Получился ли разговор начистоту про Белорусскую АЭС?

4 1216 12 Мар 2018

Разговор на тему атомной электростанции, особенно Белорусской АЭС, интересен и важен самой широкой аудитории, поскольку последствия аварий на АЭС могут затрагивать огромные территории и быть неопределенно продолжительными: мы знаем это на примерах Чернобыля и Фукусимы. Поэтому анонс «разговора начистоту» про Белорусскую АЭС лично меня заинтересовал.

Я отслеживаю информацию по этой теме довольно давно и занимаюсь общественным независимым мониторингом реализации проекта Белорусской АЭС.

От статьи малоизвестного автора под заголовком «АЭС и экология: разговор начистоту» я ожидала чего-то вроде комментариев узких специалистов по поводу стресс-тестов Белорусской АЭС. Ведь именно сейчас европейские регуляторы вместе с ЕС проводят их независимую экспертизу. Белорусская сторона уже получила огромное количество вопросов от европейских коллег и общественности. Мне показалось, что именно в этом материале могли быть освещены наиболее острые из них вместе с ответами белорусской стороны – причем «начистоту», в смысле как есть, без оценочных суждений журналиста или редакции.

Материал объемный, там вполне можно было бы привести и вопросы с ответами, и осветить важный процесс – процедуру стресс-тестов Белорусской АЭС, которую Беларусь должна была пройти еще в 2011-2012, но проходит только сейчас, под серьезным давлением международной общественности. Казалось, можно, не углубляясь в технические детали, затронуть аспекты влияния природных катастроф на риски Белорусской АЭС, что должно рассматриваться в стресс-тестах.

Если тема стресс-тестов выходит за рамки интересов «Дикой природы», то в ее фокусе должен оставаться аспект влияния Белорусской АЭС на дикую природу в безаварийном, штатном режиме. Возможно, в статье опубликована новая информация о влиянии градирен на микроклимат, о воздействии АЭС на популяции краснокнижных лососевых? Что же касается краснокнижных рыб, то на слушаниях по ОВОС Белорусской АЭС в Островце в октябре 2009 года представители НАН РБ подтвердили, что после запуска АЭС они перестанут нереститься в притоках Вилии, а экологическая госэкспертиза предписала внедрение мер, которые снизят тепловую нагрузку на реку.

Но ничего подобного в тексте о дикой природе и АЭС не оказалось. Про тепловое загрязнение Вилии говорится, что его не будет, равно как и градирни не повлияют, без ссылок на источники информации. Чему верить: тексту госэкспертизы или данной статье?

Не совсем понятно, что отвечать на голословные безапелляционные суждения, составленные в абзацы на скорую руку даже без отсылок к источникам. Что оппонировать тому, кто говорит от своего имени не свои слова? Что ответить, когда предлагают сравнить АЭС с угольной энергетикой? Беларуси ведь не нужна угольная энергетика, как и дополнительная генерация в таком объеме, поскольку неясно, куда использовать дополнительную электроэнергию – на нее нет спроса.

Спорить с этим материалом очень сложно, поскольку нельзя оспорить то, чего нет. Нет заявленного разговора. Автор отвечает на поставленные самим собой же вопросы от своего имени. Отдельные тезисы иллюстрируются словами чиновника в духе «проектная документация составлена в соответствии с законодательством и позволяет обеспечить допустимый уровень воздействия». Отметим, что допустимый уровень с точки зрения чиновника, ориентированного на защиту продвигаемого в верхних эшелонах власти проекта, поскольку именно чиновник оценивает, что допустимо, а что нет, –  при этом процесс оценки непрозрачен (!).

Текст про разговор начистоту составлен в стиле опровержения мифов и состоит из подзаголовков вроде «правда ли»? Автор не цитирует «мифы» и не опровергает их особо. А приводит в стиле copy-paste подобные сентенции за неизвестным авторством: «Правда ли, что эксплуатация АЭС приведет к повышению радиационного фона?» – «Ни само топливо, ни вода «первого контура» не соприкасаются с окружающей средой и при работе в штатном режиме не могут влиять на повышение радиационного фона как на самой станции, так и вне ее. Особенность проекта, по которому строится Белорусская АЭС, – практически нулевая вероятность радиационного загрязнения окружающей среды даже в случае ЧП».

Сказать, что эта сентенция не соответствует действительности, значит выразиться в этой ситуации предельно мягко. Официальные материалы ОВОС (Оценки воздействия на окружающую среду) Белорусской АЭС говорят о том, что такие выбросы будут. В материалах ОВОС приведены эмиссии радионуклидов вместе с цифрами их суммарной активности. В штатном, безаварийном режиме. Любопытно, что ОВОС говорит и о том, что планируются и выбросы трития, который является бета-эмитентом, в грунтовые и поверхностные воды. Это расходится с заявлениями из статьи.

У современных теорий коммуникации нет единого мнения, нужно ли отвечать на ложь и пропаганду. Есть мнение, что игнорирование является хорошей защитой. Но есть и точка зрения, что в ситуациях массированной пропаганды все-таки нужно говорить правду.

Правда на сегодняшний момент состоит в том, что какими бы словами ни описывали разработчики и строители АЭС проект АЭС-2006, проектная документация не публична, а на вопросы общественности, Литвы и ЕС нет конкретных ответов. Некоторая информация все же есть – в Национальном докладе о стресс-тестах Белорусской АЭС, в ОВОС и ее Общественной экологической экспертизе. И эта информация кардинально расходится с утверждениями из материала с «разговором начистоту».

Более того, нарушения и инциденты при строительстве Белорусской АЭС будут влиять и на ее функционирование. Можно ли столь однозначно утверждать, что никаких выбросов не будет, поскольку системы АЭС надежно изолируют топливо, после того как на первый энергоблок установили корпус, ударенный патрубком о железнодорожный столб?!

Можно до бесконечности говорить о том, как надежно все спроектировано и какие заложены сверхвозможности и запасы прочности, но только ведь ни один эксперт – сторонний, независимый – не даст гарантии, что с корпусом этого реактора, который подвергается воздействию высоких температур, давления и радиации, действительно ничего не случится во время эксплуатации. Ведь этот корпус не был проверен в заводских условиях после инцидента, а удар пришелся на весьма чувствительный элемент.

Можно ли говорить об устойчивости и безопасности АЭС, строящейся на площадке, которую МАГАТЭ признало не соответствующей требованиям сейсмоустойчивости?!

Кто-то проверял этот проект в материале в подобных условиях? Откуда такая уверенность?

Я понимаю, что российские пропагандисты позиционируют свою атомную энергетику в области где-то между чародейством и магией, вроде того заявления Путина о некоей крылатой ракете с ядерным реактором, которая якобы уже была испытана. Этот подход позволяет чиновникам закрывать глаза даже на то, что АЭС начинают строить без проекта и госэкспертизы. Так, котлован для первого энергоблока Белорусской АЭС начали копать и бетонировать почти за год до появления архитектурного проекта, не говоря об утвержденной рабочей документации и лицензии. Чиновникам приказано верить и убеждать в этом электорат: «цыган знает, что кобыле робит». Я не очень доверяю цыгану, особенно после Чернобыля, Фукусимы и таких вот «разговоров начистоту о Белорусской АЭС».

Татьяна НОВИКОВА,

член совета ОО «Экодом», ответственный секретарь общественной экологической экспертизы проекта Белорусской АЭС

Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.