Кому нужна охота на охотников?

Дмитрий Богуш
Белорусский охотничий клуб «Сафари»
1 835 15 Май 2017

Министерство лесного хозяйства РБ публично обратилось к охотничьей общественности Беларуси с просьбой высказать свои предложения на этот счет. Нет сомнений, общественность снова перечитает сей «Уголовный кодекс любви к охоте» и предложения даст. И в очередной раз будет свято верить, что глас народа не только услышат, но и примут к руководству отечественные законодатели. 

Вот и я на досуге перечитал Правила, что-то пометил, сделал на полях сноски. Потом проанализировал – не так и много получилось правок. Попривыкли мы уже как-то, пообтерлись. То, что раньше казалось диким и неудобным, помаленьку вошло в привычку. Мы смирились с тем, что у нас забрали три дня охоты на неделе, что самые привлекательные уголки Синеокой получили статус национальных парков и туда де-факто дорога белорусскому охотнику закрыта. Что помимо покупки путевки на право охоты еще и госпошлину на такое же право необходимо стране оплатить. Еще взносы в БООР и госпошлину за продление разрешения на владение оружием. 

От определения «неохота» по-прежнему бегут мелкие мурашки по коже. Уверен, наизусть эти две страницы печатного текста не воспроизведет ни один чиновник от охоты, ни госинспектор, ни сам автор этого шедеврального термина.

Похоже, со сроками весенней охоты на пролетных птиц погорячились. Получается, что все аборигенное разнообразие животного мира прессуем по полной, а вот обитателей заморских стран (речь идет о гусе) решили пожалеть, ограничившись 28 днями охоты на усмотрение каждого конкретного охотпользователя.  А пожалели ли? Большой вопрос. За два весенних месяца гусиные стаи пролетают территорию Беларуси на восток, и вслед за основной птичьей массой движутся оголтелые полчища истосковавшихся за зиму охотников. И если прежде их накопившаяся адреналиновая страсть «размазывалась» более-менее равномерным слоем по всей стране, сейчас многочисленные полчища гусятников устраивают тотальный геноцид в первую неделю открытия в каждом районе, где есть хоть пару сотен гусей. В геометрической прогрессии выросло количество полевых конфликтов, жалоб на охотпользователей и, увы, несчастных случаев. 

И еще что-то изменить хотелось бы. Вот только угнетают совсем иные вещи. 

 У нас в стране почти сто тысяч охотников. Это немало – один процент населения. На первый взгляд, кажется, что Правила охоты должны писаться именно ради них. Для того чтобы эти люди могли реализовать свои права на данное увлечение в своей собственной стране. Но на самом деле все не так. Правила написаны по нашему национальному шаблону: «Нельзя все, кроме...». В каждом абзаце документа между строк четко прослеживается тезис «Всякий охотник – браконьер».  А так как отдельные нормы прописаны весьма размыто, тут и там встречаются отсылочные моменты к другим документам и инструкциям, ситуация для контролеров складывается весьма благоприятная. 

И мы на практике имеем то, что… имеют нас. При каждом удобном случае. Ружейный чехол до конца не застегнут – протокол, с дороги свернул – протокол, и т.д., и т.п. На Витебщине охотник по недомыслию стрельнул зайца в старом саду на территории, где когда-то при Союзе была деревня. Сейчас там, кроме старых фундаментов, не осталось ничего. Приехала госинспекция, и дальше все по фен-шуй: карта, населенный пункт, протокол, штраф, лишение права охоты.  

И что, сильно разбогатела страна на этих штрафах? Думаю, нет! Не открою великой тайны, если скажу, что у основной массы матерых браконьеров с чехлами порядок, в кармане всегда «сезонка», боеприпасы надежно сжаты в кулаке и мгновенно сбрасываются при «шухере». А еще эти граждане волшебным образом осведомлены о графиках рейдовых мероприятий контролирующих служб.  

Неужели сложно осознать, что городской ботаник в новеньком камуфляже, забывший вынуть из рюкзака пару «не тех» патронов, без егерской помощи даже с пулеметом ничего сам не добудет! Разве пару болотных жаб. А мы пишем и пишем плановые протоколы, калечим людские судьбы...  

Особо циничной является реальная картина с егерями. Вот несколько рядовых примеров. Гродненская область, загонная охота, причем классическая – «по звонку сверху». При оформлении путевки егерь недосмотрел, что у одного из охотников истек десятилетний срок действия госудостоверения на право охоты. Приехала госинспекция, проверила, выявила... В сухом остатке: протокол, штраф около 400 рублей, лишение права охоты на три месяца. Так выглядит перечень взысканий за эту серьезнейшую провинность. Но таков ли он на самом деле? Нет!!! Новое госудостоверение на право охоты он сможет получить лишь через год после административного взыскания. А еще, как «бонус», прервавшийся охотничий стаж лишает его права на владение нарезным оружием. Минимум на пять лет, соответственно. 

И что в итоге: за мелкую бюрократическую ошибку человек лишается права охоты на год, а права на нарезное оружие – на шесть с лишним лет!  Виноват ли в данной ситуации егерь? Виноват, несомненно! Но соизмеримо ли наказание?  Ведь если ГАИ лишает тебя водительского удостоверения на год – это значит на год. Почему здесь три месяца превращаются в шесть лет?! Что, в данном случае нанесен невосполнимый ущерб животному и растительному миру РБ? 

Ведь в егеря идут на службу не за деньгами, уж слишком «короткий рубль» зарабатывается. Как правило, здесь трудятся люди, по-настоящему любящие охоту. Для многих из них обладание нарезным стволом – цель всей жизни, единственная мужская мечта. А мы их протоколом! За закорючку в бумагах. 

А кто-нибудь из придумавших такой порядок хоть слегка представляет рабочие егерские сутки в осеннюю страду? Когда часов до двух ночи водишь по полям особо рьяных охотников, потом вместо сна обрабатываешь продукцию охоты, если повезет сделать свою работу качественно. А с утра на коллективную народ уже собрался. Егерю надо успеть с загонщиками договориться, потом терпеливо документы оформить. Проверить у каждого госудостоверение, уплату госпошлины, устроить досмотр оружия и боеприпасов, попутно пытаясь корректно сдержать особо рьяных любителей начать с «капота». Перед загоном расставить всех по номерам, показать разрешенный сектор стрельбы, самому бегом в загон, потом снимать номера.  И так до вечера. Дождь, снег не в счет. А потом разборки с подранками, разделка дичи и снова в ночь, на индивидуальную. И так несколько суток подряд.

И заполняются потом эти бумажки прямо в поле, ночью, на капоте под тусклый свет налобного фонаря, который, кстати, тоже куплен за свои. От волнения и хронического недосыпа на заполнение одного разового разрешения у иных уходит по полпачки сигарет. 

А есть еще «инохота», где спрос за результат особый. На отдельных работников в гусиный сезон смотреть больно. И ни одна проверка не заинтересуется, как при таком графике выполняются администрацией условия трудового законодательства о сорокачасовой рабочей неделе, по закону ли оплачивается работа в ночное время и выходные дни. Никому не придет в голову прописать в Правилах обязательное страхование жизни и здоровья штатных сотрудников охотхозяйств. Ведь что греха таить – профессия «рисковая». И увечья нередки, да и гибнут егеря чаще, чем сотрудники других сфер.

Намного проще при плановой проверке найти не погашенный талон в закрытом разовом разрешении. А это уже сразу незаконная охота, т.е. браконьерство! Вот так: и лось добыт по закону, деньги в кассу оприходованы, а подпись пропустил – и сразу браконьер с перспективой протокола и многотысячной суммой штрафа! И получается, что для страны вроде как и разницы нет: стрельнул «бракуша» лося незаконно или при легальной добыче егерь подпись пропустил. Ответственность у нас одинаковая и нанесенный ущерб природе тоже! Только первого ловить долго надо, а второй сам бумажки принесет и в руки отдаст... 

Или увидел егерь косулю с очень «дорогим» трофеем на голове да и позволил из благих побуждений стрельнуть иноземному охотнику прямо с форточки авто. Валюты подзаработать для хозяйства решил. Вот настоял бы на том, чтобы охотник из машины вышел, может, и премию получил. А так – протокол! Да еще и специально обученные люди ловко посчитали ущерб, который нанес природе такой нерадивый егерь. Забавно. В обоих случаях козлику суждено было погибнуть от пули охотника. Нет, оказывается, для природы это, как говорится, две большие разницы.   

Вот и не дает мне покоя вопрос: для кого нужен подобный ход дел? Ведь наша главная контролирующая сила – Государственная инспекция по защите животного и растительного мира. А в дайджестах ее достижений нет, например, информации о мероприятиях во избежание замора рыбы в глухозимье, о спасенных от вырубки глухариных токах или о банальной уборке леса. Все больше фронтовые сводки о «добыче» очередных нечистых на руку охотников и рыболовов.  

И инспекторов винить не повернется язык. Они играют по тем правилам, которые им навязали. Ведь только самая социально ориентированная страна может похвастаться планированием взыскания со своих граждан штрафов и количества составленных протоколов.  

И до той поры пока за стотысячную армию охотников вступиться будет некому, любимая страна будет отрабатывать на нас очередные ноу-хау. Сейчас, например, вдруг кто-то важный решил, что для каждого очередного продления разрешения на ношение оружия необходимо предоставление медицинской справки. Зачем? XXI век на дворе! В такой продвинутой в IT-сфере стране, как Беларусь, никакого труда не составит организовать милиционерам доступ к базам наркологов, психдиспансеров и других профильных ведомств. Засветился где-то болезный гражданин – приезжай сразу и забирай оружие, не жди три года, пока он на продление без справки придет. Так нет, тут самим работать надо. Пусть лучше рядовой деревенский дед узнает, что, помимо необходимости собрать немалую для пенсионера сумму на продление разрешения, еще и в поликлинику в райцентр надо ехать, за справкой в немалых очередях выстаивать. Плюнет скорее всего старый, да и сдаст местному «разрешателю» свою дряхлую двустволку. И станет в стране одним охотником меньше... 

Уважаемые руководители «от охоты»! Путь эволюции мирового увлечения охотой давно выработал две незыблемые истины, которые справедливы даже для страны с собственным уникальным путем развития. Во-первых, никто – ни зеленые, ни синие и красные вместе взятые – не сделает для защиты животного мира больше, чем охотники и охотпользователи. И во-вторых: если в стране исчезнет последний охотник, ваша работа, поверьте, станет никому не нужна!  

Поэтому поддержите нас, сохраните нас, приумножьте нас! И мы ответим взаимностью!  

Мы снова и снова прочтем Правила, подготовим предложения. И будем свято верить, что на сей раз не произойдет ситуация, как в старом и бородатом анекдоте. Когда любить нас будут по-прежнему, только писанины добавится...
Комментарии пользователей (1)
Оставьте ваш комментарий первым
Александр Карнеенко    6 Июня 2017 в 21:31
0
0
Что то молчат все охотники и егеря. Или все всех устраивает, или уже нет никакой надежды на изменения к лучшему. Наверное самый лучший вариант, это отменить ныне действующие правила охоты, и с нуля написать новые. И утверждать правила только на уровне Министра лесного хозяйства, как это было в старые добрые времена. 
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.