Новые Правила охоты: диалог не получился

Андрей Бородин
заместитель редактора Wildlife.by
21 1538 2 Апр 2018

В 2017 году стало известно, что Правила охоты снова изменятся. Чем меньше было информации, тем больше появлялось слухов. И вот 21 марта этот документ, наконец, был подписан Президентом РБ. Однако достаточно ознакомиться с ним, чтобы стало понятно: революция не произошла.

На первый взгляд изменений было внесено немало. Упрощен механизм, позволяющий брать в аренду охотничьи угодья, кроме того, их закрепили за первичными организационными структурами БООР и т.д. Однако основная дискуссия вполне ожидаемо разгорелась вокруг весенней охоты. Не секрет, что природоохранные организации уже не первый год добиваются того, чтобы ее запретили или хотя бы сократили сроки проведения. После выхода новых Правил охоты стало понятно, что вместо этого они фактически увеличились.

0adc40facdf26c634404c16dda8b54a8.jpg

Поясним: как и раньше, весенняя охота будет начинаться во вторую субботу марта и заканчиваться во второе воскресенье мая. Однако в пределах этого периода до сих пор ее можно было проводить лишь в течение 28 календарных дней. Теперь же их заменили на охотничьи. Это означает, что хозяйство при желании может растянуть сроки весенней охоты, закрывая ее в определенные дни. Участники туров вообще получили право охотиться в любой день на протяжении двух месяцев. Это значит, что теперь в течение всего сезона размножения на наших озерах и реках будут звучать выстрелы.

Не секрет, что туры приобретают именно иностранные охотники. Если прибавить к этому изменения, позволяющие им в упрощенном порядке брать в аренду охотничье оружие, становится понятно, что основная цель изменений – дать хозяйствам заработать. Из-за африканской чумы свиней, а потом и мер, направленных на отстрел дикого кабана, его численность резко снизилась. Фактически исчез основной объект охоты, а вместе с ним упали и доходы охотхозяйств. Видимо, весенняя охота на пернатую дичь, которая традиционно популярна в странах Южной Европы, призвана заткнуть эту брешь. На руку играет и то, что большая часть гусей и уток не гнездится в Беларуси, а останавливается у нас лишь во время миграции. 

Однако больше всего возмущения вызвало включение в список охотничьих видов свиязи и гоголя. Если первый вид во время миграции является одним из самых многочисленных, но при этом крайне редко отмечается в нашей стране на гнездовании, то второй лишь недавно был исключен из Красной книги РБ и еще не успел восстановить свою численность. На первый взгляд такое решение выглядит не вполне логичным. Однако на пресс-конференции начальник отдела охотничьего хозяйства Министерства лесного хозяйства Сергей Шестаков пояснил, что решение включить гоголя и свиязь в список охотничьих видов было принято из-за того, что были случаи их якобы ошибочного отстрела, так как в полете оба вида похожи на разрешенные к добыче. Чтобы исключить данную проблему, свиязь и гоголя сделали охотничьими видами.

Те, кому близка природоохранная тематика, наверняка знают, о чем именно идет речь: прошлой весной в пойме Припяти Инспекция по охране животного и растительного мира при Президенте РБ задержала группу итальянских охотников, которые среди прочего добыли виды, не входящие в перечень охотничьих. Все закончилось крупными штрафами и «рекламой» на западных охотничьих форумах, что поставило под угрозу проведение туров в 2018 году. Похоже, проблему попытались решить радикально, включив в список охотничьих видов, помимо гоголя и свиязи, еще и шилохвость, которая, напомним, находится под защитой Красной книги РБ, а «за компанию» – и другие охраняемые виды: дупеля, бурого медведя и рысь.

В итоге Национальной академии наук (к слову, она даже не попала в список организаций, которые согласовывали новые Правила охоты) при поддержке некоторых общественных организаций удалось их отстоять, но на этом победы условных «природоохранников» фактически закончились. Среди прочего не было принято предложение исключить из списка охотничьих видов красноголового нырка и чирка-трескунка: согласно учетам, численность обоих видов за последние годы заметно снизилась, причем не только в Беларуси.

Предлагавшийся запрет добывать гусей на водоемах, которые таким образом превратились бы в своеобразные «зоны покоя», также был отклонен. Причина скорее всего заключается в том, что в этом случае проведение весенней охоты стало бы фактически невозможным на территории национальных парков и республиканских заказников, а это в свою очередь означало бы серьезные убытки.
Напрашивается простой вывод: у Министерства лесного хозяйства РБ, Белгосохоты и БООР оказалось достаточно влияния, чтобы добиться внесения в Правила тех изменений, которые были им выгодны, – вопреки мнению не только природоохранных, но и научных организаций. Вместо диалога получилась его имитация. Уже ближайшее будущее покажет, как это отразится на дикой природе Беларуси.
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.