Про спасенных и спасателей

Александр Очеретний
журналист WildLife.by
1 745 20 Фев 2019

Мне кажется, что любой взрослый человек, живущий в нашей стране, должен осознавать, что поговорка, гласящая о том, что любая инициатива наказуема, – это вовсе не поговорка.

С этой невеселой ноты я, пожалуй, и начну свое повествование о помощи диким животным, попавшим в беду. И я прямо сразу заявлю о том, что реальных возможностей законно и официально помочь зверю или птице, находящимся в тяжелой ситуации, в нашей стране почти нет.

Но давайте поговорим об этом подробнее. Очевидно же, что нормальным человеческим порывом при виде живого существа, находящегося в беде, является попытка оказать ему помощь.

2016-04-18-6--9958_1290.jpg

Вообще в этом отношении человек – существо уникальнейшее, душевные порывы которого невозможно понять при помощи элементарной логики. Ну судите сами, вот ситуация из прошлого лета: девочка-подросток выкармливает совенка-слетка, который «бедный-несчастный» сидел у лесной тропинки. То, что она подобрала слетка – то есть птенца, который уже десантировался из гнезда, но еще толком не научился летать – уже само по себе говорит, что девушка настолько же добра, насколько биологически безграмотна. Слетков вообще трогать не нужно, так как они совсем не бедствуют. Теперь девочке приходится ежедневно скармливать этому совенку мышей – которых она за немалые деньги покупает у продавцов декоративных грызунов и при этом никаких душевных терзаний  не испытывает.

Теперь давайте прикинем, кому она сделала хорошо. Может быть совенку, который уже вряд ли когда-нибудь вернется в дикую природу? Или мышам, которые стали жертвенными животными девочкиной доброты, а могли бы прожить счастливую жизнь в какой-нибудь клетке, где в конце концов сдохли бы от отравления солью или ожирения? Или своему папе, который вынужден финансировать прокорм совенка, а потом ремонтировать загаженную пометом комнату? Нет, девочка сделала добро только себе, потому как теперь она знает, что она действительно добрая и может «не на словах, а на деле».

Девочка, с которой я начал свое повествование, реальна. Птенец неясыти тоже реален. Эпопея с выхаживанием несчастной птицы продлилась недели две и закончилось тем, что «спасенную птицу», ставшую к тому времени то ли совсем ручной, то ли апатичной от жесточайшего стресса, связанного с людьми вокруг, отнесли в лес, где посадили на ветку и ушли. Как думаете, уважаемые читатели, что стало с птицей в ближайшие дни или часы?

Признаюсь, что эпопея со спасением птицы коснулась и меня лично. Дело было лет 10 назад. Я гулял по полю с племянниками и охотничьей собакой. Вдруг собака сделала стойку по птице, а после посыла вперед остановилась в недоумении – птица не взлетела, оставшись лежать прямо у ног собаки. Я подошел и поднял ее. Это был молодой коростель. У него были явно повреждены крыло и лапа. Судя по всему, несчастье произошло после столкновения то ли с хищником, то ли с сельхозтехникой. И вот тут наступил момент истины. Что делать с этой птицей? С одной стороны, ее не спасти, даже если это возможно, то жить ей теперь можно только в неволе. И признаюсь честно, не будь рядом двоих маленьких детей, то я бы знал, как поступить, и сердце мое бы не затрепетало, несмотря на Красную книгу и так далее. Но дети…

Спасать – значит спасать. Птицу положили в кепку на подушку из травы и пошли домой. Дома птица была осмотрена – часть крыла явно нужно было ампутировать, лапа сломана, но теоретически «ремонтопригодна». О том, чтобы заняться лечением самим, и речи не могло быть. И вот, зная, что занимаюсь совершенно дурным, неблагодарным и бесполезным делом (но дети же не только смотрят, но и участвуют), я уселся с телефоном на табуретку и стал обзванивать всех потенциальных «спасателей птиц». Поговорил с ветеринарами, мне рассказали о том, как делать лубки из соломинок и спичек, но категорически отказались сами этим заниматься даже за деньги. Потым я «трымаў размову з прадстаўнікамі «Аховы птушак Бацькаўшчыны», але яны мне адказалі, што не маюць магчымасці забраць птушку да сябе, і прапанавалі звярнуцца ў Мінскі заапарк».

Что ж, в зоопарк так в зоопарк. Нужно отдать должное его сотрудникам, они сказали совершенно конкретно и недвусмысленно: «Привозите птицу».

И мы повезли на радостях. Посадили детей в машину, засунули нашего пса в багажник, птицу – в посылочную коробку, и – вперед. И всем сразу стало хорошо, только птице плохо. Мне хорошо – потому что соблюден воспитательный ритуал, жене – по той же причине. Собаке хорошо – потому что движуха вокруг. Племянникам – потому что они «спасли птичку». Почему же птице хуже всех? Да потому что сдохнет.

2018-07-28-2--0758_1290.jpg

Почему сдохнет? Возиться с каким-то коростелем никто там не будет. Дело в том, что в зоопарки (во все зоопарки) сплошным потоком несут всякую живность иногда через день, иногда по пять раз на дню. Вот вы, скажите, бывали в зоопарках? Много ли вы там видели покалеченных голубей, ворон-инвалидов, галок на протезах и воробушков, излеченных от чахотки? И где же все эти калики убогие, как вы думаете? Впрочем, по поводу того, как это дело поставлено в нашем Минском зоопарке, я не знаю. Но не понаслышке знаю, куда идут полудохлые голуби и зайчата, попавшие под жатку, в других зоопарках и даже кружках юннатов (куда их тоже несут). Сказать? Да зачем же, вы и сами уже догадались.

Итак. Как же реально помочь дикому животному, попавшему в беду? Во-первых, нужно быть уверенным в том, что животное действительно находится в тяжелом положении. Как я писал выше, по большей части птицы, которые кажутся «выпавшими из гнезда» – это попросту слетки, которым нужно от вас, только чтобы вы прошли мимо и проявили свою доброту где-нибудь в другом месте. А птицы, которые убегают от вас и бьются в истерике со «сломанным крылом», чаще всего просто уводят вас в сторону от выводка. Если делать нечего – можете пробежаться за такой куропаткой или перепелкой, сами убедитесь, что метров через 100 она внезапно выздоровеет и улетит восвояси.

Помните также, что эти зайчата, что затаились в траве, вовсе не брошены матерью. У зайцев так принято – мамаша гуляет сама по себе, дети лежат сами по себе, она только кормить их приходит. То же самое касается косулят, оленят и лосят: если дите одно, значит мать не просто рядом, а наблюдает за вами, и отойдите вы (вместе со своими благими намерениями) бога ради от этого животного.

Но если животное действительно нуждается в помощи и это очевидно, скажем, присутствует явный перелом или еще какая-нибудь травма, что делать?! Признаться, я не знаю. Если это птица, то, безусловно, надо звонить в «Ахову птушак Бацькаўшчыны», может, ситуация изменилась.

То есть вывод напрашивается такой: все эти несчастные раненые животные никому не нужны. Не существует такой государственной организации, которая занималась бы уходом за этими бедолагами.

Это мы сейчас разобрали проблему на уровне верхнем – эмоциональном. А есть еще уровень нижний – юридический.

Итак. Помните, что, изымая дикое животное из природы (да-да, слеток дрозда это тоже дикое животное) и не имея на это никаких разрешительных документов, мы совершаем как минимум административное правонарушение. Если оно будет караться нашим государством, то получится очень обидно и дорого. Однако в силу каких-то причин оно (государство) пока старательно закрывает глаза на широко освещаемые случаи содержания диких животных (различных уровней здоровья и целостности) в частных руках. Впрочем, если содержание этих животных полностью соответствует Закону РБ «О животном мире», то ничего страшного и противозаконного в этом нет.

Этот закон имеет множество статей, в которых регламентированы все виды отношений человека с представителями дикой отечественной фауны. В частности, статья 16 запрещает добычу объектов животного мира, находящихся в бедственном положении, а статья 18 регламентирует пользователю объектов животного мира «принимать незамедлительные меры по спасению диких животных, находящихся в бедственном положении». Регламентирует этот закон и отлов, и содержание, и все остальные нюансы, связанные с представителями дикой фауны. В частности, на отлов и изъятие из природы необходимо брать разрешительные справки в Минприроды по форме 16 и 18.

2018-05-26-12--9173_1290.jpg

В общем, почитайте – это очень интересно. Взглянуть на закон можно хотя бы здесь. А на перечень необходимых справок в случаях изъятия, интродукции, скрещивания, содержания и так далее вот тут.

Однако я немного слукавил, написав, что нет никаких организаций, которые занимаются спасением диких животных. Теперь есть такие, например – центр помощи диким животным «Сирин». Представители этого центра довольно активны сейчас в соцсетях и объявили сбор средств. Оно и понятно: содержание и помощь животным – дело недешевое.

Впрочем, зайдя на сайт этой организации, или, правильнее сказать, «центра», первое, что я обнаружил: тот, кто писал тест для этого сайта, оперирует понятиями «животные и птицы», что биологически неграмотно и сильно портит общее впечатление: так как птицы – это самые настоящие животные. Понятное дело, что тот, кто писал, имел в виду «звери и птицы». И еще меня очень интересует, как в этом центре решают «тонкий» философский вопрос: кому кого скармливать. Там же и хищники содержатся, а для корма тому же тетеревятнику голов и шей бройлерных куриц, купленных в гастрономе, недостаточно. Понимаете, о чем я? Кому-то в центре помогут, а кого-то пустят на прокорм? Если б это был просто зоопарк, тогда бы такой вопрос не стоял. Если б это был центр помощи хищным птицам, то все было бы еще проще. Содержали бы кормовые культуры грызунов и для подкормки – насекомых и всего делов. А здесь как быть? Крыска – она ж тоже зверушка, у нее тоже глазки и лапки. Вон, на сайте пишут, что и ворона у них есть (но подписали ее почему-то «ворон»). В общем, я вконец запутался в этих тонкостях.

Комментарии пользователей (1)
Оставьте ваш комментарий первым
Андрей Шевчик    20 Февраля 2019 в 19:18
1
0
Спасибо! Полезно и доходчиво, особенно для тех кто любит помогать, просто забрав и тут же отдав на спасение...
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.