Зона притяжения: под знаком сохатого. Часть 2

Виктор Козловский
Председатель клуба фотографов дикой природы Беларуси, инженер лесного хозяйства
2 1238 30 Ноя 2012

У машины в траве обнаружил боровик. Он стоит большой и крепкий. 

 
 
Чуть дальше, в сосняке, нахожу еще несколько, у которых от засухи и возраста потрескались шляпки. 
Вот стоит дуб, и под ним чуть ли не сплошным слоем насыпано желудей и масса грибов.
 
 
 
Этот год довольно урожайный на них, а вот диких кабанов как-то уменьшилось за последние разы пребывания, поэтому и желуди не востребованы. Не так часто мне приходится встречать стадо, а если быть точнее, то за пять дней пребывания видел только два раза и несколько раз встретил одиночек. Все же плотность копытных чувствительно понизилась после запрета в 2006 году охоты на волка, когда их отстреливали до 150 голов за зиму. Да и лосихи теперь встречаются часто без приплода, который вероятно лег на стол серым санитарам. Да и визуально стало заметней, что в волчьем помете стало попадаться гораздо больше лосиной шерсти, по крайней мере, в окрестностях д. Красноселье.
 
 
После обеда направляюсь к Николаевской затоке. Осень начинает щедро раздавать свои наборы красок. Вот и этот сладко-горький паслен с ядовитыми кроваво-красными ягодами получил необычайно редкий фиолетовый цвет для своих листьев и плодов.
 
 
Только вышел из леса, как в бинокль на краю старицы вижу молодого оленя-рогача. Он находится на противоположном берегу старицы, что-то выискивает, вынюхивает. Устанавливаю штатив, объектив, конвертор и пытаюсь сделать кадр, пока хорошее освещение. Олень начинает рогами бодать землю, бить копытом, хотя на каждом из рогов у него не более трех отростков. У него только начинается взрослая жизнь. Начинаю в манок реветь раз-другой, олень поворачивается, идет в мою сторону. 
 
 
Затем заходит в затоку и переплывает на мой берег, к сожалению, скрытый от меня высокой травой и прибрежными ветками. 
Я жду его минут двадцать, замаскировавшись в кусту, но он так и не появился. Иду дальше, так как рев оленей слышен из нескольких мест, но в основном на другом берегу старицы. Переправиться здесь нет возможности, и, усевшись на высоком берегу, начинаю сам «реветь» и «стонать». Звери отзываются, но чтобы активно приближались, не скажешь. Хотя один лось все же выходит из дубравы на противоположный берег затоки. Я скрыт густой и высокой прибрежной травой, но мой голос убеждает его идти. Почти не раздумывая он спускается в воду и плывет на мой берег.
 
 
Солнце уже село, и лишь красное зарево отражается в воде, куда направляется плывущий лось с рогами 3 на 3. Вот бы снять его в этой световой дорожке! Перебегаю ближе к берегу, пытаясь избавиться от мешающей травы, но это сильно настораживает зверя, он в воде останавливается, разворачивается и плывет обратно на свой берег.
 
 
Жаль, в «кадр» он не доплыл… За день это шестой рогач. Немного огорченный, что не получился задуманный снимок, иду к машине. 
 
В густых утренних сумерках с егерями доехал до моста в надежде встретить здесь волка. Час, полтора ожиданий не принес результата. Услышал лишь на речке всплески. Смотрю: вдоль берега по зарослям плывет кто-то в сторону моста - сразу и не определишь. Когда подплыл ближе, то разглядел в зверьке выдру. Ловко извиваясь, словно здоровая змея, она обследовала заросли водных растений, пытаясь кого-нибудь прихватить на завтрак. И ей это периодически удавалось, так как я видел ее сперва ускоренные движение, то есть преследование, а затем слушалось громкое чавканье с похрустыванием, без всякого выхода на берег.
 
 
Перед самым мостом она нырнула и вынырнула с другой стороны моста метрах в двадцати, где сплошной ковер из водных растений полностью скрыл воду, как и ее, сделавшую нырок и больше не показавшуюся.
 
 
Еще одно утро на мосту не принесло успеха. В придорожном сосняке привлекли мое внимание стайки кочующих синиц. Здесь и длиннохвостая, и хохлатая, и большая, лазоревка, а также поползень обыкновенный.
 
 
Длиннохвостая синица
 
Лазоревка
 
Его приятный посвист слышен далеко, и все остальные мелкие пичужки крутятся вокруг него, как планеты вокруг солнца. И такой микс осенью и зимой для них весьма типичен. 
 
Пока пытался снять, услышал шум и характерное беличье верещание, увидав преследующих одна другую белок. По всей вероятности, подросшая молодежь резвилась в свое удовольствие, радуясь жизни.
 
 
Кстати, белок встречал очень много, раньше такого не видел. 
 
Вернулся к припрятанной машине и поехал дальше. Через полтора километра встречаю за поворотом идущего мне на встречу волка. Увидев автомобиль, он бежит от меня по асфальту метров сто и только затем сворачивает на набитую тропу, задержавшись на несколько секунд. Да, не дождался я где-то полчаса, и все могло бы быть супер, но, вероятно, эта часть удачи останется на следующий раз.
 
С дамбы замечаю в старице крупное животное. Даже глядя в бинокль, не понимаю, кто это.
 
 
И только когда оно достает морду из-под воды, вижу пятак кабана. Оказывается, он выискивал в воде корневища подводных растений, погрузив голову под воду по самые уши! Таким образом, исключив из органов чувств зрение и обоняние, слух оставался в рабочем состоянии. 
 
Пытаюсь подобраться к нему поближе, но все же он меня услышал метров с восьмидесяти, и как только я показался из-за густых деревьев, он не спеша, с достоинством покинул затоку и удалился в ближайшие заросли тростника.
 
 
А возле одиноко цвела последняя белая кувшинка.
 
 
Да, такая громадина весом двести кг и дожила до подобного размера только потому, что никогда не теряла осторожности! В отличие от своего соплеменника, которого судя по остаткам, месяца полтора назад здесь же на берегу растерзали волки. Ему не помогло даже такое грозное оружие, как клыки.
 
 
Все было сделано стаей быстро и четко, по-волчьи…
 
В этом году очень сильно обмелели все старицы и водоемы, обнажив темный ил по всей береговой линии на несколько метров. И вот в зарослях тростника вижу движение. Это енотовидная собака обследует отмели в поисках улиток, беззубок и прочей околоводной живности. На часах полдень, но в природе это нормально, идет накопление жировых запасов к зиме, и енотовидка использует время по максимуму. 
 
Возле д. Дроньки подвозил одного экскаваторщика, который перекрыл канаву, чтобы вскоре приступить к ремонту моста. Вместе с илом при расчистке в ковш попадали и караси. Так, по его словам, уже на завтра, как только заглушил экскаватор, из леса вышли две енотовидки и принялись выискивать в выкопанном иле рыбешек прямо на глазах тракториста, совершенно его не боясь. Назавтра я видел, что там все в их следах, но самих не застал.
 
 
Посетил один из знакомых барсучьих городков у подножия горы. По всему видно, что семья перешла куда-то в другое место, но один отнорок все же жилой, немного расчищен и используется, по-видимому, одним животным. Причиной переселения, скорее всего, стали провалы над двумя главными отнорками, появившиеся от копыт проходящего лося. 
 
Вернулся к машине, а у самого колеса на асфальте лежит, свернувшись колечком, небольшой уж и греется. Фото на память он неохотно соглашается сделать, пару раз нападая на объектив.
 
 
Пришлось отнести его в лес, а то пытался скрыться под моей машиной. Так и наехать можно случайно. 
 
Вечер провожу у одной из стариц, пытаясь кого-либо подманить. Вдалеке наблюдаю лишь плывущую по воде норку с выступающим над водой полукольцом хвоста, но затем она скрывается в прибрежных корнях растущего дуба.
 
 
В темноте выезжаю на дорогу. В плавном повороте дороги замечаю волка, неспешно переходящего дорогу, а по левой обочине еще парочка серых метнулась в лес. 
 
Останавливаюсь, глушу машину, выключаю свет и приготовил камеру. Справа слышу удаляющиеся шаги волка. Метрах в сорока он переходит дорогу и по обочине идет в мою сторону. Когда остается метров двадцать пять, включаю в машине только свет. Сразу загорелись зеленые зрачки глаз.
 
 
Делаю кадр и пытаюсь вручную навести на резкость, так как автофокус в таких условиях работает довольно проблематично. Фотографирую еще. Волк приближается, останавливается. Затем поворачивает голову в сторону шорохов в лесу, который наводят остальные сородичи, и уходит с дороги к своей волчьей стае, обитающей именно здесь, у д. Красноселье. (День назад с этого места я подвывал волков, и они дружно отозвались, но затем резко их хор был прекращен грозным приказом взрослой особи, находившейся с ними на логове.) 
 
Просматриваю кадры, вижу, что с резкостью от волнения немного промазал, но это уже кое-что из желаемого снимка волка.
Наутро удалось поснимать в знакомой затоке семью лебедей-кликунов из семерых особей. 
 
 
По всей вероятности, они вывелись где-то рядом, так как любят держаться мест выведения птенцов до самого отлета на зимовку.
 
В деревне Красноселье нашел возле одного дома заросли физалиса, оранжевыми сердечками-фонариками заполонившие весь огород.
 
 
 
На растущую березу забрался девичий виноград и украсил ее слегка пожелтевшую «прическу» красным шарфом.
 
 
На колючих ветках ежевики висели созревшие, но такие опасные темно-синие матовые ягоды.
 
 
Одинокая дичка груши тоже похорошела-покраснела.
 
 
Сентябрь завершался. К обеду я уехал в связи с надвигавшимся глубоким циклоном. Так что моя поездка прошла под знаком «лосиного» изобилия, что оказалось довольно интересным и результативным в плане фотосъемки.
 
Но буквально через пару дней Татьяна Дерябина сообщила о хорошем реве оленей у одной из деревень Брагинского района, и мы вместе с Сергеем Плыткевичем уже к вечеру получаем пропуска на въезд в зону. 
 
По дороге возле Пухович увидели у пересохшего озерца черного аиста, кормившегося на мелководье. Сперва снимали из окна автомобиля, затем осторожно подошли поближе.
 
 
Это был молодой черный аист, по каким-то причинам задержавшийся с отлетом до конца сентября. Он ходил по мелководью и собирал павших мальков рыб, улиток и ловил лягушек. И только приблизившись к нему метров на десять, он поднялся на крыло и отлетел на 150 метров. Возможно, ему не хотелось терять обилие корма, а, может, у него были и какие-то другие причины. Известно, что молодые черные аисты довольно часто проявляют доверчивость людям, в отличие от взрослых. 
 
Подошли к нему еще раз. 
 
 
После чего он отлетел в убранное поле метров на двести. Больше мы его не стали беспокоить и двинулись дальше в путь, довольные неожиданной удачей - съемкой черного аиста портретного качества.
 
 
На подъезде к Брагину встречаем ворона, жирующего на сбитой машиной енотовидной собаке. Он так набил брюхо, что с трудом слетает с добычи и, спланировав с высокой обочины, садится на землю. Если бы его мы попробовали спугнуть, он вряд ли смог подняться на крыло. Прибываем на предполагаемое место для рекогносцировки. Олени «запели» лишь в темноте, и у нас на утро остаются хорошие перспективы.
 
Прибыли в темноте, окутанной густым туманом, образовавшимся после вчерашнего дождя. По дороге удалось снять болотную сову, садившуюся несколько раз перед машиной.
 
 
Олени уже ревут. Дождались первых признаков рассвета, когда можно идти максимально бесшумно, и с учетом ветра двинулись на сближение. С трудом преодолели густые заросли ивы, в которых приходилось местами становится на коленки. Хорошо, что уровень воды упал, и ее практически там не было. 
 
Вышли на чистое место и в тумане увидели лосиху, очевидно, пребывающую на кормежке.
 
 
Решаю подманить оленя, а Сергей выдвигается вперед меня метров на пятьдесят. Особо не получается, хотя звуки оленя стали вроде как ближе. Приходится самому осторожно идти вперед, делая продолжительные остановки и подавая имитацию рева. В конце концов это сработало, и я в тумане в бинокль уже различаю приближающегося оленя. Света еще маловато, но основное препятствие - это туман. 
 
 
Делаю первые кадры, и работа камеры сильно настораживает оленя. Он постоял с минуту метрах в пятидесяти, прислушался, принюхался и вдруг резко рванул с места, растворившись в густом молоке тумана. 
 
 
Рассвело, и олени потихоньку сошли в лес с заросших травой и кустарником полей. У нашей машины я встретил инспекторов, милицию. Мы заехали в зону не через пропускной пункт, и нас приняли за браконьеров, которые постоянно шалят по окраинам заповедника. Но убедившись в законности нашего нахождения на территории, мы мирно разъехались, обменявшись телефонами, - на всякий случай. Судя по разговору с инспекцией, проблема браконьерства в последнее время стала довольно серьезной, и уменьшение количества дичи носит в зоне не только волчий оттенок, но и значительный антропогенный фактор.
 
При выезде на сухом дереве наблюдаем двух тетерок, внимательно следящих за нами.
 
 
Именно в этих местах и располагается хороший тетеревиный ток по весне, да и осенью тетерева его посещают, бормочут, словно заранее тренируются. Осенние тока иногда называют ложными, имея в виду, что в это время не происходит драк между петухами и спаривания птиц, хотя самки часто присутствуют на току.
 
Возле дороги замечаем ворона, клюющего какую-то птицу.
 
 
Подхожу и вижу лежащего на земле канюка обыкновенного, только немного расклеванного вороном.
 
 
Канюк еще даже не окоченел, вероятно, погиб совсем недавно, замкнув своими крыльями два провода высоковольтной линии. А ведь эта проблема когда-то решалась, ставились защитные дуги на столбах, на которые преимущественно и присаживались пернатые хищники. Теперь таких защитных приспособлений я давно не видел, а столбов по всей стране, наверное, сотни тысяч. И сколько их гибнет, даже трудно представить, особенно теперь, во время осенней кочевки и миграции. Справа и слева мы постоянно встречали этих птиц, когда передвигались по дорогам на автомобиле.
 
 
 
На подъезде к КПП «Майдан» замечаем в невысокой траве козлика. В объектив четко вижу, что у него всего один рог, а второго нет.
 
 
Выходит, что в последних числах сентября козлики на юге в Гомельской области уже начинают сбрасывать рога. В Минской это происходит на месяц позже.
 
К вечеру усилился ветер, и слышимость сильно уменьшилась, как и активность оленя и лося. Мы слышали только одного оленя и никого не видели. Всю ночь порывистый ветер не утихал, но с рассветом мы были уже в лесу. Я остался на волчьем переходе, к сожалению, никого не дождавшись, а Сергей Плыткевич уехал к д. Красноселье, где ему удалось заметить отдыхающих волков и заснять их.
 
Встретившись, поехали по одной из гравийных дорог. Вдали увидели кого-то в движении. В бинокль различаю, что это тетерева ходят и собирают камешки. 
 
Включаем первую передачу и черепашьим ходом подъезжаем к птицам. Они видят, что опасности явной нет, и короткими перебежками движутся перед нами.
 
 
Через открытые окна мы снимаем, а Сергею еще приходится и управлять машиной. Из придорожной травы вышли остальные притаившиеся птицы, и все оказались чернышами — десять особей! Ради справедливости следует сказать, что две самки сразу снялись и улетели еще при нашем первом подъезде. И так мы медленно сопровождали стайку тетеревов метров сто, а они поочередно склевывали мелкие камешки, пополняя свои жернова «рабочими деталями» на зиму для перетирания грубой пищи, которой в основном являются почки и сережки березы, ольхи. 
 
 
Некоторые отстающие перепархивали на несколько метров, снова садясь перед всеми остальными на дорогу. Наконец, дистанция сократилась на неприлично близкий отрезок, и вся стайка дружно вспорхнула и отлетела, усевшись на вершину березы.
 
Приятный получился финальный кадр, и мы засобирались в обратную дорогу, где нас ждали новые интересные встречи.
 
Фото автора
 

Комментарии пользователей (2)
Оставьте ваш комментарий первым
Татьяна Дерябина    30 Ноября 2012 в 16:43
0
0
Виктор, Ваши фотоочерки о  заповеднике особо приятно читать. Я каждый раз с интересом смотрю - что Вы своим зорким глазом смогли подметить на этот раз.
Юрий Малец    2 Декабря 2012 в 20:34
0
0

Привет www.wildlife.by!

Представляю фильм 2012 года. По популярности в сети он уже побил все рейтинги.

http://www.youtube.com/watch?v=t4dlhGd_gXo
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.