Присоединение к системе FSC продиктованно экономическими соображениями

Максим Ермохин
ведущий научный сотрудник Института экспериментальной ботаники НАН РБ
0 1008 20 Апр 2017
Присоединение к системе FSC было продиктованно экономическими соображениями, но от этого выиграла природа

18 лет назад в Беларусь пришла система сертификации FSC. Многие связывали с ней большие надежды на улучшение ситуации в области сохранения биологического разнообразия. О том, насколько они оправдались и как проходил процесс адаптации этой системы к белорусским реалиям, мы поговорили с ведущим научным сотрудником Института экспериментальной ботаники НАН Максимом Ермохиным.

– Расскажите, пожалуйста, о том, что представляет собой данная система сертификации…

– Наличие сертификата FSC подтверждает, что лесное хозяйство на определенной территории ведется экологически приемлемо, социально ориентированно и экономически устойчиво. Так что речь идет не только об охране дикой природы. Первоначально ставилась задача подтвердить, что древесина, поступающая из слаборазвитых стран, заготавливается с соблюдением определенных требований. Однако так сложилось, что сертификация FSC получила большее распространение в западных странах, где развито лесное и природоохранное законодательство и больше возможностей для ее применения.

Беларуси было проще присоединиться к системе FSC, поскольку у нас уже существовала система особо охраняемых природных территорий и хорошая система лесоуправления. Их нужно было лишь адаптировать к международным стандартам. В 1999 году на базе Сморгонского лесхоза стартовал пилотный проект по подготовке к лесной сертификации. Совместно с  иностранными специалистами был разработан временный стандарт FSC для Беларуси. Это связано с тем, что есть общие Принципы и Критерии FSC. Однако их приходится адаптировать к условиям, которые существуют в каждом конкретном государстве.

Хотя на тот момент лесное хозяйство велось у нас в целом неплохо, выяснилось, что есть недочеты, касающиеся прежде всего сохранения биоразнообразия и различных социальных аспектов.
Чтобы устранить их, в национальное законодательство были внесены соответствующие изменения. Они затронули правила рубок, наставление по лесовосстановлению и другие документы, которые регулируют ведение лесного хозяйства. Благодаря этому в 2003 году Сморгонский лесхоз первым в Беларуси получил сертификат FSC.

– Насколько независимы аудиторы?

– Аудиторы, которые работают в Беларуси, полностью независимы от государственных органов власти. На данный момент у нас сертификаты соответствия лесоуправления стандартам FSC выдают две компании (одна польская, другая датская), каждой из которых принадлежит примерно половина рынка. К оценке лесоуправления привлекают как белорусских, так и иностранных специалистов. Однако зарплату они получают из-за рубежа. К тому же определенный аудитор не может проверять один и тот же лесхоз на протяжении нескольких лет.

– Почему другие лесхозы решили присоединиться к данной системе?

– Поскольку все леса у нас государственные, управление ими происходит централизованно. Благодаря этому появилась возможность распространить новые подходы на остальные лесхозы. Понятно, что среди них есть бедные и богатые, более ориентированные на экологию и менее.

Для получения сертификата, как правило, не нужно было делать ничего дополнительно, а лишь выполнять требования природоохранного законодательства и существующей нормативно-правой базы в области ведения лесного хозяйства.

Трудности иногда возникают из-за того, что некоторые работники лесного хозяйства говорят на разных языках со специалистами по сертификации и просто не понимают, чего от них хотят. Порой сказывается низкий уровень экологического просвещения и определенная инерция мышления, как, например, в случае с валежником. Сотрудники лесхозов зачастую просто не понимали, почему его не надо убирать, как это всегда делалось. Или, например, в наши нормы выдачи защитного снаряжения не входят непрорезаемые штаны и усиленные ботинки, тогда как, согласно требованиям FSC, они должны быть у каждого работника. Для лесхозов это означает дополнительные расходы.

В целом каких-то серьезных противоречий между данной системой сертификации и национальным законодательством нет. Речь идет лишь о более высоких требованиях по отдельным показателям. На данный момент в Беларуси сертифицировано 90–92% территории лесного фонда. Остались отдельные лесхозы, которые до сих пор не получили сертификат. Некоторые не готовы тратиться на получение сертификата, у других присутствуют нарушения, не позволяющие получить его.

2014-10-12-4 6261.jpg

– Получается, что решение присоединиться к системе FSC было принято на государственном уровне, а лесхозы лишь выполняют его?

– Хотя данный вид сертификации является добровольным, Министерство лесного хозяйства взяло курс на то, чтобы ее прошли все белорусские лесхозы. Дело в том, что наличие сертификата дает дополнительные возможности на международном рынке. Политика многих крупных компаний предусматривает закупку исключительно сертифицированной древесины, и таких становится все больше. Соответственно растет и этот сегмент международного рынка. Чтобы оставаться в  таких условиях конкурентоспособными, нашим лесхозам приходится присоединяться к системе FSC. При этом стоимость сертифицированной и несертифицированной древесины практически одинакова, хотя изначально предполагалась, что в первом случае она окажется выше. Присоединение к системе FSC было стратегическим решением, продиктованным экономическими соображениями. Но от этого выиграла природа.

– Не остались ли требования FSC на уровне благих пожеланий в том, что касается биологического разнообразия?

– Его сохранение при проведении как лесозаготовительных, так и других видов работ стало одним из основных моментов, на который обращали и обращают внимание аудиторы. Благодаря этому все большее распространение  получают такие принципы, как приоритет естественного возобновления перед искусственным, смешанных насаждений – перед монокультурными, а также переход на несплошные рубки главного пользования, которые больше способствуют сохранению биоразнообразия. Их доля постепенно растет – и уже достигла в среднем по Беларуси 25–30%.

Как ни странно, оказалось, что в лесах I группы, к которым относятся  в том числе особо охраняемые природные территории, и в эксплуатационных лесах этот показатель одинаков.
К сожалению, фрагментация крупных лесных массивов на территории Беларуси постепенно увеличивается. В первую очередь это связано со строительством коммуникаций (дорог, линий электропередачи и других) или расширением населенных пунктов. Однако на тех территориях, где лес вырубается по достижении необходимого возраста, его обязательно восстанавливают. Поэтому на ландшафтном уровне ситуация выглядит не так уж плохо.  Доля спелых и перестойных лесов у нас тоже постепенно увеличивается, правда, в основном за счет территорий, где рубить экономически невыгодно.

1.jpg

В стандарте FSC прописаны требования, согласно которым, 5% территории должны занимать так называемые репрезентативные участки (их необходимо навсегда оставить в естественном состоянии). Как правило, имеются в виду характерные типы леса, служащие своеобразным эталоном различных экосистем. Фактически речь идет о создании режима, близкого к заповедному. С выделением таких участков поначалу возникали проблемы. Однако в рамках действующего законодательства их удалось решить. В одних случаях помогали специалисты по лесоустройству, в других – представители Национальной академии наук.

Гораздо больше проблем возникало с сохранением биоразнообразия из-за проведения сплошных рубок. Раньше после них оставляли лишь муравейники и семенные деревья, которые тоже вырубались после того, как они давали семенной материал. Однако с точки зрения сертификации FSC этого недостаточно. Важным моментом является сохранение мертвой древесины (сухостоя и валежника), находящейся на разных стадиях разложения. Новые правила рубок предписывают оставлять ее в лесу.  

– Что еще нужно сделать для того, чтобы система FSC смогла выполнять в Беларуси все свои функции?

– Далеко не всегда какие-то важные решения по ведению хозяйственной деятельности (например, строительство дорог) выносятся на общественные слушания. Одной из важнейших проблем также является текучесть кадров. С этим зачастую связан и низкий уровень теоретической подготовки по вопросам сохранения биоразнообразия. Иногда работники лесхозов плохо знают стандарты FSC. Некоторые хозяйства сами организуют обучение, однако по-хорошему следовало бы приглашать для этого специалистов со стороны. Решением проблемы могла бы стать организация специализированных курсов на базе образовательного центра, принадлежащего Министерству лесного хозяйства. На данный момент это главная системная проблема, которую необходимо решать.

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.