Александр Боровиков: «Я – лесной человек! Начинал одним из первых»

0 833 23 Апр 2018

В охотхозяйстве «Красный Бор» я работал практически на самой его заре. Начинали вместе с Анатолием Макеенком, был у нас с ним один трактор на двоих, на нем по очереди пахали-сеяли.

Отработал пять-шесть лет егерем в «Красном Бору», а сегодня я – лесник в Юховичском лесничестве. Там была – фауна, сейчас – в основном флора. Посадки, уборки, заготовки. Я, как ни крути, лесной человек!

Но вернемся к истории «Красного Бора». Штат расширялся постепенно, как и виды деятельности: и охраной занимались, и подкормкой, и волка стреляли. В хозяйстве была специальная бригада, куда входили Николай Селиванов, Володя Рогачев, Виктор Левшов, Иван Гордеенок. Первые два – опытные волчатники, остальных обучали.

Словом, жили – не тужили. Как жили? Обычные будни, ничего сверхъестественного: днем работа по хозяйству, на базе, ночью – по охране.

Были браконьеры, особенно вначале, мы их ловили. Как-то Николай Николаевич заметил следы посторонних на овсах в Лямне, а это была моя зона, и сделал мне замечание. Выследил я их, вижу – остановился возле кладбища «москвич», вылезли из него мужики, выпили на капоте, ружья достали и разошлись, а «москвичок» дальше тронулся. Я по рации передал Лутковскому с Литвиновым, они ко мне подтянулись. Ждали-ждали, так курить захотелось, отошли в низинку – а ивняк над дорогой, как тоннель – перекурили в кустиках… Только закончили, видим: идут. Мы притаились – как только браконьеры с нами поравнялись, мы и выскочили: «Стоять! Милиция! На колени!» Был эффект неожиданности: я бы сам на их месте перепугался. Вызвали машину, отвезли в Клястицы – они по дороге ни слова не проронили, хотя ребята боевые были. Местные, клястицкие. Доставили к председателю сельсовета, разбудили, он личности опознал, здесь же оформили протоколы. Один из нарушителей тогдашних – сейчас в «верхах», а второй, его напарник, снова попался в прошлом году с лосями, мясо возил. Да и в том же году его с лебедями «застукали», шебутной: ни страха, ни науки не ведает.

photo0066.jpg

А Толя не рассказывал, как его свинья однажды пыталась «поцеловать»? Сам-то он, конечно, лучше бы описал этот случай. Ну, ладно, слушайте.

Как-то мы переселяли кабанов на юг охотхозяйства. Тракторист сообщил, что в загоне ходят свиньи, свиноматка с четырьмя поросятами. Анатолий перегородил им выход своим трактором. А как загнать животных в ящики, чтобы перевезти, вот  загадка. Сами почему-то не хотят заходить… Говорю ему: «Толя, ну ты же общался с отцом, не спрашивал, как их раньше-то переселяли? Давай, залазь – и загоняй». Толя – грузный, медлительный – запрыгнул в загон, а свинка разгоняется – и лычом ему под коленки. Раз, второй, на третий он не отбился и упал. Она – верхом. Вот сцена! Я тут же следом в загон, вместе мы ее связали и вытянули. И… получили нагоняй от Николая Николаевича. Потому что жизнью рисковали.

Кстати, он напрямую никогда нас не ругал, всегда общался спокойно, без крика. Воздействовал через начальство.

photo10.jpg

Свинка Машка жила в вольере неподалеку от Доброплесов и была совсем ручной. Ее привезли для притравки собак, но она получилась совершенно не злобная. Молока ей привезу из дома или яблок как угощение. «Маша!» – кричу, заходим с собаками, а она всех собак от меня отгоняет

Верховая лошадь Филадельфия была приобретена Николаем Николаевичем на ипподроме для выездки. И я, и дочь Катя ее очень любили.

photo6.jpg

А еще возле домика как-то жил у нас косуленок, нашли подранка, где-то ножку прищемил. Я как бывший ветврач занимался лечением всякой живности

photo1.jpg

На снимке – охотник из Чехии, тоже охотоведом там работал, приезжал на глухаря несколько лет подряд, и только на третью весну он свой трофей добыл. Уж как он радовался: танцевал, одну веточку за шапку заткнул, вторую птице в клюв засунул – это надо было видеть!
Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.