы 25 км, перенося 300 кг груза; муравейник имел бы глубину в 1 км; мозг всех муравьев одной семьи как суперорганизма имел бы в сумме 3 триллиона нейронов, что в 30 раз превосходит мозг человека.  
  • Муравьи обладают хорошей памятью, сохраняя информацию до 120 часов. А умеют ли они считать? Скажем, до ста? Оказывается, да! Они прекрасно различают дорогу (съеденная пища в пути служит им спидометром), способны передавать друг другу сведения о расположении и числе объектов.  
  • В груди муравья, как и у людей, бьется сердце. Есть пищевод и другие органы. Но питаться они могут лишь жидко-мелкой пищей, всасывая ее. Более крупная скапливается в предротовой камере и периодически «выплевывается».  

  

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.