Подсадные на Полесье: породы, отродья, традиции

Александр Очеретний
журналист WildLife.by
3 2603 24 Май 2017

Вызаривание – это узкоспециализированный термин, который обозначает процесс выведения подсадной утки из состояния зимней дремоты и ввод ее в дело. То есть это процесс подготовки подсадной утки к сезону охоты.

Вызаривание происходит постепенно. Утка, которая всю зиму содержалась в сарае вместе с остальной домашней птицей, встречает весну не в самом лучшем «спортивном» виде. Птицу высаживают на воду сначала совсем ненадолго – на полчаса, а то и на 15 минут. Она купается, отмывает свое оперение, смазывает его секретом копчиковой железы – расправляет крылья, «оживает» после долгой зимы. С каждым днем утку высаживают все на более длительное время. Возможно, слово «вызаривание» родственно со словом «заря», потому что высаживают утку, как правило, на утренней зорьке.

Это слово – не единственное, что я узнал от охотников Столинщины, буквально помешанных на охоте с подсадной уткой.

В Столинский край, на Полесье, я поехал по приглашению Дмитрия Трухановича – исполняющего обязанности директора Столинской районной оргструктуры РГОО «БООР».  Дмитрий – молод, но уже «по горло увяз» в охоте вообще и охоте с подсадной уткой, в частности. Да и невозможно здесь ею не увлечься. Полесье – край рек и разливов, озер и болот – словно самой природой создано для охоты с подсадной уткой.

IMG_8247.jpg

Итак, поехал я на Столинщину на праздник подсадной утки. Здесь должны были собраться белорусские любители охоты с подсадной уткой вместе со своими питомицами. Регламент предусматривал общение, демонстрацию работы птиц, оценку работы, возможно, охоту с подсадными и, как апофеоз мероприятия, – праздничную утиную шурпу, конечно, если удастся добыть селезней.

К сожалению, «первый блин» не удался. Праздника не получилось по причине того, что он совпал с другим – народно-религиозным – и собрать охотников не удалось.  Охотники предпочли не встретиться на озере, а собраться у могил предков, что и понятно. Поэтому несостоявшийся праздник подсадной утки можно рассматривать как заявление о намерениях. Очень надеюсь, что весной 2018 года на Столинщине все получится.

Об истоках

С подсадными утками в этих краях охотятся очень давно. Насколько давно, сказать невозможно, но начали это делать даже не прадеды и не прапрадеды нынешних охотников. Охота с подсадными процветала здесь задолго до изобретения ручного огнестрельного оружия.

Как добывали селезней без оружия? Очень просто – силками. На водоем обычным порядком на бечеве, привязанной к ногавке, высаживалась подсадная утка, а потом ее окружали  большим количеством нитяных или волосяных силков. Вот и все – утка созывала похотливых селезней, те сплывались к «кумушке» со всех сторон, да и вязли в петлях. 
Впрочем, отлов весенних селезней силками лишь недавно уступил здесь место дробовику. Да и уступил ли окончательно – сложно сказать. Говорил я на эту тему с местными охотниками, и они с большим знанием дела рассказывали мне про устройство силковой снасти.

Впрочем, как рассказывали местные полешуки-охотники, до советской власти до этих краев редко добирались какие-либо охотничьи администрации, регулировавшие способы, время охоты и рыбной ловли, но браконьерства как такового в этих краях не было.

IMG_8223.jpg

Время открытия охоты, как правило, было «привязано» к тем или иным религиозным праздникам, а уточнялось на общих сходах. Если, скажем, утиных сеголетков-хлопунцов было еще много, то открытие откладывали, даже если календарь утверждал, что уже пора. Иначе никак нельзя было: пару раз «хапнешь», а в следующий раз есть будет нечего.  

Охота с подсадными была местным промыслом, которым занимался и простой люд, однако не чужды этого занятия были и знатные люди. В частности, Антонию Радзивиллу, жившему здесь в конце XIX – начале  XX века (имение Маньковичи), приписывают выведение особой линии подсадных, которыми он делился с местными крестьянами. Как ни странно, об этом я узнал от местных жителей и лишь потом, подняв литературу, уточнил, что любил князь охоту на уток, впрочем, слова «подсадная» в исторической литературе не фигурирует, но этого, как вы понимаете, и не нужно, чтобы, сопоставив кусочки пазлов, все понять.

Местные охотники говорят, что от двух гнезд «радзивилловских» уточек, которых он привез неведомо откуда, с добавлением крови уток из Центральной России, и пошли местные подсадные.

Однако утку «охотили» не только для собственных нужд, но и на продажу. В сезон – обычно весной и летом – шла настоящая заготовка утки. Селезней ловили описанными выше силками, а летом линных птиц загоняли в сети сотнями. Сейчас охота на линных селезней у нас считается браконьерством, раньше так не считали.

Сложно даже представить себе то количество утки, которое заготавливалось на Полесье, обрабатывалось, засаливалось в бочках, иногда засаливалось и затем коптилось. Охотники продавали добытую утку купцам, и счет шел не на штуки, а на пуды.

Далее селезни, добытые на Полесье, шли прямиком в Варшаву, Москву, Ригу, позже –  в Санкт-Петербург.

IMG_8235.jpg

Это я к чему? Да к тому, что многие авторы охотничьей литературы, когда  пишут про охоту с подсадной, красиво выводят ее истоки откуда-то из Тульской губернии и привязывают ее к началу производства там огнестрельного оружия. Это в корне неверно, на мой взгляд.

Нельзя, думается мне, начало охоты с подсадной привязывать к какой-то одной местности. То, что у нас на Полесье она появилась еще в «допороховую эпоху», это совершенно очевидно.

К сожалению, среди любителей охоты с подсадной и тех, кто держит уток, преобладают охотники среднего возраста и старше. Молодежи крайне мало. Но говорить, что она исчезает, на мой взгляд, преждевременно.

Виды, породы, отродья

Самое распространенное заблуждение заключается в том, что нередко говорят и даже пишут, что подсадная утка – это всего-навсего дикая кряква, пойманная птенцом в природе и выращенная в курятнике. Это не так. Подсадная утка – это в первую очередь домашняя утка. Точнее, это порода домашней утки, которая так и называется: подсадная (круговая, криковая) утка. Ее особенность – небольшие размеры, окраска, приближенная к дикой, и неудержимое желание кричать. Крякать, звать, гомонить. 

Основные коленца призывного голоса подсадной утки имеют свои названия. Так, например, «квачкой» называют монотонное кряканье утки – призывной сигнал, он предназначен для всех селезней, находящихся в округе. А есть еще особый звук, называемый «осаживанием», – это серия звонких и громких «кряков» с увеличивающейся частотой. «Осаживание» направлено на конкретного селезня, пролетающего в стороне. Знатоки оценивают нюансы голоса утки по «квачке», а по «осаживанию» судят о страсти утки, ее призывным способностям.

Самые известные отродья  подсадных уток – тульские, семеновские, пензенские. В 50-х годах прошлого века путем направленной селекции – отбор производился только по принципу хорошего голоса и страсти – было выведено новое отродье, название которому дали не очень оригинальное: «русская подсадная».

IMG_8266.jpg

Но вернемся на наше Полесье. К утке здесь отношение особое. Она, хоть и живет на подворье с остальной домашней птицей, но ни у кого и никогда не возникнет мысли отправить ее в котел. Отношение скорее как к напарнику по охоте. Показательно, что все подсадные имеют имена, впрочем, тут фантазией полешуки не блещут: в основном их кличут Машками да Дашками.

Хорошая утка работает лет 5. Но обычно меньше – два-три сезона. Потом утка обычно теряется. Чаще всего она каким-либо образом уходит с бечевы и попросту уплывает. Иногда шальная дробина или ястреб-тетеревятник обрывают их карьеру.
Чем же отличается утка породы подсадная от обычной дикой кряквы? На взгляд дилетанта, ничем. Но когда несколько часов проведешь в компании любителей подсадных и посмотришь на пяток разных уток, то уже четко видишь разницу. Подсадные разных отродий имеют совершенно разную внешность. Они часто светлее или темнее крякв, нередко меньше по размеру, чем дикие утки, у них иной постав клюва. У дикой утки, как правило, длиннее клюв и шея, ее окрас ярче, чем у подсадной. У подсадной нередко вовсе отсутствуют синие «зеркала» на крыльях, а подхвостье часто белое. Некоторые линии уток группы имеют белые маховые перья.

Селезень же подсадной утки обычно ничем не отличается от «дикаря». Кстати, селезней тоже иногда высаживают вместе с самкой для подманивания диких птиц. Особенно это целесообразно делать не весной, а во время осенней охоты, когда кряковые утки сбиваются в стаи. В это время для охоты нередко высаживают на воду целые гнезда подсадных. «Гнездом» принято называть крякового селезня и нескольких уточек. Иногда селезня держат в кошеле, недалеко от работающей на воде подруги, своим покрякиванием он поддерживает ее и провоцирует на более частую отдачу голоса.

IMG_8221.jpg

К сожалению, говорить о своей, какой-то устоявшейся полесской или даже белорусской, линии подсадных пока не приходится. Если я правильно все понял из рассказов местных охотников, чуть ли не каждый любитель такой охоты в Полесье ведет свою линию уток.

–  Кровосмешение линий у нас идет, это бесспорно, –  рассказывает Дмитрий Труханович. – Уток привозили и из разных областей России, есть и свои линии.

Будущее охоты с подсадной

Выставленные в ряд на берегу коши и короба – некоторые плетеные из лозы, как в стародавние времена, другие фанерные или вовсе из пластика. Костерок, увлеченные, чуть хмельные мужички у костра, до хрипоты спорящие о преимуществах и недостатках уток, об их голосах и стати.  Вот атрибуты, к сожалению, несостоявшегося праздника. Но будем надеяться, что он все-таки пройдет на Столинщине весной 2018 года.

А есть ли будущее у охоты с подсадной? На мой взгляд, есть. Во всяком случае это именно та из весенних охот, с безвредностью которой для популяции крякв, с оговоркой, осторожно, шепотом, чтоб никто не слышал, соглашаются даже некоторые «зеленые» товарищи. 
Если коротко, то дело обстоит так: охота с подсадной уткой проводится выборочно на селезней-холостяков. То есть на тех самцов, которые по каким-то причинам не смогли с осени создать пару и теперь мечутся, изнемогая от похоти в поисках хоть кого-нибудь. Хоть другого самца! И это правда! У некоторых добытых селезней истоптана спина до лысого пятна. Вот тут-то наша подсадная и поет им ровно то, что они хотят услышать.

Подавляющее большинство уток-самок сидит в это время на гнездах. Холостяки иногда даже уничтожают кладки, чтобы вынудить уток сойти с яиц и снова войти в состояние охоты.

Вот коротко и все, что мне удалось увидеть и узнать о подсадных на Столинщине.
Да, есть еще манные гуси, роль которых на охоте заключается в том, чтобы призвать своих соплеменников-дикарей. Однако это уже другая история.
Комментарии пользователей (3)
Оставьте ваш комментарий первым
Александр Козорез    24 Мая 2017 в 14:33
2
0
Полесье и есть центр зарождения охоты с подсадными утками!
Я бы даже выделил отдельную линию столинских уток. На 4-ом фото на переднем плане характерная представительница этой линии. Их отличают крупные размеры, темная, без полоски головка, а также отсутствие цветного зеркальца. По рабочим качествам эти утки не плохие, но морфологические особенности все же не соответствует охотничьим традициям заложенным патриархом охоты с подсадными - Я.С. Русановым
Александр Очеретний    24 Мая 2017 в 15:28
0
0
Этих уточек местные охотники называют "черноморки", но, как мне объяснили, Чёрное море здесь не при чём. Речь о чёрной морде.
Александр Козорез    24 Мая 2017 в 15:37
0
1
Мы с товарищем их назвали "черноголовки". От этих уточек утята получаются черненькими, а не пятнистыми как у дикой формы. Причем этот признак очень цепкий. Однажды подмешав его, к сожалению не могу уже избавиться несколько лет. Было бы интересно их проверить на генетику, скорее всего там сидят гены не только кряквы...
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.