Путешествие в параллельный мир

Юрий Емельянов
путешественник-натуралист
0 3262 17 Янв 2020

Все вокруг нас кажется нам таким простым и обыкновенным, мы видим только ограду и за ней траншею. В свете наших обыденных представлений нам, заурядным людям, кажется, что Уоллес безрассудно пошел в таивший опасности мрак, навстречу своей гибели.

Но кто знает, что ему открылось?

Герберт Уэллс, рассказ «Дверь в стене»

Фантасты давно уже изжевали идею о параллельных мирах, начиная от Герберта Уэллса и заканчивая Братьями Стругацкими, Клиффордом Саймаком и другими. Современные физики тоже не обошли стороной эту тему, отстаивая в яростных научных спорах все более сложные модели параллельных Вселенных.

Заманчиво, конечно, узнать, что же там кроется в глубинах Дальнего космоса. Но может и не стоит так торопиться? Ведь пока еще никто не обнаружил хитроумную «червоточину», ведущую в другую Вселенную. Может, пора отряхнуть налет звездной пыли и оглядеться по сторонам?

Параллельные миры всегда существовали и по сей день существуют рядом с нами. Они живут по своим законам, но не терпят шума и суеты, неуважительного к себе отношения. Их присутствие зачастую зыбко и мимолетно, как утренний туман. Но они реальны.

Когда-то границы, отделявшие мир человека от других миров, были почти неосязаемы. Это был большой «дом» со многими «комнатами», но с открытыми «дверями». Со временем человек сформировал свой мир, совсем непохожий на остальные миры и даже враждебный им. Двери нашей комнаты в общем доме захлопнулись и стали почти невидимыми. Теперь так же, как и во времена Уэллса, от глаз большинства людей ускользает дверь, ведущая в «чудесный сад». И нужно приложить немало усилий, чтобы найти и открыть ее.

Потихоньку мне стали открываться небольшие мирки, как например, суетливый муравейник, потом миры побольше: небольшая рощица, болотце, озерко со всеми их маленькими и большими обитателями. Наконец, приоткрылась дверь, ведущая в ЛЕС — содружество миров разного масштаба. А потом я начал искать дорогу в еще большие и загадочные миры, те, что до сих пор сохранились в том далеком первобытном состоянии, потому что остались отделенными от нашего мира осязаемыми границами: неприступными горами, непроходимыми болотами, дремучим лесом, раскаленными пустынями.

Вы, конечно, помните историю семьи Лыковых, староверов, обнаруженных в глухом уголке Саян? Благодаря публикациям Василия Пескова эта находка разнеслась тогда по стране бодрящим порывом горного воздуха. С тех пор мне все время хотелось тоже заглянуть за ту невидимую дверь, за которой был «мрак» неведомого и притягательного мира.

Интерес этот неумолимо тлел много лет. И вот только теперь я смог реализовать свою мечту.

По соседству с Агафьей

Предложенный нам маршрут казался настолько привлекательным, что мы не долго мучились над выбором.  

Еще бы! Ведь речь шла об экспедиции в федеральный заказник «Позарым», в глухом заповедном уголке Западного Саяна, на границе Хакасии и Тувы. Мало того, от самого озера Позарым, по имени которого собственно и назван заказник, всего-то 70 км по прямой до заимки Лыковых. По сибирским меркам — по соседству! Итак, вперед — на самый юг Сибири!

 

 

Неожиданная встреча

Яркие молнии били в низкие сопки по берегам величественного Енисея. Самолет, уклоняясь от встречи с грозой, скользил вниз, быстро приближаясь к неведомой земле.

После обильного ливня Абакан окутался липкой жарой. Было не меньше 40 градусов. Водитель такси поведал, что накануне и вовсе было под 50. Такая несусветная жара, особенно после дождей, здесь не редкость.

Птицы почти не летали. Они просто сидели с раскрытыми клювами, пытаясь хоть как-то охладиться.

Честно говоря, у нас тоже не было никакого желания даже шевелиться. Но вот этот серьезный фотограф рядом с гостиницей напомнил нам, что нельзя терять ни минуты драгоценного времени.

Влекомые чувством долга, обливаясь потом, мы потащились по бульвару куда-то, где карта обещала воду и зелень. Улицы были довольно пустынны.

Ага! Вот где все подевались! Масса людей наслаждалась прохладой, погрузив телеса в широкий обводной канал. Вдоль канала тянулся луг с желтеющей травой. Там не было ничего примечательного, и я лишь изредка, скорее по привычке, сканировал взглядом пространство.

«И чего ради…» — формирование вполне логичной в данных обстоятельствах мысли, принявшей в плавившейся голове более короткую и выразительную форму, было внезапно прервано появлением некоего объекта. Объект быстро сновал в зарослях травы, иногда совершенно пропадая из поля зрения. Заинтригованный, я начал приближаться короткими перебежками.

А где же, собственно, объект? Как сквозь землю провалился! Разочарованный, я уже собирался спрятать фотоаппарат, как вдруг заметил нору в земле. Вот оно что!

Ждать пришлось недолго. Из прохладной темноты подземелья показалась усатая мордочка. Огляделась по сторонам. И на божий свет появился упитанный суслик.

Пошарив для виду в траве, зверек встал столбиком, замаскировавшись травинкой, и надолго застыл, изучая новую обстановку. Он был столь погружен в это занятие, что муха воспользовалась ситуацией и с комфортом пристроилась на его мохнатой голове.

«Дневной дозор», — усмехнулся я про себя.

Прервав, наконец, медитацию, хвостатый занялся поиском пищи. Но еще не раз его любопытная мордочка оказалась в моем объективе.

Сквозь степи к горам

Всего две дороги идут через Саянский хребет из Хакасии в Туву. Одна из них, федеральная трасса М54 «Енисей» (известная исторически как Усинский тракт) идет из г. Абакана в г. Кызыл, столицу Тувы. Примерно в 200 км по трассе от Абакана, на самом юге Красноярского края находится красивейший национальный парк «Ергаки», очень популярный у туристов.

Но чрезмерно популярные места не входили в наши планы. Поэтому мы отправились по региональной трассе А161 Абакан—Абаза—Ак-Довурак к Саянскому перевалу, примерно в трехстах километрах от столицы Хакасии.

До гор еще далеко. Мимо проносятся хакасские степи с пятнами волнующегося на ветру ковыля. В синим небе парит множество хищных птиц. Такого количества я никогда не видел. Чуть ли не из-под колес машины прыскают в спасительную траву греющиеся на обочине суслики.

Часто дорогу пересекают стада коров. Они здесь непривычной для нас светло-коричневой масти. И ведут себя точно так же, как их священные родственники в Индии: могут улечься прямо посреди шоссе, вынуждая водителей притормаживать своих железных коней.

То и дело встречаются священные места для умиротворения духов. Обычно это незамысловатая деревянная конструкция, увешанная разноцветными ленточками.

Для той же цели используют и священное для хакасов дерево — березу.

Цветные ленточки называются «чалама». Существуют определенные правила проведения обряда их повязывания. Поэтому, если захочется привязать свою ленточку, то лучше вначале выяснить все детали, чтобы не разгневать духов.

Завязывая «чалама», человек делает по одному пожеланию на каждый узелок. Большое значение придается не только тому, где разместить ленточки, но и их цвету. Каждый цвет соответствует определенным высшим силам. Завязывая узелки на белом «чалама», символе чистоты дел и помыслов, просят о здоровье. Завязывая узелки на красном «чалама», символе Солнца, тепла, жизни и достатка, человек обращается к духам — хозяевам местности и просит сил и удачи. Завязывая узелки на синей ленточке, символе чистого неба, связи с «верхним» миром, просят о хорошей судьбе. Зеленый цвет символизирует природу и плодородие. Но вот черных ленточек вы не увидите — в их узелках хранятся все неприятности прошедшего года, и поэтому их сжигают в священном очищающем огне, который по традиции разжигают на северо-западной стороне.

Старинный традиционный обряд повязывания ленточек проводится в определенные дни, например, на Новый год по хакасскому календарю, то есть в день весеннего равноденствия. Он знаменует собой приход весны, тепла, воскрешения природы и жизненных сил человека.

Многие оставляют в таких местах и мелкие подарки, например, монетки.

Сообразительный воробей, похоже, тоже решил примазаться к великим духам и ожидал подаяния.

За реками с интересными названиями Есь и Тёя степи постепенно переходят в горы. У города Абаза пересекаем впечатлившую своими размерами и бурунами реку Абакан и устремляемся в самое сердце Западного Саяна. Тающие на глазах «палочки» на экране мобильника вскоре вовсе исчезают, отмечая начало обширной ненаселенной области. Теперь спутниковый телефон останется единственной ниточкой связи с внешним миром.

Привыкнув к довольно оживленному движению в начале пути, не сразу осознаешь, что встречных машин почти нет, а дорога норовит поймать колеса в яму или подбросить их вверх вспучившимся асфальтом. Местами он и вовсе исчез, обнажив пыльный грунт. Машина напрягает все силы, карабкаясь на перевалы, а на спусках закладывает уши. Водителю тут не до красот, а мы зачарованно смотрим на проплывающие мимо горные хребты, курумы (россыпи крупных камней), болотца, бурные ручьи и реки. Становится заметно прохладнее.  

Немного не доехав до Саянского перевала, останавливаемся. Саянский перевал, очевидно, назван по имени Саянского хребта, на котором он, собственно, и расположен. По хребту проходит граница между Хакасией и Тувой. Местное название — Сотый — произошло от расстояния до города Ак-Довурак — как раз 100 км. Перевал известен с давних времен по надписям на монгольских захоронениях. Когда-то именно этим путем шла завоевывать мир несметная армия Чингисхана.  

 Декабрь 2014

Продолжение следует…

Фото автора

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.