Свой

Юрий Емельянов
путешественник-натуралист
6 1723 2 Июн 2017

Лось, обирая осинку, с высоты своей спокойно глядит на ползущую девочку… Лось ее и за человека не считает: у нее все повадки обычных зверей, на каких он смотрит равнодушно, как мы на бездушные камни.

Михаил Пришвин, «Кладовая солнца»

Сыро, мокро, серо. Но тепло и весело. В апреле не может быть невесело: зима позади, лето не за горами.

Первоцветы наперегонки лезут сквозь прошлогоднюю бурую листву. Заворсилась земля разноцветным ковром: перелески скромно синеют среди белоснежных разливов ветреницы дубравной, по тропинке раскрылись ослепительно-желтые глазенки мать-и-мачехи, толстенькие пушистые ножки сон-травы вытолкали наверх крупные фиолетовые головки. Хорошо-то как!

Фото-1.jpg Фото-2.jpg

Фото-3.jpg

А это что за диковинный цветок такой? Я к нему, а он раз – и взмыл в воздух! Цветок-то живой бабочкой крапивницей оказался!


Из-под бревна сморщенный гриб строчок выползает, как сонный медведь из берлоги. Тоже весну почуял!

Фото-5.jpg Сморчок

Даже обычно невзрачная осока пальчатая (Carex digitata) прихорошилась, модной прической обзавелась. Центральный мужской колосок в каждом соцветии взъерошился ежиком из зеленоватых тычинок. А вокруг него – гарем из двух-трех женских колосков с кружевными прозрачными завитушками.

Фото-6.jpg

Время веселое, но и хлопотное.

Дрозд-рябинник сухую траву собирает, добротное гнездо строит. Побольше норовит в клюв запихнуть, чтобы быстрей с работой справиться. Весной время дорого!

Фото-7.jpg

Для самчика вертишейки главное – дупло найти. К обустройству гнезда он прохладно относится. Нашел – считай, полдела сделано. Осталось супругой обзавестись. А где же ее искать-то? А он и не ищет: сидит на ветке неподалеку от дупла и односложно поет: «Ке-ке-ке-ке-ке-ке!» Помолчит, головой покрутит, лапку подожмет и опять за свое: «Ке-ке-ке-ке!»

Самка услышит – отзовется и прилетит знакомиться. А там уж как сложится. Вот только тихо как-то поет, клюв почти не открывает. Услышит ли невеста?

Фото-8.jpg

У косых сегодня смотрины. Заяц на зайчиху смотрит, ногами нетерпеливо перебирает, мнется на месте, словно на прогулку приглашает.  Зайчиха сидит под кустом, на зайца посматривает, оценивает: достойный ли ухажер?

Фото-9.jpg

Налетела сердитая большая синица, села на ветку, да как завертится, как «запилит», словно наждачкой по железу:

Мой, мой, мой участок! Шляются тут всякие!

Ну твой, так твой. Мне чужого не надо. Ухожу уже, ухожу, – успокаиваю ворчуна.


У мурашей дел больше всех. Старый большой дом, что годами по хвоинке всей семьей собирали, кабан зимой разрыл, порушил. Хорошо еще сами уцелели. Пришлось большую стройку затеять: новый дом на новом месте возводить.

Фото-10.jpg Мураши строят новый дом

Хлопот много, но работа спорится, настроение-то весеннее, приподнятое.

И мне радостно и хорошо, что все в лесу в порядке. Все своим чередом идет.

А что же на лугу? Тут теплее, оттого и весна быстрей идет. Молодая зеленая травка загустилась зелеными пучками.

Ух ты! Вон там вдалеке, кто это пасется? Неужто лоси? Они, они самые! Вот удача-то!

От луга нас отделяет глубокая и широкая канава. Это не беда: знаю, что в тростниках скрывается удобная и прочная плотина-мостик – спасибо бобрам-трудягам! Через канаву переправиться не проблема, а вот дальше-то что делать? Впереди совершенно открытое пространство: ни куста, ни ямы, ни копны сена – прятаться негде. Как подойти незаметно? И стороной не обойдешь: сплошное болото с частой сетью каналов.

Червячок сомнения зудит: «Испугаются, убегут, вот посмотришь. Зря потревожишь только. Пусть уж лучше погуляют всласть». – Оптимист убеждает: «А ты попробуй. Попытка не пытка. Такие великаны и убегут? Чего им бояться-то? Копыта у них, как копья – волка одним ударом убить могут!» – «Вот-вот, разозлится, да как даст копытом по лбу!» – встревает тут трусишка. – «Э-э, да не слушай ты его! Тебя разве кто-то обижал в лесу?» – парирует оптимист.

А и впрямь, никто меня не кусал, не грыз, копытом не бил. Чего тут мудрить? Решаю: «Пойду без всяких хитриков, во весь рост. Авось за своего примут»…

Моя спутница осталась наблюдать за событиями со стороны, а я пошел. Потихонечку, с остановками. Лоси тянутся вниз к траве – иду, голову поднимут – стою. Иду и думаю: «Убегут или нет?» Но с каждым шагом почему-то уверенность растет, что все у меня получится.

Так вот и прошел метров триста. До парочки сохатых уже рукой подать. Надо бы притормозить чуток, присмотреться друг к другу, чтобы дело не испортить.

Стою и наблюдаю. Один, который чуть побольше, поглядывает на меня по Пришвину, то есть равнодушно, больше для порядка. И жует при этом. Прожевал, и за новым пучком наклонился.

Фото-11.jpg

Иногда приходится ему повернуться ко мне задом, чтобы в лучшее место передвинуться. Тогда идет, как корабль галсами под ветер: то левее, то правее. Так ему лучше видно, что сзади делается: то левым глазом посмотрит, то правым.

Другой, что поменьше ростом, ведет себя иначе. С нескрываемым любопытством пялится подолгу, потешно наставив уши и по-детски раскрыв большие глаза с длинными ресницами. Будто спрашивает: «Ты кто таков? Чего не пасешься?» Я бы и рад поговорить по душам, но языка лосиного не понимаю. А он – моего.

Фото-12.jpg Любопытствующий взгляд

Но и без слов можно найти общий язык. Мысленными дружественными посылами, поведением, жестами – словом, всеми доступными средствами.

Похоже, мне доверяют! А ну-ка еще ближе подойдем!

Получилось! Всего несколько десятков метров между мной и длинноногими. До меня и дела им как будто нет. Все больше в сторону леса посматривают. Считают, что опасность где-то в зарослях таится.

Фото-13.jpg Доверие установлено

Ощущение такое, будто я пастух, а вокруг меня – коровы деревенские пасутся. Вот только не видел я никогда, чтобы коровы при этом в гимнастические позы становились.

«Это зачем же?» – спросите.

А вот зачем. Вы в ягоды ходили когда-нибудь? Значит, знаете, каково это – в три погибели часами ползать. Потом и спину не разогнешь. И шея болеть будет. Лучше уж на корточках или вовсе на четвереньках.

Для сохатых пастись на лугу – что нам ягоды собирать. Ноги-то у них длинные, а трава низенькая. Как дотянуться?

Нашли выход! Ноги передние сгибают, а зад кверху торчит. И вот такое во всех ракурсах интересное положение меньший из двух великанов счел наиболее удобным. Пожалуй, я бы так не смог!

Фото-14.jpg Поза номер один

Больший предпочитал другую, но не менее любопытную позицию. Представьте себе, что вы расставляете фотоштатив. Представили? Теперь замените штатив на лося с широко расставленными длинными, одетыми словно в серые чулки, ногами. Похоже? Это поза номер два.

Фото-15.jpg Поза номер два

Не знаю, какой способ лучше, но активно использовались оба.

Фото-16.jpg Оба способа хороши

Впрочем, не всегда. Когда надоедало стоять на одном месте, гривастые паслись по-коровьи, классическим стилем.

Фото-17.jpg Поза номер три

Согласитесь, что так не очень удобно. Шею приходится сильно сгибать. Так и остеохондроз можно заработать!

Фото-18.jpg Поза номер три

Большенький, глядя на своего напарника, попробовал было для разнообразия позу номер 1, да вскоре бросил эту затею. Своя поза лучше!

Фото-19.jpg Попробуем позу номер один

Топчется неподалеку от меня. Иногда вскинет голову, меланхолично жует, а будто говорит: «Не голодный, что ли? Давай, налегай!». Стою, молчу. Лось голову опускает, всем своим видом выражая неодобрение: «Ну, как знаешь. Дело твое». И задом ко мне поворачивается.

Так бы я и ходил за лосями, как полноправный член стада, если бы не дождь. Сонное постукивание капель по капюшону сменилось частой дробью, вскоре слившейся в сплошной звенящий шум. Хлынувшая с небес вода залила объектив, и я сожалением побрел обратно, последний раз взглянув на расплывшиеся в тумане силуэты животных.

Вот тут-то самое удивительное и произошло.

Иду, назад поглядываю. Пасутся, как ни в чем не бывало! На мой уход и внимания не обратили. Но на полпути замечаю, что мои знакомцы шеи вытянули и мне вслед пристально так смотрят. Вроде как провожают. Подхожу к плотине, и тут моя спутница, поджидавшая меня, рукой как замашет и встревоженно торопит:

– Быстрее переходи, лоси за тобой гонятся!

 Оглянулся и вижу – и впрямь, несутся сохатые галопом прямо ко мне. Что за диво?

«Ага! Говорил я тебе! Пеняй теперь на себя!» – завопил трусишка. На всякий случай с мыслью «Спасайся, кто может!» – перемахнул на ту сторону канавы.

Тут оптимист меня остановил: «Погоди! Все равно ведь не убежишь. И что за манера такая: чуть что – в плохих намерениях подозревать. Да может им просто интересно, как и тебе».

Резон в этом есть. Цыкнул я на трусишку и жду, что будет дальше.

А лоси подбежали примерно на то же расстояние, на которое я к ним подходил, и остановились. Стоим по обе стороны канавы и вопросительно смотрим друг на друга. Откровенное недоумение в глазах, что у нас, что у них. Словно молчаливый диалог ведем:

– Чего это ты ушел вдруг? – вопрошают лоси.

– Так ведь промок я под дождем, домой мне надобно, – отвечаю.

– Подумаешь, дождь! Эка невидаль! – фыркают, и как встряхнутся – фонтан брызг во все стороны.

– Ну, а вы зачем за мной побежали? – теперь я свой вопрос задаю.

– Так ведь вчетвером-то веселее!

Фото-21.jpg Молчаливый диалог

И в самом деле: всем вместе веселее! Больший убедился, что все в порядке, да и опять за траву принялся. Меньший еще долго стоял, удивляясь, что нас, странных зверей, на одного больше стало.

Меньшенький.jpg Любопытный меньшенький

Фото-23.jpg Под дождем

Дождь хлещет и хлещет, а ему все нипочем, любопытство и доверчивость в глазах. Потом и он за обед принялся.

Фото-24.jpg По обе стороны канавы

Подвела меня бобровая палка, что некстати хрустнула под ногой. Вот растяпа! Лоси встрепенулись, большенький всхрапнул, что-то гукнул, и корабли болот без видимых усилий, будто в замедленном кино, побежали через луг к дальнему лесу. Гривы упруго и ритмично вздымались и опускались, подчеркивая мощь великанов. Бородки покачивались в такт. Легкость и плавность движений никак не соответствовала большой скорости этого, даже не бега, а почти полета.

Фото-25.jpg

В считанные минуты лоси пересекли огромный луг и ненадолго остановились, словно удивляясь своему испугу: «И что это мы испугались? Ведь он же свой!»

«Свой!» – именно эта мысль вертелась у меня в голове все это время. Свой – значит, можно не опасаться. Свой – значит, вместе веселее. Свой – значит, предупредит об опасности.

Может, и не так все, как я себе представляю. Поди пойми этих сохатых! Мысли у них наверняка по-другому устроены, по-лосиному. Чтобы точно знать – нужно лосем стать. Но хочется верить – свой я для них!


30 января 2016 г.

Фото автора и Аллы ЕМЕЛЬЯНОВОЙ
Комментарии пользователей (6)
Оставьте ваш комментарий первым
Андрей Шимчук    2 Июня 2017 в 10:49
1
0
Юра,отлично,как всегда.Ждем новых фотораскзов.Ты здорово описал метод подхода в открытую,к лосихе и лосенку.  С уважением,Андрей.
Комментарий был изменен 2 Июня 2017 в 11:00
Юрий Емельянов    2 Июня 2017 в 21:38
0
0
Спасибо, Андрей!
Виктор Козловский    2 Июня 2017 в 23:27
1
0
Юра, хороший рассказ. Это дело происходит весной. Лосиха  оставила их и  удалилась в глухие места для отёла. А они ещё не совсем самостоятельные, поэтому даже где-то ищут компанию , потому что привыкли полагаться на опыт взрослых, которые точно знают, где можно что-то поесть , где укрыться, найти место для дневки и т.д и тп. В это время чаще всего и происходят автокатастрофы с лосями, и именно годовалого возраста.
Юрий Емельянов    5 Июня 2017 в 20:01
0
0
Спасибо, Виктор! Особенно за разъяснения особенностей поведения. В общем-то я был близок к истине, полагая, что они посчитали, что я знаю, где и траву получше найти, да и ... вчетвером же веселее! С улыбкой
Владимир Пенькевич    3 Июня 2017 в 9:11
1
0
Очень понравился такой -  лирико-поэтический рассказ о пробуждении природы... Интересные снимки и, особенно,  видео!  Юрий, успехов Вам в дальнейших путешествиях в природу...
Юрий Емельянов    5 Июня 2017 в 20:01
0
0
Спасибо, Владимир! 
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.