Куда катится пчеловодство и можно ли помочь «диким» пчелам?

Николай Петрушенко
член ОО «Ахова птушак Бацкаўшчыны»
11 390 13 Ноя 2018

Союз белорусских пчеловодов 17 ноября проводит традиционную  международную выставку-конференцию пчеловодов-новаторов «Белорусская пасека-2018». 

Тема заявленного мероприятия:  «Современные тенденции в развитии пчеловодства и апитерапии». 

К бабке не ходи, на конференции ее участники будут горестно вздыхать по поводу тлетворного влияния рынка на судьбу отрасли и дружным хором выступят  – и правильно сделают! – против засилья импортного меда…

Оставим в стороне горькую судьбу сладкого меда и поговорим о том, как обходились наши предки без рамочного улья, медогонки, сахарной подкормки, инструментального оплодотворения маток «диких» пчел… 

Подчеркну, что по своей сути так называемые одомашненные пчелы продолжают оставаться в прямом смысле слова дикими. Их жизнь слишком коротка, чтобы они привыкли к хозяину.

Чтобы не быть голословным, напомню, что на днях свежий номер газеты лесного ведомства порадовал сообщением о медовом рекорде в графе «Побочные промыслы». В нынешнем сезоне пчеловоды Стародорожского опытного лесхоза в расчете на одну семью собрали более 23 кг целебного лакомства. Среднестатистический показатель в расчете на территорию Минщины – гораздо скромнее: примерно один пуд от каждой пчелосемьи.

Много это или мало? Из теории, проверенной личной практикой содержания пчел в ульях различных конструкций, известно, что расходы пчелосемьи на выращивание расплода, строительство сот, складирование необходимых запасов на долгую зимовку, вентиляцию жилища в знойные дни и прочие неучтенные графы составляют примерно 90–100 кг меда в год.

Если учесть, что конкуренты в далеком Приморье или Алтайском крае ухитряются за год получать от лучших пчелосемей по 200-литровой бочке товарного меда, то получается, что белорусские пчеловы обречены на проигрыш в соревновании со стахановцами и ударниками рыночной экономики. Есть, конечно, и у нас спецы… Конкретный пример: уникальный ученый-академик Иван Антонович Голуб. Директор Института льна, доктор сельскохозяйственных наук проживает на Оршанщине в деревенском доме, содержит небольшую пасеку. От своих 10 пчелосемей он получил в этом году около тонны товарного меда.  Секретов у академика-пчеловода нет. Ученый рядом с пасекой на приусадебных участках засевает медоносы: фацелию, донник… Рабочие пчелы «от академика» до источника взятка летают несколько десятков–сотню метров. Наши лесхозы, сконцентрировав на пасеке до 50, а в планах есть и более впечатляющий показатель – более 80 ульев, обрекают трудолюбивых пчел искать взяток вдали от дома.

Аналогичная картина и в тех сельхозорганизациях, которые держатся из последних сил за свои пчелосемьи. Концентрация численности пчелосемей растет и на пасеках пчеловодов-любителей. При этом большинство «ударников» пчеловождения игнорируют передовой опыт кочевки пчелосемей и размещения их на точках близ посевов рапса и лесных делянок с цветущей малиной и кипреем… В результате рабочим пчелам приходится в поисках взятка летать за 1-1,5 километра, в итоге большинство собранного  меда «списывается»  по графе «расходы на топливо»…

В свое время мне приходилось встречаться с учеными-пчеловодами Всесоюзного НИИ  пчеловодства. Анализируя архивные сведения о вывозе за рубеж воска во времена Великого княжества Литовского, Русского и Жамойтского через «Полоцкую камору», я часто задавал вопрос: почему бортевое (колодное) пчеловодство по массе собираемого меда способно (разумеется, по этому показателю) конкурировать с рамочными ульями?

31957440_1278106062322322_1604160977861869568_o.jpg

Смею предположить, что ведущую роль здесь играл принцип рассредоточения пчелосемей по площади бора. Бор в пчеловодстве – это примерно 60 нынешних гектаров лесного массива. Больше десятка бортей на такой площади – редкий случай. Бортевое дерево – товар штучный.

Более десяти лет назад в глухом лесном массиве  Крупского района я повстречал жителя деревни Великий Лес пчеловода-любителя Иосифа Егоровича Вороновича.

Знаменит он тем, что, кроме пасеки в саду собственного дома размещает в лесу еще несколько десятков ульев. Содержит пчел в колодах на высоких елях. Так, как держали его отец, дед, прадед…
Имея на вооружении давно забытые технологии, Иосиф Егорович с братом на своей телеге добираются и на территорию нашего Толочинского района, где когда-то жили их прадеды.
За сезон Егорыч – так его зовут в округе – ловит несколько десятков бродячих роев.

Секрет успеха мастера в том, что свои колоды-ловушки он просмаливает обыкновенным битумом. Этот запах, оказывается, по нраву пчелам. А еще они любят заселять дуплянки на высоких елях. Приваживать диких пчел на всевозможные козульки-рогульки, которые вы видите на фото, пчеловод научился от своего деда.

Волронович.jpg

С одной стороны, этот снимок иллюстрирует историю, с другой стороны, глубокий кризис, в котором оказалось отечественное пчеловодство.  На производство килограмма воска пчелы используют до четырех килограммов меда. Подставляя в улей вощину, пчеловод вроде как облегчает работу диким пчелам. А в итоге оказывается, что они в этом не особо нуждаются.

У этих рогулек есть научное наименование – снозы. С их помощью наши прадеды переносили часть пчелиной семьи из материнской колоды в другое жилище. В руках таких профессионалов, как Воронович, снозы могли бы стать не столько приманкой для роевых пчел, сколько привадой для иностранных туристов.

Да только кто поедет без рекламы в такую глухомань, где пчелы живут в колодах, колоды грабят медведи, а люди мучаются без государственной поддержки и понимания общества их роли в решении задачи обеспечения биоразнообразия дикой природы?

36380566_1323552787777649_3578195416744722432_n.jpg

Справедливости ради, отмечу и обнадеживающие моменты. Они дают мне право высказаться в пользу возрождения  на просторах Беларуси традиции бортничества в широких масштабах. Первый «звоночек» для отправки трамвая по старым рельсам прозвенел: мой земляк и  родственник по линии матери, житель города Речицы Петр Гвоздь – обладатель диплома «Лучший мед-2017» – успешно поставил колодно-бортевое пчеловодство в междуречье Днепра и Березины на рыночные рельсы. Его интернет-страничка «Бортевой мед» достойна ссылки на нашем сайте…

Я не строю иллюзий. Не каждому дано овладеть искусством бортника. А вот построить пчеловодство на даче, огороде, в саду и на опушке леса, используя возможности  технологии бесконтактного пчеловождения, можно даже силами дачницы, в молодости запуганной звуком пчелы под платком на голове. Об этом  гениальном  по своей простоте принципе коротко можно сказать так: каждому под силу сколотить большой «скворечник», выставить его в саду или лесу и привадить рой диких пчел…


Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.