Эксперт о самом насущном: положительном подкреплении, запредельном торможении и собаках-монстрах

1 2694 5 Фев 2019

Ирина Азен – белорусский кинолог, эксперт международной категории FCI по экстерьеру и дрессировке.

Много времени и сил Ирина отдала подготовке служебных собак для силовых структур, а также подготовке молодых специалистов по различным дисциплинам прикладной кинологии. Сегодня она владелец питомника «Пяшчотная зорка» собак породы вельш корги пемброк и продолжает выступать в качестве эксперта на кинологических мероприятиях за рубежом и в нашей стране.

Наша беседа сложилась по принципу: «все, что вы хотели знать, но стеснялись спросить». Итак, самые насущные темы современной кинологии в интервью с признанным во всем мире специалистом.

Аз1.jpg 

Ирина, вы посвятили жизнь дрессировке, разведению и экспертизе собак, а также обучению нового белорусского поколения кинологов и экспертов. Одно время вы работали в военном питомнике. Может быть, с него и начнем нашу беседу?

– Да, я работала в кинологическом центре Министерства обороны Республики Беларусь в Колодищах. При мне в центре содержались и дрессировались по различным прикладным направлениям немецкие, восточноевропейские, бельгийские, среднеазиатские и кавказские овчарки, а также лабрадоры. Кинологический центр МО – довольно серьезная организация, которая готовит служебных собак и специалистов по работе со служебными собаками не только для Беларуси, но и для других стран.

– Часто в среде собаководов и им сочувствующих возникают споры относительно работы служебных собак. Может, вы наконец-то откроете тайну? Проясните, пожалуйста, что творится во время так называемых «кусачек»? Когда мы видим, что служебная собака бежит и кидается на «злоумышленника», или, как его называют в кинологической среде – фигуранта. Важно: кидается она не на самого фигуранта, а на одну из его рук, защищенную дрессировочным рукавом. Вопрос в следующем: имеет ли этот процесс что-либо общее с реальным задержанием? Складывается впечатление, что для собаки это игра, и ее интересует не фигурант, а только рукав. В конце концов это всего лишь спорт или демонстрация боевых навыков собаки?

– Вопрос требует развернутого ответа. Итак, работающая на публику по рукаву и ради диплома собака скорее всего собака спортивная. Но в процесс дрессировки такой собаки можно внести парочку несложных элементов – и она станет готова к реальному задержанию правонарушителя. Если, конечно, характер животного позволяет это, так как научить кусать по-настоящему можно не каждую собаку. А перейти с дрессировочного рукава на скрытку (скрытая от глаз собаки защита. – Ред.) совсем не сложно.

Вообще систем обучения таких собак всегда было по большому счету две. Одна основана на том, что собака защищается. Это старая добрая рабочая ДОСААФовская система обучения. Она заключается в том, что фигурант (учебный нарушитель, плохой человек, «редиска». – Ред.) доставляет ей всякие неприятности – дразнит, бьет ее хлыстом, рукавом и так далее. А потом дает собаке понять, что он ее боится и что собака сильнее. Это если примитивно и вульгарно описать систему обучения. То есть провоцирует собаку активно защищаться.

А есть другая, более молодая система дрессировки собаки на задержание – когда ее не провоцируют защищаться от фигуранта, а прививают ей ощущение, что фигурант – это добыча. По сути это игра, которая постепенно переходит в реальную работу.

Аз2.jpg

– То есть, во втором случае добыча собаки – это рукав?

– Да, это рукав. Поясню. На Западе, когда идет дрессировка собак, в первую очередь стоит задача, чтобы служебная или – тем более – частная собака, была не опасна для человека.

– И даже для правонарушителя?

– И даже для него. Более того, я вам скажу больше. По нашим законам, если в ваш двор со злобной собакой кто-нибудь залезет и она этого человека покалечит или не дай бог убьет, то вы будете нести уголовную ответственность.

– И тут мы логично подходим к теме караульных собак – тех псов, которые охраняют наш дом, дачу, квартиру. Меня интересует, до какой степени собака должна охранять вверенный ей участок: что она должна делать с нарушителем границы? Отогнать? Убить? Покалечить? Рассмешить?

– Очень серьезный вопрос. Когда меня спрашивают про собак, призванных охранять нашу недвижимость, я всегда интересуюсь: насколько караульная собака вам нужна? Потому что из собак определенных пород можно сделать монстра, который…

– …будет убивать?

– Отчасти. Тут тоже все сложно. Скажем, если с такой собакой столкнется человек слабый, неподготовленный, пьяный или ребенок – то да. Все может закончиться трагически. Если же это будет человек, специально обученный борьбе с собаками, то никакой пес ему ничего сделать не сможет. Уж поверьте. Кстати, именно поэтому когда-то (не знаю, как сейчас) жизнь служебной собаки планировалась всего на три боевых задержания. Человек всегда умнее и хитрее собаки и чаще всего сильнее физически. Против пистолета, ножа и человеческого разума, а также его второй сигнальной системы собака бессильна. Я, наверное, многих разочарую, но для караульной собаки все равно, кто зашел на охраняемую территорию: вражеский лазутчик или ребенок, соседка за солью или вор-домушник. Зашел? Получи по полной программе, как обучали.

Поэтому вопрос, «насколько караульная собака вам нужна», как видите, вполне уместен. Более того, может быть под словами «защита дома и имущества» вы просто имеете в виду, чтобы собака предупреждала вас о приближении чужака?

Вообще основная задача хорошей караульной собаки заключается не в «телесном наказании» нарушителя, а в том, чтобы дать знать караульному, что ко вверенному ему объекту некто приближается. Причем сообщить об этом собака должна метров за 50–70 до границы поста. А то, кто именно приближается к посту – лось, лисица или человек, – опытный караульный легко различает по тону собачьего лая. По большому счету задача караульной собаки – напугать и предупредить.

Аз3.jpg

– Стало быть, в качестве караульной собаки можно в принципе взять маленькую дворняжку-«звоночек» – и все проблемы решены?

– Нет. Эти «звоночки», при всем моем уважении к дворняжкам, будут тявкать и на птичку, и на кошку, и даже на облака. Причем целыми днями и ночами. Научить их подавать голос только по делу довольно сложно. Караульная собака – это вовсе не пустобрех.

– То есть «трехглавый пес Цербер», стерегущий коттедж, – это не только неудобно и «стремно», но вполне вероятно, что может быть еще и незаконно?

– Совершенно верно. Я еще более крамольную вещь вам скажу. Когда я только начинала работать в кинологическом центре Министерства обороны РБ, я ставила вопрос перед его руководителем (ныне покойным Владимиром Кацнельсоном*) о степени злобности военных собак. Я говорила ему буквально следующее: злобные собаки армии не нужны. У нас служат по сути 18-летние дети, которые пока не знают, как обращаться с собаками, и прежде чем покалечить правонарушителя, эта собака с большой долей вероятности травмирует своего ведущего. Со мной, однако, согласились не сразу – после того как пострадали несколько солдат. То есть военная и полицейская собака, по моему глубокому убеждению, должна дисциплинировать своим видом, но никак не грызть и калечить людей. Когда мы знакомились с американским наставлением по применению служебных собак, там особо сказано о недопустимости применения злобных животных – люди пострадать не должны. Даже преступники.

– Правильно ли я понял, что на заре становления белорусской военной кинологии собак обучали согласно американскому наставлению?

– Мы были просто с ним ознакомлены. А собаки обучались по прекрасному, глубоко продуманному советскому положению. Собственно, какого бы «происхождения» ни были положения, они все основаны на теории Павлова. Схема выработки условных рефлексов что в Австралии, что в Албании – одна: раздражитель условный (команда, жест, взгляд, свисток, кликер и т.п.) и безусловный – механическое или любое другое воздействие, а затем поощрение любого вида (лакомство, игра). Ничего другого пока не придумано. Поэтому говорить, что «у нас система другая», нельзя.

– Каковы же современные цели дрессировки?

– Если раньше собака должна была просто выполнить команду «Сидеть» или «Лежать», то теперь она должна выполнять ее радостно. А теперь спросите меня, почему она выполняет ее радостно?

Аз4.jpg

– Почему?

– Потому что вы ее так научили. Здесь ограничивать нас может только нервная система собаки. Собака с хорошей, крепкой нервной системой учится всему легко и быстро, у собаки же со сложной нервной системой обучение затягивается. А иногда оно и вовсе невозможно.

– Продолжая тему о нервной системе. Иногда у собак – причем даже у собак охотничьих пород – существует боязнь выстрела. Есть множество методик преодоления этой боязни, но, честно говоря, мне не доводилось видеть собак, которые бы с их помощью эту боязнь преодолели. Вопрос вот в чем: если речь идет о рабочей охотничьей собаке, стоит ли делать попытки приучить ее к выстрелу или лучше все-таки для работы взять другое животное?

– Мое мнение непопулярно, но оно основано на большом опыте: эта проблема неизлечима. Если собака стала бояться выстрела, то лучше взять другую. Это генетически наследуемый порок. Причем я скажу, что одинаково плохо, когда выстрела боится охотничья, служебная собака или пудель.

У меня были собаки, боящиеся выстрела, и я даже использовала их в разведении. Однако для разведения применяла метод поглощения, то есть если сука всем хороша, но выстрелов боится, то кобель выбирался такой, который не боится выстрелов.

Еще есть один очень важный момент. Иногда собака не боится одиночного выстрела, спокойно относится и к дуплету, и к трио, но когда начинают стрелять часто – у нее по нарастающей поднимается паническое настроение. У меня была такая собака – приехали как-то на выставку немецких овчарок, а там существует проверка на отношение к выстрелу, причем стреляют из стартового пистолета. Одиночного щелчка она не замечала, но когда начали частить, собаку пришлось срочно уводить и прятать в машине.

– Мне однажды довелось видеть ротвейлера, у которого от непрерывной стрельбы буквально «поехала крыша».

– Очень серьезный и вполне возможный вариант развития событий, вызванный так называемым запредельным торможением, которое в свою очередь произошло от очень сильной нагрузки на нервную систему.

– А можно ли подробнее про запредельное торможение?

– Запредельное торможение – это защитная реакция нервной системы, вызванная перегрузками, которые она не в состоянии усвоить и обработать. Может происходить по разным причинам – не только из-за выстрелов и других громких звуков. Например, собака впервые пришла на выставку и очень нервничает из-за огромного количества собак и людей. Запредельное торможение здесь проявляется так: собака не слышит хозяина, не реагирует на кличку, лакомство не берет, даже по сторонам не озирается, а находится в полном ступоре. Ее нервная система не справляется с количеством раздражителей и не успевает обрабатывать все поступающие через органы чувств сигналы. Это как перегоревший предохранитель в сети из-за чрезмерного скачка напряжения.

Это очень опасное состояние, поэтому я выступаю против общепринятой практики, когда владельцы щенков притаскивают их на выставки «социализировать». Социализировать можно и нужно, но бережно и постепенно, а такой способ сродни старинному способу обучения плаванию: с моста в реку. Кто-то выплывет, а кто-то нет. Поэтому прежде чем идти на выставку, неплохо просто выйти в город, походить среди людей, побыть среди собак, понаблюдать, как щенок себя ведет. Из состояния запредельного торможения собаку вывести очень тяжело. В этом состоянии она ни на что не реагирует: ни на ласку, ни на лакомство, ни на ваши команды, ни на рывки поводком.

– Ирина, расскажите, пожалуйста, о так называемых собаках-телохранителях. Насколько оправданно желание иметь такую собаку?

Аз5.jpg

– Как говорил мой первый инструктор много-много лет назад: «Ира, защитить такая собака сможет от силы один раз, а жить тебе с ней как минимум 10 лет». То есть ситуаций, когда реально нужна собака-телохранитель, практически нет, если вы не наркобарон или финансовый воротила.

Иметь настоящую собаку-телохранителя возможно, но это крайне неудобно. По одной простой причине: собака эта все время находится «на стреме» – она все время вас охраняет и любое похлопывание по плечу, случайный толчок или резкое движение в толпе она запросто может воспринять как агрессию, направленную против вас. Если же вы всерьез уверены, что вам угрожает нападение, то собака-телохранитель – это оправданная мера. Но опять же, если вас целенаправленно «пасут», чтобы причинить вред, то скорее всего вам его причинят, и собака здесь не поможет. Почему? В начале нашего разговора мы об этом говорили: человек всегда обхитрит собаку.

Хочу заметить, что в условиях города злобная собака вообще неприемлема – это однозначно.

– Ну есть же намордники!

– Она нанесет ущерб человеку даже в наморднике. Крупный злобный пес может так боднуть этим намордником, что мало не покажется. Это защита отчасти эфемерная. Поэтому собака, которая ежедневно ходит среди толп людей на поводке, должна быть совершенно адекватна, без сюрпризов. И даже если эта собака дрессирована для задержания возможного правонарушителя, то должен быть тот вариант дрессуры, когда она готовилась не в упоре на злобность, а воспринимала фигуранта и рукав как добычу – об этом мы говорили в самом начале нашей беседы.

– Когда человека кусает собака, то ему все равно, по какой системе из двух она воспитывалась.

– Конечно, но если это было развитие злобы и агрессии, то такая собака будет искать проявления негатива в любом движении прохожих – и это очень опасно.

– Если я правильно вас понял – агрессивная собака не нужна никому? Ни армии, ни полиции, ни обывателю.

– Да, мой опыт подсказывает, что это именно так и есть. Даже в реально опасных ситуациях в 90 случаях из 100 достаточно будет просто демонстрации агрессии и имитации атаки, чтобы полностью «разрулить» ситуацию.

– А остальные 10 случаев?

– А в остальных случаях, когда идут убивать, грабить и насиловать, причем знают, что у вас есть собака, и все равно идут, – то собака вряд ли поможет.

– Ирина, а можно ли собаку надрессировать так, чтобы она была агрессивна только к какой-то одной социальной группе людей? Скажем, к бездомным или к заключенным и так далее?

– Я никогда не сталкивалась со столь избирательным выбором «противника», однако не вижу никаких препятствий для подобной дрессировки в случае необходимости. Кстати, если говорить об армейских собаках, то было очевидно, что животные, воспитанные в воинской части, привыкали к униформе и довольно сильно смущались, когда выходили в город, где все в штатском. Поэтому одним из элементов социализации молодых военных собак были прогулки в городе, среди гражданских. Это, конечно, минус. Но плюс заключается в том, что человека в униформе такая собака слушается априори, поэтому проблемы с выбором вожатого для собаки не было.

– Вы можете нарисовать портрет идеальной собаки для дрессировки?

– Конечно. Это собака – ярко выраженный сангвиник. Ее можно научить всему, чему угодно.

– То есть веселая, задорная, игривая собака?

– Вы описали скорее холерика. Такую тоже дрессировать можно, во всяком случае это куда лучше, чем та собака, которая пугается даже своей тени. Ну, а с другой стороны – стремительный, порывистый малинуа, который буквально влетает в автомобиль и жестко выволакивает оттуда нарушителя – это смотрится, конечно, красиво и брутально. А если представить себе этого же малинуа на переходе или на блокпосту, когда ему нужно спокойно обнюхивать автомобили? В этом случае стремительная собака совсем не нужна. Но! Если тебе важны спортивные результаты, заводи собаку-холерика. Нет лучше спортсмена, чем стремительный бордер-колли. А если уж завел, то будь готов, что он и дома, и на прогулке будет таким же быстрым и неугомонным.

Поэтому мне хотелось бы подчеркнуть и выделить вот что: собака для дома, собака для спорта и собака для работы – это три разные собаки! Очень редко одна собака бывает удобна во всех перечисленных ипостасях.

– Я не смог элегантно подойти к вопросу о такой моднейшей штуке как дрессировка при помощи одного лишь положительного подкрепления (ПП), когда собаку не то что запрещено пинать и дергать – с ней не говорят даже строгим голосом. То есть когда из классического дрессировочного дубля «кнут и пряник» фактор кнута во всех его проявлениях убирается напрочь.

– На мой взгляд, адепты этого метода, во-первых, обманывают сами себя, и, во-вторых, обманывают тех, кто им доверяется.

– Каким образом?

– Существуют собаки с откровенно слабым типом высшей нервной деятельности. На них, действительно, даже взглянуть строго нельзя, они тут же впадают в меланхолию. Тут, действительно, приходится работать исключительно на положительном подкреплении – только лакомство, похвала и поглаживание. Попробуйте, например, рявкнуть на «чиха» или еще какую-нибудь мелочь. Или надеть на них электроошейник. Тут вполне может произойти запредельное торможение – и собаку нужно будет спасать.

Когда я общаюсь с адептами ПП, то всегда говорю, что у них или не было серьезных собак, или же не было серьезных проблем. Я не сторонник жестких методов дрессировки. Более того, я считаю, что не нужно доводить ситуацию до того, когда эти методы необходимы. Речь сейчас не про собак со сложной судьбой и изломанным характером – нет. Но дело в том, что если с животным заниматься как положено – воспитывать до 4-х месяцев, потом дрессировать умело, то нужды в применении жестких методов нет.

Я поднимала этот вопрос со своими дрессировщиками, и они в подавляющем большинстве считают, что если есть необходимость, то проще собаке один раз объяснить, что от нее хотят – пусть даже при помощи жесткого метода, – чем потом сажать ее в клетку, искать новых хозяев и так далее. Если собака вышла из-под контроля, тем более собака агрессивная, серьезная, то переучить ее до конца практически невозможно.

– Часто такое случается?

– Бывает. Смотрите, как получается. Предположим, человек не умеет управлять автомобилем, поэтому, прежде чем его приобрести, идет на курсы. Другой человек, прежде чем стать охотником, тоже идет на курсы. Однако, приобретая собаку, он начинает сам заниматься дрессировкой, не зная, как это делать. Поэтому нередко встречаются собаки, задерганные не по делу, которые постоянно ждут тычка или одергивания. От них требуют невозможного, например, чтобы утром они играли с ребенком, днем тихо сидели во дворе, а ночью охраняли территорию. Так не бывает! Кстати, много запретов для собаки быть не должно.

Аз7.JPG

– Как вы относитесь к моде на те или иные породы?

– Мода была и будет. В основном ее законодателями становятся популярные фильмы. Скажем, «101 далматинец» или «Ко мне, Мухтар!». Да я сама в ранней юности приобрела свою первую собаку – колли – под впечатлением от австралийского сериала «Лесси», который с триумфом прокатился по СССР в начале 80-х годов прошлого века.

Иногда говорят, что мода на породу портит ее. Это глубокое заблуждение. Породу нельзя улучшить или ухудшить. Ее можно только сохранить или потерять. Порода животного – это по сути набор генов, которые можно тасовать в рамках стандарта, если не приливать к ним кровь других пород. С породой можно делать все в угоду человеческим вкусам и желаниям. Мода – это нормально.

– Ну как же нормально, если люди нахватались биглей, больших северных шпицев и джек-расселов, и совершенно не представляют, ЧТО это за собаки и чего от них можно ждать.

– Ну это же совсем другое! Не перестаю удивляться людям, которые приобретают щенка, совершенно ничего не выяснив о породе, о ее особенностях, достоинствах и недостатках. Почитай хоть немного про ту собаку, с которой собираешься связаться как минимум на ближайшие 10 лет, да хоть в той же Википедии! Если раньше любую информацию о собаках и их породах, а также о дрессировке, нужно было добывать в редкой литературе по собаководству и на ДОСААФовских курсах, то сейчас все просто, но люди этого не делают. А потом жалуются: «Почему мой крошка-ягдтерьер имеет характер смертоубийцы?» Да потому что ягдтерьеру так положено, и об этом написано во всех книжках! Или «почему мой славный бигль, если его спустить с поводка, уматывает куда глаза глядят?» Да потому что это гончая, друзья мои! Ее дело – искать добычу, уйдя от хозяина на пару километров. И так далее. Почитайте о выбранной вами породе, и вы узнаете много интересного, обещаю вам.

В рамках одного из известных интернет-порталов проходит очень интересная кампания по развенчанию антинаучных слухов. И вот в одной из лекций, посвященной кинологии, выступил российский пропагандист биологических знаний телеведущий Иван Затевахин. Он рассказывал много интересного, но один из его постулатов меня удивил. Постулат заключался в том, что не бывает, дескать, агрессивных пород, есть только неправильное воспитание. Вы с этим согласны?

– Нет, конечно, и это очевидно. Ну, например, если мне кто-нибудь скажет, что хочет в качестве собаки-компаньона завести немецкого ягдтерьера, я просто покручу пальцем у виска. Если же разговор пойдет об очень близкой к нему породе – фокстерьере, то у виска уже крутить не буду. Породы на то они и породы, что очень разные не только внешне, но и по характерам, особенностям поведения, предпочтениям. Тот же малинуа – собака не для каждого. И так далее. Мне не нравится словосочетание «потенциально опасные породы». Я все-таки делала бы упор на то, что каждая порода предназначена для чего-то конкретного. Для охраны, для охоты (кстати, тоже разной), для компании. Наивно ожидать от караульной по определению собаки всеобъемлющей любви к окружающим. Но, для того чтобы говорить на эту тему, нужно найти отдельное время, так как она обширна, неоднозначна и с закоулками.

– Как вы относитесь к дворняге в доме в качестве альтернативы дорогой породистой собаке?

– Да нормально отношусь я к дворнягам не только в доме, но и на дрессировочных, и на спортивных площадках. Глобальное отличие дворняги от породистой собаки заключается в том, что во втором случае, беря щенка в дом, мы хотя бы приблизительно можем прогнозировать, что из него получится в итоге, каким комплексом физических и психологических качеств он будет обладать. Дворняга же – это кот в мешке, извините за каламбур.

Если вы берете щенка с улицы, то здесь все может оказаться еще сложнее. Первым делом, конечно же, нужно идти к ветеринару, ну, а что будет потом – честное слово, не знаю. Скажу только, что мне известны и вполне сносные варианты дальнейшей совместной жизни с такой собакой, и совершенно неприемлемые.

Я не против дворняжек, я лишь глубоко против извращенного и безграмотного повального увлечения «добрыми делами». Собак отлавливают, лечат, обрабатывают со всех сторон и затем запирают в клетках так называемого приюта или в квартирах. Мне всегда хотелось спросить у этих поборников радикального «добра»: вы у собачек-то спросили, как им будет лучше? Собачки протестуют – крушат эти квартиры, убегают, но их снова ловят и опять душат в своих объятиях предельной доброты.
Кстати, тема добрунов и приютов тянет на хорошее журналистское расследование. Низовое звено – те, кто непосредственно обхаживает этих несчастных животных, – это действительно, как правило, искренние и добрейшие люди, которые на свои пенсии и стипендии оплачивают ветеринарную помощь и кормление. А если говорить о верхушке этой пирамиды, то там крутятся немалые суммы пожертвований. Впрочем, это не тема нашего сегодняшнего разговора.

– Как вы относитесь к современным работам по выведению новых пород собак?

– Очень положительно! Если у человека есть желание, опыт, деньги, возможности и энергия – то почему бы и нет? Ничего плохого не могу сказать о тех, кто работает над такими породами и породными группами, как русская салонная собака (Русалка) или одесская домашняя идеальная собака (Одис). Здесь стоит вспомнить и нашего отечественного гончака белорусского. Выведение новой породы или восстановление утраченной – это интересная и полезная работа, если она правильно ведется с научной точки зрения. Если появляются новые породы, значит, это кому-то нужно.

Беседовал Александр ОЧЕРЕТНИЙ

*Кацнельсон Владимир Хаимович – полковник ВС РБ. Основатель и первый руководитель Кинологического центра Министерства обороны Республики Беларусь. Не будучи сам кинологом, обладал желанием, умением и инициативой, благодаря которым и был создан центр. Он умел собрать вокруг себя профессионалов и направить их энергию и знания в нужное русло. Им созданы отдельные труды по военной кинологии.

Комментарии пользователей (1)
Оставьте ваш комментарий первым
Александр Очеретний    6 Февраля 2019 в 14:46
1
0
Что интересно, на специализированных площадках идёт массовый перепост этого материала и народ ломает копья в обсуждениях. Здесь же тишина. Хотя, видимо, текст действительно получился узко специальным.
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.