«В России огромная потребность в зарубежной рыбе, но закрыть этот рынок Беларуси не под силу»

Владимир Костоусов
заместитель директора по научной работе РУП «Институт рыбного хозяйства» НПЦ НАН Беларуси по животноводству
0 3279 8 Сен 2014

­­­­­­­­­­­­­­­­­— В свете недавних геополитических событий и введенных Россией санкций у многих возникали вопросы: хватит ли ей рыбных запасов для внутреннего потребления и сможет ли Беларусь воспользоваться этой ситуацией? Постараюсь ответить на поставленные вопросы.

По статистике Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), Российская Федерация входит в первую десятку добывающих стран, занимаемых 8-9 позицию по объему вылова рыбы в мире. Добыча морской и пресноводной рыбы в год там составляет порядка 3-3,2 млн тонн. Этот промысел хорошо развит в Атлантике, Баренцевом море и на морях Дальнего Востока. Вроде бы без рыбы Россия остаться не должна. Тогда почему она стремится закупать зарубежную продукцию?

Россия является крупной рыбодобывающей страной, осуществляющей как экспорт, так и импорт рыбной продукции. На мой взгляд, причина скрывается в том, что структура рыбного промысла и аквакультуры страны не в полной мере отвечает запросам внутреннего рынка, а экономика рыболовства такова, что местные рыбаки предпочитают сбывать свой улов в порты других стран: Китай, Южную Корею, Португалию, Испанию и другие. Иногда рыбу даже не довозят до российских пристаней, а цифры, меж тем, вносятся в отчетность. Рыбаку из Охотского моря выгоднее продать улов в портах Японии или Китая, где с ним рассчитаются валютой по большей цене, чем во Владивостоке. В результате на российский рынок поступает филе охотоморского минтая, но китайского производства. К тому же пока рыба доедет до центральной России, ее стоимость может увеличиться в разы. К примеру, горбуша в Магадане будет стоить 20-25 рублей, а в Москве уже 220-240 рублей. Поэтому из тех 3 млн тонн, которые добывают россияне, значительная часть не попадает на территорию Федерации.

Импортируются в Россию в основном лососевые, пелагические морские рыбы и филе. В январе-ноябре 2013 года страна импортировала 690,9 тысяч тонн рыбы и рыбопродуктов. Более 80% этой рыбы - лосось, форель, креветки, скумбрия и сельдь в большей степени из Норвегии, которую как раз-таки и затронуло продовольственное эмбарго. Крупнейший мировой производитель аквакультурного лосося традиционно поставляла как выращенную (лосось, форель), так и выловленную (сельдь, скумбрия, мойва) рыбу. Имеется в виду не того лосося, которого ловят на Дальнем Востоке (горбуша, кета и др.), а атлантического, так называемой семги. Последняя на рынке ценится выше. Цены отличаются лишь потому, что в них заложены расходы или на промысел, или на выращивание. Норвежцы же в своем рыбном хозяйстве достигли мастерства: их затраты на 1 кг выращенной рыбы колеблются от 5 до 10 долларов, тогда как цена в розницу все равно на порядок ниже стоимости российской рыбы.

Однако из-за колебания цен на рынке, еще до введения эмбарго, объемы поставок лосося из Норвегии в Россию снизились. Как отмечается в российских источниках, только в январе 2014 года импорт рыбы из Норвегии уменьшился на 29,4% (до 23, 1 тысяч тонн), в том числе лосося на 20,4%. Стоимость импортного лосося тогда возросла до 5,71 евро/кг, тогда как в январе 2013 года она составляла 3,93 евро/кг. По форели аналогичная ситуация – 5,9 евро/кг вместо прошлогодней 4,1 евро/кг. Импорт сельди вырос на 3,6%, при сохранении прежней цены (0,9 евро/кг и 0,91 евро/кг), тогда как мойвы уменьшился на 81,6% (цены этого года – 0,42 евро/кг вместо 0,51 евро/кг в 2013 году).

Главный вопрос России, где закупать лососевых, касался не выловленной рыбы естественного воспроизводства, по которым Россия имеет приличные показатели (около 19% мирового вылова), а выращенной. Рыбопроизводством эта страна не славится. Лишь десятки, максимум сотни тонн, производится на Кольском полуострове в районе Мурманска. По крайней мере, я слышал, что там предпринимали попытки развивать это направление. Ну, еще занимаются форелеводством в садках на пресных озерах северо-запада Карелии. Там сделали упор на крупных особях по 1-1,5 кг. К 2020 году мощность этого производства планируют нарастить до 70 тысяч тонн. Возможно тогда собственная рыба сможет заменить норвежских лосося и форель.

Еще одной страной, способной конкурировать в выращивании данных рыб, является Чили. Это второй после Норвегии производитель аквакультурных лососевых, то есть выращиваемых в искусственных условиях. В структуре чилийского производства преобладают кижуч (тихоокеанский вид, встречающийся в водах Сибири и Северной Америки) и форель. Южноамериканские рыбоводы достигли больших успехов, сумев адаптировать северные виды к условиям южного полушария. Но и там существуют свои проблемы: на всем Чилийском побережье не удалось избавиться от прогрессирующей сейчас эпидемии рыб. По этой причине в 2010 году объем рыбоводства упал практически в 2 раза: с 380 до 200 тысяч тонн. Норвежцы этой ситуацией воспользовались и увеличили свое производство до миллиона с лишним тонн. Поэтому если раньше Чили была на лидирующих позициях, то сейчас бесспорное первенство принадлежит Норвегии. Открытым остается вопрос, насколько чилийцам удастся исправить положение дел и нарастить объемы производства так, чтобы полностью закрыть «норвежский» рынок в России. Ясно ведь, что паразиты рыб никуда не девались.

А теперь непосредственно о том, сможет ли Беларусь воспользоваться введенным страной-соседкой эмбарго на европейскую продукцию и заработать на поставках рыбы в Россию? Сразу скажу, что это маловероятно.

Если посмотреть на статистику по балансу рыбы и рыбной продукции, то можно увидеть, что на территорию Беларуси больше завозится, чем производится. По данным Минстата, в 2012 году экспорт живой рыбы составил 405 тонн, в 2013-м – 659 тонн. За экспортом свежей или охлажденной рыбы, объем которого составил в прошлом году 32 тонны, может скрываться реэкспорт, в том числе не выращиваемых у нас форели или лосося.

Завезли же в нашу страну 11 564 тонн живой и охлажденной рыбы. И в основном это норвежский лосось, которого экспортируют как охлажденным, так и мороженным. Объем импорта мороженой рыбы в прошлом году составил 96 664 тонны, при этом большая его часть прошла через Россию.

Поэтому закрыть нишу лососей в сопредельном государстве нам не под силу. Здесь стоит задача хотя бы обеспечить ценной рыбой себя. Пока потребность в ней мы удовлетворяли за счет поставок норвежской рыбы (в том числе и через Россию). Теперь эту нишу займет продукция из других стран.

Вторая причина, почему не сможем заработать на поставках рыбы в страну-соседку. В нашем государстве в основном выращивают прудовых карповых рыб: в год их объем достигает 13-15 тысяч тонн. В России же их выращивают порядка 70 тысяч тонн. В этом сегменте продукция белорусских производителей по объемам не в состоянии конкурировать с российской. Нашим соседям вполне хватает той прудовой рыбы, которую они выращивают сами, а потребуется больше - увеличат объемы. Хотя россияне не прочь закупать у нас карповых, однако за ту цену, которая не устраивает наших производителей. Высокая себестоимость их производства не дает снизить стоимость. Затраты прямиком зависят от искусственных кормов, которые постоянно растут в цене.

Но пока на прудовую рыбу в России, как и в Беларуси, спрос не столь велик. Это сказывается и на рыборазведении. Если в советское время ее выращивали 120 тысяч тонн, то сейчас 70 тысяч. Кроме того, на рынке сегмент прудовой рыбы замещается импортной (пресноводные пангасиус и тиляпия), в том числе и морской продукцией. Сюда относится не только выловленная, но и искусственно разведенная рыба.

Поставлять же в Россию востребованного там лосося Беларусь не в состоянии по той простой причине, что его не выращивает. Пока мы ограничиваемся планами увеличения производства форели радужной. И предназначена она не на экспорт, а на ипортозамещение. В 2015 году намечено вырастить 1,5 тысячи тонн этой рыбы. Но опять же, если сравнить с российскими объемами (20 тысяч тонн, а в следующем году и того больше!), мы ничего на заработаем на поставках лососевых. План по форели поможет Беларуси только частично закрыть сегмент импортируемого лосося на собственном продовольственном рынке. Остальные виды - 400 тонн осетровых и 2,4 тысяч тонн африканского сома – также частично заменят ценные виды рыб, поступающие в нашу страну по импорту.

Возникает вопрос: так почему же не заняться производством только такой ценной рыбы, ведь у нас имеется до двух десятков прудовых рыбхозов? В Беларуси вырастить форель можно, лишь создав ей подходящие условия. Это холодолюбивая рыба, которой необходима температурная среда 16-18 градусов по Цельсию. В наших условиях простыми для ее поддержания нужны специальные технические устройства и методы. Для крупнотоннажного производства необходимо строить индустриальные комплексы (заводы либо фабрики) по выращиванию рыбы в искусственных условиях. Чтобы их держать на плаву, потребуется вложить средства еще в обучение персонала и в покупку специальных кормов.

Со строительством таких комплексов у нас также возникли определенные проблемы. Государство не может в полном объеме финансировать строительство всех рыбоводных комплексов, а инвесторов сейчас не хватает. Поэтому были частично пересмотрены планы, которые обозначены в государственной программе развития рыбохозяйственной деятельности на 2011–2015 годы. И сейчас идет речь уже не о 13, а 11 проектах реконструкции и возведения  комплексов рыбоводных предприятий.

Однако под вопросом и эти планы, так как инвесторы в Беларуси не приживаются. В Березовском районе с участием израильского капитала построили предприятие по выращиванию африканского клариевого сома. Построить построили, а на проектную мощность (700 тонн рыбы в первой очереди и 700 тонн – во второй) выйти не удалось. Сейчас думают реконструировать вновь построенное предприятие. Еще один такой же комплекс предполагалось возвести к 2015 году. Однако, я сомневаюсь в успешности реализации этого проекта.

Подсказки, почему так вышло, можно найти у мировых лидеров по строительству индустриальных рыбоводных центров – голландцев и датчан. Они утверждают, что промышленное разведение рыбы - тонкое производство. Каждый рыбоводный завод требует индивидуального подхода, поэтому нельзя просто скопировать успешный пример и ожидать, что он начнет продуктивно работать и у нас.

Помимо решения технических вопросов строительства, нельзя забывать о кормообеспечении. А то мы запланируем объем выращивания, а кормами не обеспечим. Учитывая, что собственного производства рыбной муки в Беларуси нет и сейчас готовые форелевые корма закупаются преимущественно в Польше, Дании и Финляндии, вполне может возникнуть такая ситуация, когда к нам перестанут поступать заграничные корма. Тогда придется нелегко: возникнет проблема по обеспечению потребностей созданных производств ценных рыб.

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.