Станет ли Чернобыльская зона украинским заповедником?

0 1445 27 Апр 2015

За 29 лет с аварии на Чернобыльской АЭС зона отчуждения стала местом, где природа победила цивилизацию.

Отчитываясь о 100 днях работы правительства, министр экологии и природных ресурсов Украины Игорь Шевченко заявил, что на территории Чернобыльской зоны плaниpуют coздaть Пoлeccкий биocфepный зaпoвeдник. «В ближайшее время будет завершена достройка нового безопасного конфайнмента (укрытия. — «Фокус»), который накроет 4-й энергоблок ЧАЭС, и я думаю, что на 100 лет мы забудем об этой проблеме», — заявил Шевченко.

У специалистов другое мнение, рассказывает «ФОКУС»​. Руководитель объекта «Укрытие» в 19952002 годах Валентин Купный уверяет, что забыть о Чернобыле мы уже никогда не сможем. «Чтобы забыть про стронций и цезий, должно пройти 300 лет, — говорит он. — Чтобы забыть про америций, должно пройти более 4 тыс. лет, чтобы забыть про трансураны, — 240 тыс. лет. То, что человек сделал в апреле 1986 года, навечно».

Памятник ликвидаторам аварии на ЧАЭС, установленный к 20-летию возведения объекта «Укрытие» / Фото: perm.ru

Без человека

Сегодня Чернобыльская зона отчуждения — это территория, на которой запрещены хозяйственная деятельность и постоянное пребывание человека. Сотни тысяч гектаров земли вокруг ЧАЭС превратились в буйство первозданной природы, но что с ними делать — вопрос открытый.

Наиболее рациональная и не требующая огромных финансовых вложений идея — создать на этой территории заповедник. Еще 10 лет назад по этому пути пошла Беларусь, превратившая свою зону отчуждения в Полесский радиационно-экологический заповедник. Украинские ученые о таком только мечтают, ведь здесь можно исследовать феномен полного восстановления природы, которой более не касается человек. В зоне отчуждения проживает более 400 видов животных, из которых около 60 занесено в Красную книгу Украины и европейские охранные списки. Разнообразие растительного мира тоже поражает воображение: около 1200 видов, 20 из которых редкие, в том числе есть три вида орхидей.

«Там победила природа, — рассказывает чернобыльский сталкер и создатель сайта «Чернобыльский след» Александр Наумов. — Количество животных, которые расплодились в зоне, не счесть. Это огромные стада кабанов и лосей, медведи, рыси, волки, популяция орлана белохвостого. Сейчас необходимо сделать новое ограждение территории с высоким уровнем радиации, сократив ее, к примеру, до 10 километров, чтобы туда никто не попадал. Ведь существующая охранная сигнализация строилась еще в 1986 году, когда всего за 15 дней поставили деревянные столбики и колючую проволоку».

В феврале этого года вопрос о возможном сокращении существующей 30-километровой зоны отчуждения уже рассмотрел профильный комитет Верховной Рады.

Украинские научные институты почти не изучают природные раритеты зоны — нет денег. И судя по тому, что финансирование научных программ прекратилось больше 10 лет назад, государство не заинтересовано в исследовании этих территорий. К тому же, по словам Михаила Бондарькова, директора Чернобыльского центра по проблемам ядерной безопасности, радиоактивных отходов и радиоэкологии, мы до сих пор не знаем, какие земли загрязнены, а какие нет. «Доказать загрязненность или чистоту зоны отчуждения невероятно трудно, — объясняет Бондарьков. — Здесь у каждой избушки своя погремушка: одни считают зону безопасной, другие кричат, что она критически загрязнена. А все потому, что нет четких критериев, что считать загрязненным, а что нет. Нужно, чтобы по этой земле ножками походили ученые, отметили уровень радиации, маркировали земли, и уже согласно этим данным Верховная Рада принимала решение».

Бумажный процесс

В случае создания заповедника Украина смогла бы не только сохранить в естественном состоянии экосистемы Полесья, но и очистить от радионуклидов загрязненные территории, утверждают ученые. Однако десять лет обсуждений проекта закончились созданием заповедника только на бумаге. Дело в том, что чернобыльские земли очень привлекательны с точки зрения незаконной деятельности, поэтому согласование документов затягивалось.

«На территории зоны существует и браконьерство, и незаконная вырубка леса, и вывоз загрязненного металла, рыбы, древесины, — заявил Андрей Мохник, бывший министр экологии и природных ресурсов Украины. — Структуры, которые на этом живут, тормозили процесс создания заповедника».

Несмотря на это, в прошлом году Минэкологии все же согласовало необходимые документы и даже разработало проект соответствующего президентского указа.

В Департаменте заповедного дела Минэкологии сообщили, что сейчас проект указа находится на согласовании в Национальной академии наук и Минюсте. Планируется, что в состав заповедника войдет большая часть территории зоны отчуждения — около 230 тыс. га. Незадействованной останется земля под реакторами ЧАЭС, а также территория, используемая для захоронения радиоактивных отходов, общей площадью свыше 32 тыс. га. В перспективе Чернобыльский биосферный заповедник хотят объединить с Древлянским заповедником, что в Житомирской области, а также с уже упомянутым Полесским в Беларуси. Если это произойдет, около 500 тыс. га превратится в одну из самых больших природоохранных территорий Европы.

Однако по факту утвержденных государством документов, определяющих стратегию развития Чернобыльского региона, все еще нет. Одна надежда на указ президента. Если глава государства подпишет его, Чернобыльская зона отчуждения получит шанс на новую жизнь.

Андрей Мохник, экс-министр экологии и природных ресурсов Украины:

Чернобыльский биосферный радиологический заповедник — это проект, который мог стать реальностью, но у нас не хватило времени на его реализацию. Мы получили все согласования, оставалось дождаться резолюции Кабинета министров и президента. После смены Кабмина все документы, им не утвержденные, возвращаются на новое рассмотрение. Насколько я понимаю, за пять месяцев работы нового министра движения в этом направлении нет. В Беларуси такой заповедник существует давно, и если появится такой со стороны Украины, их можно будет объединить в огромный Полесский резервуар общеевропейского значения. Говорить о том, что на этих территориях существует реальная угроза заражения, — преувеличение.

Михаил Бондарьков, генеральный директор Государственного научно-исследовательского учреждения «Чернобыльский центр по проблемам ядерной безопасности, радиоактивных отходов и радиоэкологии»:

— Министерство экологии и природных ресурсов не проинформировало нас о проектах касательно Чернобыльской зоны отчуждения. Какая программа утверждена министерством — неизвестно. Сейчас в зоне отчуждения нет никакой инфраструктуры, нет дорог, нет света. Нет там и людей, поэтому на этой территории расплодилось огромное количество зверья. Зачем же этой территории пропадать? Идея большинства ученых заключается в том, чтобы земли, которые не загрязнены и не используются под строительство хранилищ, отдать под заповедник. Но этот вопрос затрагивает интересы очень многих людей, поэтому прийти к согласию сложно. В зоне отчуждения работают лесники, которые зарабатывают на торговле лесом, и они плевали на то, что в этом лесу живет, скажем, какой-то единственный на всю Украину вид птичек. Зона — их заработок, что им эта птичка?! Если же создать там заповедник, можно двигать украинскую науку. Однако существуют и законодательные противоречия, которые не устранены. В Законе «О заповедном деле» записано, что эту территорию под заповедник использовать нельзя, потому что место должно быть чистым, а зона считается грязной. Но это все вопрос договоренностей: раньше Рада проголосовала, что зона грязная, а завтра приняла решение, что чистая — и все. Депутаты просто должны принять закон, что заповедник на территории зоны отчуждения можно создавать. Но пока нет ни четких решений, ни четких понятий, даже точно не определено, какая именно территория должна примыкать к хранилищу. Да и описания самой территории учеными нет. Раньше этим занимался Чернобыльский центр. Есть выводы по 10% зоны. 90% не исследовано, потому что финансирование прекратилось. Если эту проблему решит нынешний министр — ему памятник надо будет поставить.

Александр Наумов, чернобыльский сталкер, автор и создатель сайта «Чернобыльский след»:

— Как показывает радиометрический контроль, фоновые излучения на большой территории зоны отчуждения упали и приблизились к норме. Хотя высокоактивные пятна с высоким фоновым излучением в зоне все-таки есть. Тем, кто проводит экскурсии и работает там, надо знать их месторасположение. Но я считаю целесообразным возвращение части чернобыльских земель в землепользование. Туда нужно возвращать людей, нужна инфраструктура, регион должен оживать. За почти 30 лет сел, где можно было бы жить, не осталось. Там сейчас меньше 200 людей-самоселов, на остальной территории разруха.

Интересные факты

Больше 2/3 территории зоны отчуждения покрыто разновозрастными лесами, по которым протекают реки: Припять, Уж, Брагинка, Сахан. Брошенные почти тридцать лет назад сельхозугодья превратились в луга, постепенно зарастающие сосной, березой, ивняком.

Из зоны отчуждения эвакуировали 113 тыс. человек. Завершилось выселение только в 1995 году. В эвакуации приняло участие около 200 тыс. человек.

«Окончательное закрытие ЧАЭС и перевод площадки в так называемое «бурое пятно» запланированы на 2065 г. при достаточном ежегодном финансировании», — из «Программы снятия с эксплуатации блоков Чернобыльской АЭС», утвержденной в 2008 году.

Около триллиона гривен составили затраты на ликвидацию последствий катастрофы почти за 30 лет, что равняется 20 государственным бюджетам Украины.

Сейчас зону обслуживает около 5 тысяч человек, из которых более 3 тысяч — персонал Чернобыльской АЭС.

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.