Куда катится пчеловодство и можно ли помочь «диким» пчелам?

Николай Петрушенко
член ОО «Ахова птушак Бацкаўшчыны»
11 1240 13 Ноя 2018

Союз белорусских пчеловодов 17 ноября проводит традиционную  международную выставку-конференцию пчеловодов-новаторов «Белорусская пасека-2018». 

Тема заявленного мероприятия:  «Современные тенденции в развитии пчеловодства и апитерапии». 

К бабке не ходи, на конференции ее участники будут горестно вздыхать по поводу тлетворного влияния рынка на судьбу отрасли и дружным хором выступят  – и правильно сделают! – против засилья импортного меда…

Оставим в стороне горькую судьбу сладкого меда и поговорим о том, как обходились наши предки без рамочного улья, медогонки, сахарной подкормки, инструментального оплодотворения маток «диких» пчел… 

Подчеркну, что по своей сути так называемые одомашненные пчелы продолжают оставаться в прямом смысле слова дикими. Их жизнь слишком коротка, чтобы они привыкли к хозяину.

Чтобы не быть голословным, напомню, что на днях свежий номер газеты лесного ведомства порадовал сообщением о медовом рекорде в графе «Побочные промыслы». В нынешнем сезоне пчеловоды Стародорожского опытного лесхоза в расчете на одну семью собрали более 23 кг целебного лакомства. Среднестатистический показатель в расчете на территорию Минщины – гораздо скромнее: примерно один пуд от каждой пчелосемьи.

Много это или мало? Из теории, проверенной личной практикой содержания пчел в ульях различных конструкций, известно, что расходы пчелосемьи на выращивание расплода, строительство сот, складирование необходимых запасов на долгую зимовку, вентиляцию жилища в знойные дни и прочие неучтенные графы составляют примерно 90–100 кг меда в год.

Если учесть, что конкуренты в далеком Приморье или Алтайском крае ухитряются за год получать от лучших пчелосемей по 200-литровой бочке товарного меда, то получается, что белорусские пчеловы обречены на проигрыш в соревновании со стахановцами и ударниками рыночной экономики. Есть, конечно, и у нас спецы… Конкретный пример: уникальный ученый-академик Иван Антонович Голуб. Директор Института льна, доктор сельскохозяйственных наук проживает на Оршанщине в деревенском доме, содержит небольшую пасеку. От своих 10 пчелосемей он получил в этом году около тонны товарного меда.  Секретов у академика-пчеловода нет. Ученый рядом с пасекой на приусадебных участках засевает медоносы: фацелию, донник… Рабочие пчелы «от академика» до источника взятка летают несколько десятков–сотню метров. Наши лесхозы, сконцентрировав на пасеке до 50, а в планах есть и более впечатляющий показатель – более 80 ульев, обрекают трудолюбивых пчел искать взяток вдали от дома.

Аналогичная картина и в тех сельхозорганизациях, которые держатся из последних сил за свои пчелосемьи. Концентрация численности пчелосемей растет и на пасеках пчеловодов-любителей. При этом большинство «ударников» пчеловождения игнорируют передовой опыт кочевки пчелосемей и размещения их на точках близ посевов рапса и лесных делянок с цветущей малиной и кипреем… В результате рабочим пчелам приходится в поисках взятка летать за 1-1,5 километра, в итоге большинство собранного  меда «списывается»  по графе «расходы на топливо»…

В свое время мне приходилось встречаться с учеными-пчеловодами Всесоюзного НИИ  пчеловодства. Анализируя архивные сведения о вывозе за рубеж воска во времена Великого княжества Литовского, Русского и Жамойтского через «Полоцкую камору», я часто задавал вопрос: почему бортевое (колодное) пчеловодство по массе собираемого меда способно (разумеется, по этому показателю) конкурировать с рамочными ульями?

31957440_1278106062322322_1604160977861869568_o.jpg

Смею предположить, что ведущую роль здесь играл принцип рассредоточения пчелосемей по площади бора. Бор в пчеловодстве – это примерно 60 нынешних гектаров лесного массива. Больше десятка бортей на такой площади – редкий случай. Бортевое дерево – товар штучный.

Более десяти лет назад в глухом лесном массиве  Крупского района я повстречал жителя деревни Великий Лес пчеловода-любителя Иосифа Егоровича Вороновича.

Знаменит он тем, что, кроме пасеки в саду собственного дома размещает в лесу еще несколько десятков ульев. Содержит пчел в колодах на высоких елях. Так, как держали его отец, дед, прадед…
Имея на вооружении давно забытые технологии, Иосиф Егорович с братом на своей телеге добираются и на территорию нашего Толочинского района, где когда-то жили их прадеды.
За сезон Егорыч – так его зовут в округе – ловит несколько десятков бродячих роев.

Секрет успеха мастера в том, что свои колоды-ловушки он просмаливает обыкновенным битумом. Этот запах, оказывается, по нраву пчелам. А еще они любят заселять дуплянки на высоких елях. Приваживать диких пчел на всевозможные козульки-рогульки, которые вы видите на фото, пчеловод научился от своего деда.

Волронович.jpg

С одной стороны, этот снимок иллюстрирует историю, с другой стороны, глубокий кризис, в котором оказалось отечественное пчеловодство.  На производство килограмма воска пчелы используют до четырех килограммов меда. Подставляя в улей вощину, пчеловод вроде как облегчает работу диким пчелам. А в итоге оказывается, что они в этом не особо нуждаются.

У этих рогулек есть научное наименование – снозы. С их помощью наши прадеды переносили часть пчелиной семьи из материнской колоды в другое жилище. В руках таких профессионалов, как Воронович, снозы могли бы стать не столько приманкой для роевых пчел, сколько привадой для иностранных туристов.

Да только кто поедет без рекламы в такую глухомань, где пчелы живут в колодах, колоды грабят медведи, а люди мучаются без государственной поддержки и понимания общества их роли в решении задачи обеспечения биоразнообразия дикой природы?

36380566_1323552787777649_3578195416744722432_n.jpg

Справедливости ради, отмечу и обнадеживающие моменты. Они дают мне право высказаться в пользу возрождения  на просторах Беларуси традиции бортничества в широких масштабах. Первый «звоночек» для отправки трамвая по старым рельсам прозвенел: мой земляк и  родственник по линии матери, житель города Речицы Петр Гвоздь – обладатель диплома «Лучший мед-2017» – успешно поставил колодно-бортевое пчеловодство в междуречье Днепра и Березины на рыночные рельсы. Его интернет-страничка «Бортевой мед» достойна ссылки на нашем сайте…

Я не строю иллюзий. Не каждому дано овладеть искусством бортника. А вот построить пчеловодство на даче, огороде, в саду и на опушке леса, используя возможности  технологии бесконтактного пчеловождения, можно даже силами дачницы, в молодости запуганной звуком пчелы под платком на голове. Об этом  гениальном  по своей простоте принципе коротко можно сказать так: каждому под силу сколотить большой «скворечник», выставить его в саду или лесу и привадить рой диких пчел…


Комментарии пользователей (11)
Оставьте ваш комментарий первым
Валерий Лукашевич    13 Ноября 2018 в 11:25
1
0
Так, а где на Ваш взгляд в Беларуси будет лучше для туристов ознакомиться с бортничеством? Крупский район или г. Речица с окрестностями?
Николай Петрушенко    13 Ноября 2018 в 13:51
0
0
Моё мнение это Лельчицы и Речица...
Валерий Лукашевич    13 Ноября 2018 в 23:43
1
0
Лельчицы по большому счёту не интересны, район да. А какова Ваша оценочная численность бортников и бортей (действующих, исскуственных и естественных) в Речице и отдельно в Речицком районе?
Комментарий был изменен 13 Ноября 2018 в 23:44
Николай Петрушенко    14 Ноября 2018 в 10:08
0
0
Спасибо за интерес к теме! Моё мнение - надо спросить у бортника Гвоздя. Но даже если бы он был один - это уже успех. Ожидать, что бортников будет тьма - заблуждение. Тех, кто содержит пчёл в колодах будет больше. Бортничество сохраняется или возрождается как штучный товар!  При этом учтём конкуренцию - бортники неохотно делятся адресами конкурентов. Рынок...
Валерий Лукашевич    15 Ноября 2018 в 0:03
0
0
Спасибо за ответ! В таком случае, если Вы не знаете ситуацию о бортничестве в Речице и районе, становится непонятным, на каком основании Вы выделяете этот регион из 118 имеющихся в стране. И если там только один бортник, да даже пять, то это никакой не успех как Вы говорите. Это очень маленький показатель бортничества в районе. И такой район на фоне куда более насыщенных никак не тянет на "жемчужину" бортничества для туристов. Например,при внесении в 2017 году лесного бортничества в Список нематериального культурного наследия Беларуси было зарегистрировано более 100 носителей этой традиции.Подавляющее большинство из них были из Центрального Полесья. Больше всего из Лельчицкого района. И это только зарегистрированных. В реальности там только в одной деревне проживает сразу около 40 бортников, а в окрестностях расположено около 400-500 бортей. Т.е. вполне возможно, что там на одной только деревенской улице будет больше бортников, чем во всём Речицком районе. Вот это будет "жемчужина". Но Вы, почему то Лельчицкий район, который является основным в стране "хранителем" этого архаичного пчеловодства и одним из основных в Европе, в своей статье вообще не упоминаете, выпячивая при этом Речицкий район, имеющий ну максимум региональное значение. В принципе причины такой подачи информации понятны и их может быть только две )
Комментарий был изменен 15 Ноября 2018 в 0:27
Николай Петрушенко    15 Ноября 2018 в 8:23
0
0
Спасибо! Не хочу Вас обижать, но немного ранее Вы - именно Вы! - отвечали и возражали мне: "Лельчицы по большому счёту не интересны, район да." Вы наверное подумали, что я из числа тех бортников, которые содержат пчёл на балконах... В содержании пчёл на балконе нет ничего зазорного. Что касается бортничества, то когда я готовил публикацию, я исходил из того, что главное на нынешнем этапе не столько количество бортников и бортей в лесу, сколько их присутствие во Всемирном пространстве. По этой причине я и указал на вклад Гвоздя в популяризацию издревле благородного занятия, его готовность сделать из борти изюминку для туриста... Этот момент носит чисто субъективный характер. В Речицком  бортнике ( в смысле Речицкого района)  я может и ошибся, Гвоздь возразил мне и отреагировал лишь в личке, пока он не готов в отличие от Вас публично высказаться,  а вот Лельчицкие ( опять же в смысле района, а не райцентра)  бортники не отреагировали никак. Сейчас важно не сколько бортников на улице, а сколько из них готовы делиться секретами и встречать туристов не только в лесу, но и на своих сайтах и в Интернете вообще...
Валерий Лукашевич    15 Ноября 2018 в 14:20
0
0
Ну, Вы меня и рассмешили) Да, я – и именно я написал "Лельчицы по большому счёту не интересны, район да." Поскольку в Лельчицах сосредоточено менее 1 % от общего количества находящихся в Лельчицком районе бортей и число проживающих там бортников тоже если не на порядок, то уж точно в разы меньше чем в районе. Поэтому и конкретизировал. Вы же не подразумеваете, что Налибокская пуща это Минск, а Беловежская это Брест.Далее. Что касается последнего комментария, то он был посвящён Вашей избирательности в предоставленной информации.По поводу популяризации. Не думаю, что в Беларуси кто-то популяризирует этот промысел больше чем Иван Осипов. Более того, кроме многочисленных СМИ именно он из бортников писал обоснование на внесение лесного бортничества в Список нематериального культурного наследия Беларуси и даже международную заявку в ЮНЕСКО. Но о самом главном «популяризаторе» (если можно так сказать) в стране Вы тоже, почему то умолчали.По поводу готовности раскрывать секреты ведения бортничества. Такая готовность в публикациях СМИ посвящённых бортничеству семьи Гвоздь как то не наблюдается. Как Вы правильно замечали выше, видимо это защита от конкурентов. Каких то секретов по тому или иному аспекту нет даже в конкретной ссылке «Секреты бортиевого пчеловодства, на которых возрождается традиционное пчеловодство в Европе». То что на третий год заселения семьи нужно вырезать все соты обрекая таким образом рой на гибель это ни какой не секрет, а просто личное решение отдельных пчеловодов повысить "выхлоп". У каждого своя философия. Некоторые, занимаясь роебойной системой вообще всё выдирают в своих бортях в первый же год заселения расчитывая, что каждый год туда будут прилетать новые рои от других пчеловодов. Другие при живых пчёлах никогда не забирают весь мёд и через 15-20 лет непрерывного их там проживания. Это уже дело каждого, у кого какие цели. В целом популяризация в тех статьях конечно наблюдается , но в несколько другом русле.Короче, что я хотел сказать. Если Вы хотите прорекламировать какого то конкретного бортника, или какой то конкретный район то ради Бога, но не в ущерб объективности обзорной (исходя из названия) статьи. Этой теме (бортничеству Речицкого края) можно было бы посвятить отдельную статью и тогда никаких вопросов. А то такая подача, что чуть ли не всё дикое пчеловодство Беларуси сосредоточено только там. Продолжать дальнейшую дискуссию считаю нецелесообразным, посему удаляюсь. Спасибо за публикацию.
Николай Петрушенко    16 Ноября 2018 в 11:55
0
0
Удаляясь, Вы уносите с собой тайну - что возмутило Вас в том, что я остановил свой выбор на бортнике, имеющем звание лауреата республиканского конкурса...? Сидя в удалении, напишите о лучших бортниках по Вашей версии... Буду только рад.
Іван Осіпаў    29 Декабря 2018 в 12:59
0
0
Дзякую Валер, за вашую асабістую адзнаку маёй (і ня толькі маёй) працы). Часам папулярызатарства - гэта складая працу, у сэнсе - яна мала ацэненая ў нас, а больш таго мала бачна для шырока кола грамадства. Не вядома чаму - але гэта рэальнасць.
Іван Осіпаў    29 Декабря 2018 в 13:50
0
0
Добры дзень, шаноўныя ўдзельнікі.Прачытаўшы артыкул і каментары, магу сказаць так, што можна быць лаўрэатом любога конкурса і прадстаўляць бортніцтва па-рознаму.На жаль бортніцтва  - гэта не проста забаўка, або нейкая простая праца, гэта свая ўласная філасофія, якая базуецца на назіраннях і практыцы мінулых пакаленняў. Я ўжо на працягу апошніх 10 год займаюся бортніцтвам ня толкьі як практык але і даследчык, але большую частку часу трачу на захаванне і данясення гэтага промысла ў жывой традыцыі - а не як гульню ці забаўку для гледачоў. Бо ў бортніцтве галоўнае людзі, якія займаюцца гэтым промысла не з прычыны зарабіць 100500 рублёў - а гэта іх частка жыцця і філасофіі існавання ў сусвеце. Сёння гэта дзіўна гучыць - але бортнік - гэта не пчаляр (у сучасным успрыманні).
Бо бортніцтва і пчалярства гэта розныя сістэмы - так склалася яшчэ некалькі стагоддзяў таму - супрацьстаянне падыходаў Пракаповіча (вынаходнік рамовага вулля) і Вітвіцкага (вынаходніка вулля Вітвіцкага). Яшчэ амаль 200 гадоў таму гэты два навукоўца-практыка спрачаліся адным з другім пра прыроду пчалы і яе гаспадарчую ролю. І канешне ў гэтым супрацьстаянні прайграў Вітвіцкі, бо ягоныя падыходы супярэчылі "прамысловай"/бізнэс мадэлі далейшага існавання пчалярства як прамысловасці. 
ну да гэта гісторыя... а сёння мы таксама можам назіраць як папулярызатарства закранае ня столькі азнаёміць людзей пра каштоўнасць нематэрыяльную, як паказаць што дзікія пчолы даюць дзікі мёд коштам 100 еўра (як некалькі гадоў таму прайшла інфармацыя аб польскім бортным мёдзе за 150 еўра).
Я не папулярызую сябе як асобу нейкую надзвычайную. Я папулярызую бортніцтва як промысел, і канешне максімальна спрабую працаваць з моладдзю і зацікаўленымі асобамі, каб жывая традыцыя промысла існавала і далей, а перадача традыцыі працягнулася ў будучым.
Таму такая папулярызацыя, дзе няма мільёнаў - мала заўважнаяС улыбкой Напрыклад, што стала з папулярызацыяй традыцыйнага строя ці некаторых рамёстваў? Правільна - зараз можна набыць вышымайку, вышымайткі і іншае. А ў некаторых аграсядзібах стаць сапраўдным кавалём за 15 хвілін. З другога боку, Швецыя, дзе сем'і маюць традыцыйныя строі і апранаюць яго  на святы, а рамёствам вучацца на аграсядзібах у носьбітаў, выязжаючы амаль кожныя выходныя ўсёй сям'ёй. І вось зараз у Беларусі (адзін з удзельнікаў) вядзецца праект па папулярызатарсву традыцыйнай культуры (ан-лайн бібліятэка ETHNO.BY). 
Але на прыканцы параўнайце такія лічбы, адзін бортнік прадае прадукт сваёй дзейнасці за 13 руб кг, другі 45 руб кг, а трэці 55 руб кг. Самі разумееце, што папулярызацыя на сённяшнім этапе - гэта сродак рэкламы і падвышэння кошту прадукта, які прадаецца спажыўцам. Першы кошт суадносіцца да бортнікаў лельчыцкага раёна - для якіх мёд трохі большае, чым грошы ў кішэні, другі кошт адносіцца да пчаляроў, якія прадаюць дзікі мёд, ну а трэці да сучаснікаў, якія выкарыстоўвацб спецыяльныя калоды (зробленыя з клёпак, ці проста бочкі пастаўдленыя ў лесе). Але дзе тутака філасофія ці традыцыя? З 2014 года разам са мной у экспедыцыях прымаюць удзел розныя людзі і нашая галоўная мэта - гэта зберагчы багацце, расказаць пра людзей (спадчынных бортнікаў), якія займаюцца высакародным промыслам. І канешне паказаць самім сабе (грамадскасці) пра культурную каштоўнасць, якая існуе разам з намі.
Ну і апошняе, прачытаў я пра сайты і г.д.: Ну тады давайце рэспубліканскі конкурс рабіць па сацыяльнаму капіталуС улыбкой)))
Ужо больш за 3 гады існуе ў Беларусі сайт: bortnictva.by
больш за 5 год існуюць і кіруюцца суполкі і старонкі ў сацыяльных сетках: фэйсбук, укантакце, цвітэр, інстаграм, самы буйны ЮТУБ канал (больш за 50 відэа з Беларусі і бліжэйшых суседзяў) а таксама ISSUU, Academia (Альманах на 70 старонак пра бортніцтва і бортнікаў), Viber група, Telegram група.
Ды вось толькі дзіўна, што пішучы пра Рэчыцкі ра
Ну неяк так... 
У любым разе, падзяка Мікалаю за артыкул, які справакаваў дыскусію. 
 
Іван Осіпаў    29 Декабря 2018 в 13:54
0
0
Ды вось толькі дзіўна, што пішучы пра Рэчыцкі раён і папулярызатарства бортнікам, усё ж такі мне прыходзіцца шукаць і адшукваць тыя камяні, якія з'яўляюцца падмуркам жывой традыцыі бортніцтва. Ужо не адзін год там ладжу экспедыцыі і ў гэтым годзе быў знойдзены легендарны дуб Мінтус (адзін жывы помнік, дуб з імём і канешне звязаны з бортніцтвам). 
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.