В «Красном Бору» я обрел и свою судьбу, и свою тайгу!

Игорь Лутковский
главный охотовед охотничьего хозяйства «Красный Бор»
3 1035 16 Июн 2017

Следующий год – значимый в жизни частного охотничьего хозяйства «Красный Бор», которое отмечает 20-летие. Мы начинаем знакомить с историей хозяйства. Сегодня – рассказ его первого директора.

– Надо признаться, я мечтал о работе егеря с детства. Мой отец был заядлым охотником, самым первым председателем охотничьего коллектива Новополоцкого НПЗ, где он работал.

Мы жили в Новополоцке. Город тогда был еще маленьким, стоял среди леса, отец выходил с ружьем на охоту прямо из подъезда нашей пятиэтажки. Вокруг был лес, в котором мы собирали грибы и ягоды: даже там, где сейчас расположены школа, больница!

А отец был для меня примером во всем: романтиком, любил путешествия – и мне это передалось. С малых лет он брал меня на рыбалку, на охоту. Туда шли рядом, а назад он нес меня на плечах…

1.jpg

…Мне хотелось бежать из города. Но стать егерем получилось не сразу, побоялся далеко ехать учиться, ведь дальше Витебска нигде не бывал. А все высшие учебные заведения, в которых готовили на нужную мне специальность – охотоведа, – находились в Кирове, Иркутске и Балашихе.

Не решился оторваться от дома. Поступил в Новополоцкий политехнический институт на прикладную геодезию – по одной только фотографии под названием «Нивелировщики в тайге», где стояли бородатые мужики с карабинами, лайками и нивелирами – олицетворение чистой романтики в моем понимании! Но когда приступил к учебе, то понял, что это не совсем то, о чем я мечтал, там одна лишь высшая математика – и никакой романтики. Тем не менее отучился.

Портрет.jpg

Мечтал поехать в экспедицию и стать суровым таежником. Только жизнь распорядилась по-своему. Женился на третьем курсе, родилась дочь – и в тайгу меня не пустили.

Потом совершенно случайно как-то попал в Россоны – лесной таежный край. Мне здесь необычайно понравилось, можно сказать, что я нашел здесь свою «тайгу».

Тогда в Россонском районе в охотхозяйстве БООР не было ни одного егеря, долго выбивали эту должность и в конце концов… поставили на нее другого человека.

В 1993 году охотовед ушел в коммерцию – и появилась вакансия. Зарплату практически не платили, суровые были времена! Но был простор для творчества и непреодолимое желание свернуть горы. С огромным энтузиазмом я приступил к работе охотоведом в БООРовском хозяйстве, которому отдал пять лет жизни.

3.jpg Соловецкие острова. В музее Соловецкого лагеря особого назначения

А потом районные руководители решили меня «повысить» до начальника районной инспекции природных ресурсов. По сути, это было «насильственное» повышение, и меня хватило лишь на полгода. Затосковал жестоко, попытался вернуться в охотничье хозяйство, но из СИСТЕМЫ вырваться было очень сложно.  

И тут Его Величество Случай помог. Будучи начальником инспекции, я оформлял документы на передачу в аренду  ПТФ «Автоимпорт» охотничьих угодий и делал доклад по этому вопросу на  заседании райисполкома. Так я узнал об охотничьем хозяйстве «Красный Бор» (правда, тогда оно так еще не называлось): охотхозяйство открылось 15 апреля 1998 года – а в августе я там уже работал директором. Пришли мы одновременно с Владимиром Семеновичем Литвиновым. Он – егерь-водитель, и у нас одна машина на двоих, точнее – на пятерых. В коллективе было еще три егеря: Александр Боровиков, Анатолий Макеенок и Василий Гонебный.

Отношение со стороны собственника было демократичным: «Делай, что хочешь, лишь бы все было хорошо и правильно!»

Начали с инфраструктуры, со строительства лежневок (временных переездов), потому что местами проехать было невозможно. Обустраивали подкормочные площадки, стали привлекать подкормкой кабана. За рекой было Верхнедвинское БООРовское хозяйство, богатые угодья, и когда у них начинались загонные охоты, то кабаны через речку мигрировали к нам, а у нас уже для них готово угощение…

4.jpg Мурманская область. Рыбалка на Сейдозере

Для лосей делали солонцы, но еще по старинке – лежачие. Разведывали места глухариных и тетеревиных токов, места гона лосей, строили вышки и обустраивали стрелковые линии (тогда еще практиковали загонную охоту, от которой впоследствии отказались). Вели беспощадную борьбу с браконьерами – как в охотничьих, так и в рыболовных угодьях. Только за первый год изъяли больше десятка ружей и километры сетей.

И всегда старались всему учиться – организовывать различные виды охот, внедрять новое, передовое в биотехнии. Ездили, смотрели, перенимали опыт, много читали специальной литературы. И понемногу развивались.

Работали с энтузиазмом, взахлеб, не хотелось даже на выходные уходить. Помню, в первый отпуск высидели дома только три дня. Звоню Литвинову: что-то, Володя, не сидится дома, может, на работу поедем? А он: конечно, поехали!

Через год к охотхозяйству присоединился кусочек Верхнедвинского района, к нам пришел работать охотоведом Николай Шушкевич, добавилось еще пару егерей – Петр Новиков и Виталий Рытор.

О дальнейшем развитии будет наш следующий рассказ.
Комментарии пользователей (3)
Оставьте ваш комментарий первым
Валентина Худякова    17 Июня 2017 в 23:19
1
0
Интересно. Будем ждать продолжения! 
Виктор Козловский    18 Июня 2017 в 13:09
0
0
Хотелось бы увидеть фотки исторические, по теме.
Александр Карнеенко    19 Июня 2017 в 21:50
0
0
Судьба охотоведа. Знаю Игоря как охотоведа-практика, волчатника. А еще он большой любитель и ценитель охотничьей литературы. Ждем продолжения.
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.