Орнитология способна объединять страны!

1 1043 19 Апр 2018

Второй участник нашего большого проекта – общественная организация «Ахова птушак Бацькаўшчыны».

История создания: прообраз организации возник еще в 1985 году, когда было создано Белорусское отделение Всесоюзного орнитологического товарищества, с 1991-го – Белорусское орнитологическое общество. Вторым знаковым этапом стало появление Западно-белорусского товарищества охраны птиц в Гродно (1993). В 1998 году эти организации приняли решение объединиться под названием «Ахова птушак Беларусі», а в 2006 году слово «Беларусь» в названии было заменено на слово «Бацькаўшчына».

Находится: г. Минск, ул. Парниковая, 11.

Финансирование: часть своих доходов организация получает в виде членских взносов и пожертвований сторонников. Многие проекты осуществляются в рамках международного сотрудничества, и в таком случае источником ресурсов становятся гранты и международная техническая помощь.

Цели и задачи: согласно уставу организации, основными целями являются сохранение биоразнообразия и приобщение населения к активной охране природы. А вот задач в этом документе перечислено гораздо больше: изучение и сохранение биоразнообразия, особенно разнообразия птиц; сохранение природных экосистем; выявление, изучение и сохранение и (при необходимости) восстановление природных территорий, важных для сохранения биоразнообразия, особенно для диких птиц; содействие устойчивому использованию природных ресурсов; привлечение населения к практическим действиям по сохранению биоразнообразия, особенно диких птиц и природных территорий, повышение экологической сознательности населения.

Волонтерский лагерь на Туровском лугу.jpg

Сайт: http://ptushki.org

Портал довольно большой, информативный, содержит множество материалов разного рода. На главной странице есть ссылка на удобный онлайн-определитель птиц и рептилий. Но структурирован сайт не очень тщательно. Информация по одному и тому же проекту может быть разнесена по разным разделам, и найти необходимое иногда затруднительно. Вызывает вопросы и частое несовпадение языка самого текста и его заголовка.

Директор: Александр Винчевский

С Александром – наша сегодняшняя беседа.

0.jpg

– За столько лет деятельности организация участвовала во множестве проектов – поговорить обо всех не получится, поэтому попробуем сосредоточить внимание на самых значимых и важных.

Проектов действительно много, и сложно назвать какие-то из них «незначительными». Согласитесь, было бы странно заниматься чем-то, что не считаешь важным и полезным. Мы составляем четырехлетние планы, разрабатываем стратегию по четырем направлениям: «Виды», «Территории и экосистемы», «Организация», «Люди». И в каждом бывает не по одному-два проекта.

– Давайте поговорим о работе по спасению видов.

Первый наш проект – в 1999–2002 годах – оказался очень весомым. Он, к слову, стал первым экологическим и для ПРООН в Беларуси. Посвящен был охране вертлявой камышевки – виду, который входит в число глобально угрожаемых. Это значит, что численность этих птиц во всем мире постоянно снижается и им грозит исчезновение. В Беларуси при этом гнездится около 60% всей популяции, потому что основной ареал обитания этого вида – особые низинные болота, которых в Европе уже почти не осталось. И мы вместе с зарубежными природоохранными организациями проинспектировали самые большие в Европейском регионе низинные болота – Споровское, Званец и Дикое.

Нужно было оценить их состояние, выяснить, какие меры нужны для восстановления. Помимо работы над регулированием водного режима, выявились и другие проблемы. Например, оказалось, что болото Дикое юридически числилось заказником, но прилегающий колхоз незаметно незаконно осушил его часть. Мы профинансировали работы по его присоединению к Беловежской пуще. Во время реализации проекта были разработаны планы управления особо охраняемыми природными территориями, позже организованы первые администрации заказников. Сделать это было необходимо, ведь до этого наши заказники даже точных границ не имели, и ими никто не занимался на местном уровне. Так что проект оказался важным и значимым не только для вертлявой камышевки, но и для страны. И для нас – в 1999 году мы стали официальным представителем BirdLife International (глобальная природоохранная ассоциация. – Прим. авт.) в Беларуси.

Камышевка вертлявая фото - Сергей Зуенок.jpg

– Еще один «громкий» проект – спасение популяции большого подорлика. Судя по количеству информации, в этом направлении вы делаете очень много. Как все это организовано?

– Начался он, можно сказать, в 2000 году, когда мы вместе с Британским Королевским обществом защиты птиц провели широкомасштабный поиск гнезд этих птиц. Считалось, что в Беларуси гнездится 10–15 пар, но мы насчитали 120–160 пар, а это 14% европейской популяции вида. Эти птицы нуждаются в труднодоступной, болотистой местности и очень остро реагируют на любое беспокойство. Поэтому даже гнездование в пределах охраняемых природных территорий не гарантирует, что подорлики будут в безопасности. Ведь кроме как в Березинском биосферном и Полесском радиационно-экологическом заповедниках, нигде больше хозяйственная деятельность полностью не запрещена. Только пары, гнездящиеся в этих заповедниках, не нуждаются в дополнительной охране. Но их процентов около 10, а всеми остальными нужно усиленно заниматься: находить гнезда, делать документы, которые уберегут гнездовые деревья от вырубки, изучать успешность размножения. Помимо антропогенных факторов, большому подорлику угрожает малый. Не то чтобы они были настолько агрессивны, совсем нет. Это такое тихое, ненасильственное поглощение одного вида другим. Дело в том, что малого подорлика в Беларуси значительно больше, чем большого – примерно 3,5 тысячи особей против 150, а скрещивание между ними распространено довольно широко. Понятно, что при таком соотношении со временем вид может полностью раствориться. Мы собираемся провести генетические исследования нашей популяции, чтобы узнать, как сейчас обстоят дела с гибридами подорликов.

1.jpg

Со временем из этого проекта выросло еще два.

Акция «Спаси орленка» существует уже четвертый год, за это время мы окольцевали уже 19 птенцов и сделали 13 охранных паспортов для гнезд. К этой акции мы активно привлекаем волонтеров. Мы приглашаем людей делать пожертвования, а взамен предлагаем приятные бонусы вплоть до участия в экспедиции.

2.jpg

После возник «Большой путь большого подорлика». В научных целях необходимо было узнать, где зимуют наши подопечные, но стало понятно, что это интересно не только ученым, но и простым любителям птиц. Теперь в режиме онлайн можно следить за перемещениями восьми подорликов, мы постоянно освещаем их перемещения в текстовом формате. К этому проекту причастно несколько стран: финансовую и научную помощь оказали правительство и орнитологические организации Эстонии, Британский орнитологический траст предоставил два передатчика, а Франкфуртское зоологическое общество поддерживало процесс отлова птиц в Беловежской пуще.

3.jpg

– А что относится к «Территориям и экосистемам»?

– Как и следует из названия, мы занимаемся сохранением и восстановлением важных природных территорий и экосистем. Например, занимаемся проблемами мелиорации на болотах Ельня и Островское. Основное направление здесь – это территории, важные для птиц (ТВП). Туровский луг, который мы взяли в аренду и создали первый в Беларуси общественный заказник, является международной ТВП. Здесь гнездится или останавливается во время миграции более 50 видов птиц, но статус ТВП не присваивается по количеству видов. Чтобы получить статус ТВП, территория должна соответствовать строгим критериям по количеству особей определенных видов, для которых она важна. После этого на каждой ТВП идет поиск и тренинг Хранителей. Это неравнодушные местные жители. Они проходят определенную подготовку и потом наблюдают за своими участками, сообщают о состоянии территории, проверяют места гнездования краснокнижников, регулярно считают отдельные виды птиц, отмечают изменения в условиях.

Сюда же входит программа по Беловежской пуще. В 2013 году мы начали воплощать пятилетний план, который включает множество параметров, позволяющих комплексно изучить пущу и процессы, которые там происходят. Результатом должно стать повышение заповедности этого резервата, восстановление естественных процессов в экосистемах и продвижение его на международном уровне.

Самый большой проект в лесной сфере – Леса высокой природоохранной ценности (ЛВПЦ). Это леса, критически важные для сохранения природных (а иногда и социальных) ценностей. В 2006–2008 годах совместно с ПРООН и Академией наук была составлена карта таких лесных массивов. Сначала анализировались новейшие спутниковые снимки, после чего многие территории были проверены на местах. После введения глобальной системы лесной сертификации FSC стало возможным запретить рубку на многих важных участках.

Птицы года щеглы фото Максима Колоскова.jpg

– На мой взгляд, в последнее время все чаще слышно о том, что АПБ занимается проектами, не связанными с птицами, – лосось, летучие мыши. Чем можно объяснить такое расширение поля деятельности?

На самом деле говорить о том, что такие мероприятия не связаны с птицами, не совсем правильно. Ведь в природе все взаимосвязано, и изменение одного параметра влияет на множество других, иногда даже неочевидных. Поэтому та же масштабная программа по пуще затрагивает и волка, и хищных птиц, и в целом флору и фауну региона. Да и то, что это «странное», «нелогичное» расширение (из-за названия), – поверхностное суждение. В нашем уставе с самого начала были прописаны цели, среди которых «сохранение биоразнообразия». Поэтому, как только наших ресурсов стало достаточно для большего количества проектов, мы стали заниматься и другими вопросами.

Бурый ушан. В.Домбровский.jpg

– Сколько участников числится в вашей организации?

Если говорить о тех, кто оплачивает членские взносы, то их около 2,5 тысячи. Пожертвования внесли около 300 человек. Есть и такая статистика: за прошлый год в наших акциях и проектах поучаствовали более 30 тысяч человек. Очень радует, что люди разных возрастов и профессий охотно участвуют в тех же волонтерских лагерях, активно занимаются экологией. В последнее время необходимое количество людей набирается буквально за несколько дней, причем как летом, так и зимой – будь то строительство плотин на болотах или поиск гнезд подорлика.

– А сколько членов в «Клубе 200»? (это клуб для тех, кто лично наблюдал более 200 видов птиц в Беларуси. – Прим. авт.)

Здесь тоже есть нюанс. Собственно членами клуба действительно становятся те, кто может подтвердить личное наблюдение такого количества видов. Но есть еще и кандидаты, к ним требования меньше – всего 100 видов, и участники – все желающие. Они не имеют права голоса на собраниях клуба и не могут быть выбраны в правление, но также получают и распространяют информацию о встреченных редких видах. Всего на сайте зарегистрировано человек 75, а именно членов – около 40.

– Неудивительно, что их немного, ведь 200 видов – очень значительная цифра…

Да, это довольно много. На моем счету, например, 279 видов. Например, на прошлогоднем чемпионате по спортивной орнитологии победила команда, которая за 12 часов смогла увидеть 125 видов. Не за всю жизнь, а всего за полсуток. И это при том, что чемпионат проходит в первые выходные сентября, когда птицы начинают улетать, и их не так много, как летом. В Беларуси вообще встречается 329 видов, а гнездится 230 из них. К слову, сейчас рассматривается внесение в этот список еще трех видов.

На Туровском лугу Семен Левый.jpg

­– Конечно же, мы не можем не поговорить о недавних поправках в закон об охоте. Эта новость вызвала огромную волну негодования, разговоров, обсуждений. И вы уже публиковали на сайте вашу позицию,

Как одна из крупнейших, а возможно, и самая крупная экологическая организация, мы, естественно, не можем оставаться в стороне, когда происходит такое. Подобные решения в нашей стране принимаются уже не впервые, и иногда нам удается изменить их. Так было, например, с болотами. Достаточно радикальные решения всегда продиктованы, как правило, сиюминутными экономическими интересами определенных групп. При этом экологические факторы игнорируются. В теперешней ситуации очень явно прослеживается, для чего и для кого продвигается такая инициатива. И для людей «в теме» совсем даже не секрет, кем она продвигается.

В Европе весенняя охота уже давно запрещена, потому что в свое время потакание охотникам привело к тому, что в Италии, например, практически не на кого охотиться, и ярые любители ищут возможности поохотиться весной. Находят они такие условия в основном у нас, так как в России и на Мальте, где еще есть весенняя охота, они не такие комфортные: в первом случае для охоты отведено 10 дней, а во втором – разрешено стрелять один вид. И вот теперь у нас все делается для того, чтобы им было еще удобнее. Количество добычи и раньше ничем не регулировалось, но сейчас сроки весенней охоты для охотничьих туров с 28 дней увеличены до двух месяцев, а продолжительность утренних охот – на 1 час, до 12 часов. А в список разрешенных к добыче видов добавляются свиязь и гоголь, которые еще недавно были в Красной книге, и за их отстрел полагался значительный штраф. Но вот отличить их в полете от разрешенной утки сложно, и в прошлом году двое итальянцев заплатили 70 тысяч евро за «случайную» добычу (свиязь и самок кряквы) на Полесье. Из-за такой «рекламы» поток вооруженных туристов заметно оскудел. И вот мы видим, какие меры принимаются для его возвращения.

Уже давно доказано, что весенняя охота несет не только прямой вред в виде отстреливаемых особей (перезимовавших, собирающихся гнездиться), но и косвенный. Потому что люди, шум, выстрелы мешают размножению и неохотничьих видов, которые присутствуют на этой территории. Конечно, такие туристы оставят в хозяйствах прибыль за каждую добытую особь. Но как потом восстанавливать подорванные популяции? Видимо, эти вопросы кажутся менее важными тем, кто принимает законы. Мы пытались наладить диалог, чтобы прийти к компромиссу, но слышать наши доводы не хотят, игнорируют предложения. Показательно и то, что Академию наук к согласованию проекта Правил не допустили.

Туровский луг.jpg

– Сложно ли работать с государственными структурами?

Бывает по-всякому. По большей части мы находим общий язык с официальными органами, хотя чиновники разные. С руководителями среднего звена обычно комфортно работать: они практически не меняются вне зависимости от назначений министров и делают фактически ту же работу, что и мы. Поэтому можно сказать, что глобальной проблемы нет.

Есть отдельные министерства, с которыми сложнее работать, например, лесного хозяйства: очень закрытое, без общественного совета, часто агрессивно реагирует на письма. С Министерством сельского хозяйства проблем нет – обычно до них банально  невозможно дозвониться. При этом на уровне лесхозов серьезных проблем нет, потому что практически все они проходят международную сертификацию. Чтобы получить очередной сертификат, нужно предоставлять сведения о редких и краснокнижных видах, о работе с общественностью и много чего еще. Некоторые лесхозы даже платили нам, чтобы мы нашли для них такие виды, помогли подготовить паспорта. Так что с лесхозами вообще нет проблем, они и сами понимают, что должны заботиться о природе и охранять ее.

Но признаю, что с негосударственными структурами договариваться проще. Мы постоянно взаимодействуем с «Зеленой сетью», «Экодомом», «Багнай». У нас даже есть общая ежедневная рассылка, где мы общаемся, обсуждаем насущные проблемы.      

Орлята (фото В.Домбровский) 3.jpg

– А каково сотрудничать с зарубежными организациями?

За те 13 лет, что наша организация является полноправным партнером BirdLife, накопилось очень много контактов. У меня есть знакомые директора и руководители разного уровня чуть ли не в половине стран мира, и я могу позвонить и посоветоваться, как лучше подойти к решению какой-то проблемы. Ведь то, что происходит у нас в стране, как правило, не уникально, наверняка где-то уже с таким сталкивались. Орнитология объединяет множество стран, ведь необходимо сохранять не только ареал гнездования, но и места зимовки, и даже леса, где птицы ночуют во время миграции. Вот сейчас мы планируем запустить проект, в который вовлечены Литва, Эстония, Румыния, Болгария, Греция, Израиль – по этим странам пролетают подорлики по пути на зимовку, а некоторые остаются зимовать в Греции.

тур луг 2.jpg

– И напоследок – традиционный вопрос о планах на будущее.

В перспективе большой проект с Украиной по Полесью. Суть его в том, чтобы по максимуму выделить все территории, которые нуждаются в сохранении, и работать над их охраной и восстановлением. Разрабатываем следующую четырехлетнюю стратегию, планируем большую программу работы с детьми и строим смелые надежды, что членов нашей организации станет не три тысячи, а как минимум 10.

– Спасибо за такую информативную и насыщенную беседу!


Фото: ptushki.org

Комментарии пользователей (1)
Оставьте ваш комментарий первым
Александр Гуринович    19 Апреля 2018 в 11:24
0
0
Эта организация действительно делает много хорошего и полезного для птиц. Но  есть у них и негативные моменты. Например, с их подачи была закрыта охота на дупеля и коростеля. Совершенно безосоновательно, никаких серьезных научных исследований не было проведено. Дупеля сколько было столько и осталось, его как стреляли так и стреляют, каждый раз проклиная тех, кто помог сделаться браконьерами честным охотникам. Неужели непонятно, что когда собака сделала стойку в лугу, охотник точно не может знать по дупелю или бекасу, или кроншнепу, а после взлета птицы выстрел происходит почти моментально. А коростеля так вообще орут под каждым кустом, а его и раньше добывалось всего лишь единицами по всей стране.  Уже который год они пытаются закрыть весеннюю охоту на гусей обманывая общественнсть, что нигде такой охоты нет. В то время, как гуся меньше тоже не становится ( нужен популяционный подход а не то, что  отдельные особи при отстреле на время теряют пару, без знания того как это в целом сказывается на воспроизводстве популяции), а в Северной Америке такая охота есть и все больше и больше распространяется. Если бы в деятельности этого общества было побольше научных основ, а не эмоций (птичку жалко) они могли бы в лице охотников  иметь крепких союзников. А так фактически враги. И кому это надо?
Комментарий был изменен 19 Апреля 2018 в 11:28
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.