Цивилизация под нашими ногами

Татьяна Моисеева
научный сотрудник Института леса Национальной академии наук Беларуси
0 963 21 Авг 2019

В лесу, как в хорошей книге, всегда найдется непрочитанная страница. Л. Леонов

С ранней весны и до поздней осени люблю бродить по лесу, вдыхать неповторимые запахи, наслаждаясь великолепным видом могучих дубов, стройных красавиц сосен, любуясь ажурными нарядами модниц елей. Я вхожу сюда, как к себе домой, да это и на самом деле моя родная стихия...

Особенно хорошо прогуляться в летнюю пору, неспешно погружая ноги в мягкий мох, по знакомым и в то же время неизведанным тропам, посидеть под раскидистым кряжистым стариком дубом или прилечь возле смешливых щебетуний березок. Тихое умиление вызывает пронизанный солнцем бор. Здесь душа моя отдыхает, впитывая божественные ароматы, источаемые высоченными, как на полотнах Шишкина, соснами...

Муравьиными тропами 

Утро в самом разгаре, но в лесу не жарко. Из овражка, обросшего ольшаником и бузиной, принарядившейся алыми бусинками, тянет приятной прохладой. Тишина. Лишь сухостой хрустит под ногами. Куда ни глянешь, желтеют в траве маслята, рдеют гроздья брусники. Наклонившись за ягодкой, увидел, что по еле заметной тропке деловито бегают туда-сюда рыжие лесные муравьи (Formica rufa) – наиболее обычные в средней Европе представители семейства муравьев из отряда перепончатокрылых. Любопытно проследить за ними, и я отправилась следом, ступая как можно осторожней, ведь внизу тоже происходит жизнь. Сотни, тысячи различных букашек копошатся у нас под ногами, а мы порою даже не замечаем их или просто не хотим увидеть...

Formica_rufa_a1.jpg

Фото: wikipedia.org

Немного найдется на нашей планете насекомых, вызывающих такой же интерес, как муравьи. Мир этих неприхотливых созданий – необычайное проявление природы. Они повсюду: в земле, в песках и на болотах, в кронах и коре деревьев. Не селятся лишь в краю вечной мерзлоты. Хотя и способны вырабатывать незамерзающее вещество типа этиленгликоля. Могут находиться и под водой по сто часов, и даже летают со скоростью 3 м в секунду.

Иду по их владениям, поражаясь невероятной организованностью этих удивительных насекомых, являющихся в своем подсемействе вершиной эволюции, живущих по таким же законам, как и мы, люди.

Муравьиные магистрали тянутся, как лучи, во все стороны, и как бы ни петляли, а к городу-холмику всегда приведут. К вечеру они менее оживлены, но с наступлением утра царят суета и сутолока, как на улицах мегаполиса: один поток муравьев-«автомобилей» стремительно несется в одну сторону, другой – в противоположную. «Муравьиный шлях», по словам В. Пескова, достигает иногда в ширину до полутора метров. Скопление бегущих по нему насекомых бывает так велико, что слышен даже шорох – «топот муравьиных ног».

Вижу: рядом со мной, на тропке встретились два муравья: один домой с поклажей бежал, другой, «тощий», налегке за добычей шел. Остановились. Мураш мурашу всегда рад. Скрестили усики, словно за руки поздоровались. О чем-то «поговорили»... и разбежались. Спешат по тропкам неутомимые труженики леса – забот много, все надо успеть. Им даже спать некогда! Вздремнут на ходу – и снова за работу! Поспешим и мы с вами дальше. 

Шедевр строительного искусства 

И вот среди прямоствольных сосен показывается купол диковинного домика-многоэтажки – прямо пирамида египетская. Присмотревшись, вижу: жильцы таскают на купол... кусочки смолы-живицы. Зачем они это делают? Никчемная работа или просто забава?! Но у них бесполезных дел не бывает. Раз носят, значит, надо. Оказывается, смола в жару, плавясь и растекаясь, скрепляет хвоинки. Крыша не промокает даже в ливень: толщина «корки» достигает 20 см и сделана на совесть, ремонт нужен не так часто. Но веточки, хвоинки, а их может быть 4–6 млн, надо перебирать ежедневно, иначе плесень заведется.

Formica rufa 5, Behaarde rode bosmier, Saxifraga-Jan van der Straaten.jpg

Фото: Formica rufa, Saxifraga-Bart Vastenhouw

Выходит, куча – не хаотическое нагромождение хвоинок, как кажется на первый взгляд. Под крышей находится сердцевина с ходами и камерами. «Капстроительство» идет постоянно: население растет – надо расширять дворец. И все делается без нарушения «генерального плана», по какому-то особому – муравьиному – рациональному проекту. Летом строители работают от зари до зари, а весной опять все сначала: под снегом муравейник осел, отсырел, осыпались тоннели, накопился мусор. Все надо привести в порядок. И все работы проводятся быстро, качественно: сушатся хвоинки-палочки или заменяются новыми, выносятся трупы, оболочки яиц и коконов, остатки пищи.

Лесные санитары 

В домике рыжих лесных муравьев могут обитать до миллиона жильцов, поэтому и добычи им требуется много. Мураши очень сильны, доставляя в гнездо и мелкий груз, и крупнее их по массе, транспортируя тяжести совместно. Средняя семья за сезон может уничтожить до 15 млн вредителей леса: совок, сосновых пилильщиков, пядениц, гусениц, червячков, тлей. Муравьи с жадностью атакуют и пожирают дождевых червей, но особенно обожают хлебного червя. При массовом размножении вредители составляют в их добыче 90% и более. Поэтому муравьев и называют лесными санитарами, хранителями лесов. Там, где поселяется шестиногий народец, деревья почти не болеют, а для этого на гектаре достаточно всего четырех муравейников.

Кроме того, гнезда муравьев являются очагами повышенного плодородия почвы – «фабриками плодородия». Растения с удовольствием используют питательные вещества, накапливаемые под жилищами этих насекомых.

Лечебные процедуры 

А муравьи, чтобы не болеть, ежедневно употребляют в пищу целебные экстракты – вытяжки из плесневых грибков, сока и семян растений. Своеобразный «антибиотик» готовят фармакологи в специальных «стерильных камерах». Есть у крошечных «докторов» и пациенты со стороны: прилетают лечиться дрозды и скворцы, спешат «на прием» белки и животные покрупнее. Стоит птице сесть на купол, как встревоженные обитатели тут же заползают в перья, выпускают струйки муравьиной кислоты: «купаясь» в муравейниках («птичьих санпропускниках»), пернатые очищаются от паразитов.

Formica rufa 6, Behaarde rode bosmier, Saxifraga-Rudmer Zwerver.jpg

Фото: Formica rufa, Saxifraga-Bart Vastenhouw

Однако муравьи рады не всем пациентам, немало проблем создают им кабаны. Для получения максимума «медицинских процедур» клыкастые монстры зачастую проделывают в их гнезде траншею, а, проходя «курс лечения», любят подремать на мягкой «кушетке», зарывшись рылом в хвоинки и довольно похрюкивая. Кабану хорошо, а каково хозяевам, дом которых после такого натурального свинства превращается в кучу мусора! К тому же эти животные не прочь полакомиться самими муравьями и их детками.

Любит мурашей и пернатая братия – синицы, славки, сороки, сойки, дятлы и, особенно, дрозды и вертишейки. Однако поедаемые птицами муравьи составляют лишь 10% от их естественной смертности, что особо не влияет на жизнь гнезда. Иногда, правда, серьезно могут пострадать от дятлов небольшие семьи. Среди других их врагов –медведи, жабы, кроты.

Царская особа 

Каждое муравьиное княжество имеет одну или несколько маток-цариц. Все другие члены семьи ей подчиняются. Одиночек среди муравьев в природе нет: все особи – потомки царицы. Поэтому их главная задача – расплод. Матка должна откладывать яйца, и чем больше, тем лучше. Ее за это лелеют и кормят ежеминутно. Пищу приносят фуражиры, но их в царские покои не пускают – вдруг занесут инфекцию. Около матки всегда суетится свита из 10–12 рабочих, как правило, молодых. Облизывая царицу, избранные получают от нее информацию о ее здоровье и состоянии гнезда, которую передают по цепочке другим особям. Все жители муравьиного городка должны быть в курсе новостей!

В теплые летние дни (май–июль), особенно после дождей, над кучами поднимаются целые облака крылатых самок и самцов, будто вьется легкий дымок. Массы ласточек, стрижей с криками летают в этих роях, хватая муравьишек. Самцы после спаривания погибают; их спермы хватит самкам на всю оставшуюся жизнь для рождения миллионов особей.

Formica rufa 8, Behaarde rode bosmier, Saxifraga-Bart Vastenhouw.jpg

Фото: Formica rufa, Saxifraga-Bart Vastenhouw

Без удачи – «трона» нет 

У многих видов муравьев молодая матка сама строит первую камеру, выкармливает личинок и с появлением рабочих становится «машиной для кладки яиц». Но царица рыжего лесного муравья ничего этого не умеет. Она упорно ищет осиротевшую семью бурого лесного, краснощекого или песчаного муравьев, дабы вернуть ее членам «смысл жизни»: приступив к обязанностям, постепенно заменить хозяев своим потомством. Но гнезда-сироты попадаются редко, а убить «законную царицу» самой или при помощи ее подданных самочка не может, поэтому в столь благородном деле ей должна сопутствовать удача. К тому же на ее пути может встретиться другая самка, и тогда схватка со смертельным исходом неминуема: побеждает сильнейшая. И никто из солдат не может вмешиваться в баталию цариц. Сраженную матку войско выносит за пределы гнезда – на кладбище, есть и такое место у муравьев.

Бывает, что самка остается в семье, если размеры муравейника позволяют создать «рабочее место» для еще одной царицы (в крупных их обычно 3–4). Но чаще всего семья рождается почкованием: самочка уводит с собой часть особей, основывая новый «филиал». Или превращает в гнездо один из «летних павильончиков» – запасных куполов, используемых в непогоду или для склада.

Иногда на площади в несколько квадратных километров бывает несколько сот муравейников! Это – отростки одной семьи. Родной запах – пароль для жильцов этой территории. Забежавшего чужака не потерпят. А мураши-соседи охотно ходят друг к другу в гости по обменным дорогам...

1280px-Formica_rufa_nest_2.jpg

Фото: wikiwand.com

Любознательный малыш 

Маленькие мурашки появляются на свет в середине лета. Удивленно «тараща» фасеточные глазищи со множеством линз (есть у них еще и 3 простых глазика вверху головы), осматриваются, засекая малейшее движение, но фокусируясь лишь вблизи, с рождения страдая «близорукостью». Нюхают, щупают, пробуют все на вкус и отлично «слышат», чутко улавливая усиками-антеннками колебания почвы. Нет у них ушей, подобных нашим! В первые часы жизни они не заняты. Да и потом какое-то время могут отсиживаться в камерах с куколками. Около коконов копошатся взрослые, помогая младенцам покидать их уютные «колыбельки»: скорлупа слишком жесткая для их мягких челюстей.

Одному из муравьишек становиться скучно, и он решает прогуляться. Отправимся и мы вместе с любознательным малышом в увлекательное путешествие по лабиринтам и извилистым ходам муравейника – шедевра строительного искусства с его уникальными инженерными сооружениями.

Из комнаты с куколками мурашка попадает в огромный зал – даже потолка не видно! По сторонам расходятся бесчисленные ходы-переходы, лестницы, уходящие ввысь... По ним беспрерывно снуют рабочие. В гнезде нет регулировщиков, но на его оживленных магистралях никогда не бывает пробок. Муравьи, имея крошечный по сравнению с нашим мозг, гениально решили извечную проблему дорог, преподав нам урок, как жить в городе. Они вежливы и терпеливы, двигаются по очереди, цепочкой и... подчиняются приказам, точно следуя курсу. Одни проверяют укрепления. Другие бережно тащат личинок – беспомощных зародышей. Третьи занимаются строительством.

Formica rufa 3, Behaarde rode bosmier, Foto Fitis-Sytske Dijksen.jpg

Фото: Formica rufa, Foto Fitis-Sytske Dijksen

Все при деле! 

Для многих видов муравьев «профессия», полученная личинкой с пищей (набором гормонов), – это судьба, которую нельзя изменить. Но рыжий лесной муравей не заходит так далеко. Солдат-профессионалов здесь почти нет (все рабочие всегда готовы к бою), а род занятий зависит в основном от возраста.

Юные миролюбивые мураши с месяц трудятся няньками, воспитателями, санитарами внутри домика. Возмужав, работают грузчиками, землекопами или строителями. С появлением «боевого духа» – на постах обороны (охранники, солдаты). На склоне лет переходят на промысел (фуражиры): сначала на окраине владений, а потом вблизи. Заканчивается же трудовой путь стариков на куполе в качестве наблюдателей. Есть в гнездах особи – любители одной и той же работы. Но их не много. Большинство все же «многостаночники».

«Разнарядка» зависит и от времени года, состава и численности семьи, величины самих особей: крупные – защитники гнезда, средние – рабочие, маленькие – заботливые няньки, воспитатели. Так что мураши не совсем вольны в выборе. Хотя и могут, как и мы, избирать «профессию» согласно характеру: любители однообразия идут в строители или в пастухи и всю жизнь ходят одной дорожкой на «дойку» тлей, наиболее храбрые – в охранники и солдаты, шустрые – в фуражиры, а самые наблюдательные и умные становятся архитекторами, разведчиками, охотниками, прокладывающими новые тропы и вступающими в схватки с дичью. Работа находится для всех, и каждый выполняет ее сам, используя жвалы – верхние челюсти (без них муравью жизни нет) и коготь-крючок на кончиках лапок, но согласованность действий обеспечивается все же иерархией и подражанием лидерам – активаторам.

Formica rufa 2, Behaarde rode bosmier, Saxifraga-Pieter van Breugel.jpg

Фото: Formica rufa, Saxifraga-Pieter van Breugel

«Ученики» и «учителя» 

Долгое время муравьи рассматривались как роботы. Однако выяснилось: «Они разные, у каждого свой характер», – говорит о насекомых, как индивидумах, один из знатоков их профессор Г. Длусский. Жизнь мурашей не сводится к одной лишь работе. Находят они время и для игр: подолгу катают какой-нибудь шарик или вступают в «борьбу», не используя яд и не «избивая» друг друга.

За муравьями с увлечением следили Аристотель, Плутарх, Плиний, но опыты с ними были начаты лишь в XIX веке. Препятствием для их постановки и толкования результатов является сложность муравьиного «языка», а также предубежденность в отношении интеллекта насекомых вообще. Тем не менее уже доказано: муравьи обучаются быстрее всех других насекомых, а также земноводных, пресмыкающихся (лягушек, черепах) и многих птиц, хорошо различия форму фигур, число углов при выборе пути к кормушке.

У всех животных, обитающих совместно, будь то птицы или рыбы происходит обучение. И чем прочнее семья и связи между ее членами, тем больше возможностей. Муравейник же с жильцами разных поколений – удобная среда для этого процесса. Взаимодействие стариков с малышами не что иное, как профессиональное обучение, ведь «пенсионеры» – хранители важной информации гнезда. Что же заставляет муравьев учиться? Пока это загадка. Однако молодежь внимательно наблюдает стариками и следует их примеру. Но учебу стимулирует не только любознательность, но и чувство самосохранения. Молодые видят, как умудренный жизненным опытом собрат улепетывает от надвигающегося дождя. И следуют за ним...

A_Formica_rufa_sideview.jpg

Фото: wikipedia.org

Цифры и факты

  • Муравьи как древнейшие существа – свидетели расцвета динозавров – обитают на Земле уже 200 миллионов лет. Это, пожалуй, одни из немногих насекомых, схожих между собой (тонкая талия-стебелек соединяет брюшко и грудь), несмотря на огромное разнообразие (более 20 тысяч видов).    
  • Гнезда устраивают только рыжие лесные муравьи. Бурые, краснощекие и желтые садовые – подземные жители. Потому и встречаются реже, хотя их не меньше. Но больше всего в наших лесах, оказывается, пахучих муравьев (древоточцев), обитающих в дуплах деревьев, и черных садовых, живущих не только в садах, а везде, где много мертвой древесины.  
  • «Пирамиды» рыжих муравьев обычно бывают в высоту от 0,4 до 1,5 м. Но иногда достигают и больших размеров – до 2 м! В Эстонии же в муравьином заповеднике встречаются «дворцы» и повыше!  
  • Самым крупным скоплением муравьев на планете считается царство красных муравьев (суперколония) на побережье японского острова Хоккайдо. Это 45 тысяч муравейников, каждый площадью по 1 м2, соединенных между собой подземными коридорами! Свыше 1 млн цариц и 306 млн рабочих особей!  
  • Почему муравейник имеет вид конуса? Такая форма позволяет наиболее полно использовать энергию солнца, «улавливая» лучи утром и вечером под прямым углом, а в полдень – наискосок, регулируя температуру в доме.  
  • Фуражиры удаляются от гнезда на 200 и более метров. Это огромное расстояние для маленьких созданий! Но натоптанные ими тропы и сигнальная (запаховая!) связь облегчают транспортировку грузов: добыча доставляется за 2 часа, стройматериалы – за 2–8 дней (часто «теряются» по пути).  
  • За минуту в «погреба» среднего муравейника закладывается около 100 насекомых. За сутки маленькие трудяги могут собрать более 100 тысяч вредителей (хищных обычно не трогают). Для сравнения: синице на такое количество добычи потребуется 2 месяца, а малому пестрому дятлу – 20 дней.  
  • Размер «охранной» территории гнезда достигает иногда 2 га. Длина обменных и кормовых дорог может превышать 100 м, их общая протяженность доходить до 1 км, а преклонный возраст магистралей – 15 лет.  
  • Муравьиные семьи могут существовать десятки лет, почти полностью обновляясь за год. В то время как одиночные особи живут гораздо меньше: самцы – всего сезон, рабочие – от 1 до 3–7 лет. Хотя и это немало для таких крох - пчела изнашивается за 30 дней! Матки же муравьев царствуют 5–10–20 лет, то есть в 100 раз дольше, чем одиночные насекомые такого же размера.  
  • И хотя муравьи по размерам малы (в среднем рабочие – 4–9 мм, матка – 10–11 мм), но именно эти крохи образуют 15-25% земной биомассы животных.  
  • Гиганты мира муравьев (длина рабочих – 33 мм) живут в Африке. Мурашки-карлики до 3 мм обитают в США в колониях других муравьев как паразиты, иммигранты-нелегалы, прибывшие в страну надолго.  
Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.