День, когда я купила белый шлем

0 183 1 Ноя 2017

С девчонкой-продавщицей мы оказались коротышками, и это белое чудо доставал с верхней полки длиннющий неуклюжий парень, вызванный из подсобки.

Дома, вертясь перед зеркалом в белом велосипедном шлеме и размышляя, что теперь к нему нужно и курточку прикупить, и штанишки велосипедные с «седлом», чтобы пятая точка не травмировалась, я вдруг встала, как громом пораженная:
Я! КУПИЛА! СЕБЕ! ВЕЛОСИПЕДНЫЙ! ШЛЕМ!
Кому из моих друзей в Минске это вообще придет в голову? Для просто так покататься на велике вечером после работы. Шлем? Баловство все это, ребята.

А может, это и не шлем белый вовсе, а мой вариант белого флага, сигнал о полной и окончательной капитуляции. Типа все, принимайте, я «ошведилась» вконец?!
Пятнадцать лет жизни в Шведском Королевстве явно не прошли бесследно. Что во мне изменилось? Лихорадочно соображаю:
- практически не крашусь, только по большим праздникам;
- несмотря на свои метр с кепкой, хожу в балетках;
- рефлекторно улыбаюсь каждому встречному;
- здороваюсь в магазинах и автобусах;
- сортирую мусор;
- лезу за рецептом ужина в интернет, несмотря на батарею кулинарных книг под рукой;
- стараюсь сделать все, что можно, в интернете: покупки, общение с госслужбами, оплата счетов.
И да! Покупаю велосипедный шлем…

1.jpg

Что сохранилось от меня прежней?
Я так и не научилась считать неделями. До сих пор, когда шведы говорят: мы планируем это на 32-ю неделю, впадаю в панику, потому что не знаю, когда это будет и какая по счету неделя сейчас.
Не понимаю, как можно в новогоднюю ночь пойти спать в 0.30.
Все еще утюжу одежду.
Не хожу нечесаная и с немытой головой.
Собираю упавшие в саду яблоки (шведы оставляют их красиво гнить).
Поспешно проведенная инвентаризация в стиле «было-стало» особой ясности не внесла. Шведкой я явно не стала, несмотря на принятое гражданство, но и белоруска из меня уже, прямо скажем, никакая.

Стала я хуже или лучше? Мне хочется верить, что лучше. Во многом благодаря стране, в которой я сейчас живу и о которой собираюсь рассказать.

Будет ли мое повествование политкорректным? Нет! Меня тошнит от стерильной действительности, в которой люди боятся называть вещи своими именами.
Объективным? Ни в коем случае! Это мой и только мой взгляд на мир.
Правдивым? Да, если считать правдой фактическое соответствие.

Логичным? Боже упаси!
В остальном это будет абсолютно субъективный взгляд на Швецию, основанный на моем опыте. Обещаю только, что не буду описывать того, чего не пережила сама.

Мама, куда мы приехали?!

Нет уж, сначала о том, как мы уезжали. Это был 2002 год, и самолеты почему-то вылетали в Стокгольм с маленького, старого, почти карманного аэропорта в центре Минска. К летному полю можно было практически подъехать на троллейбусе. В зальчике вылета было пустынно и как-то безнадежно железобетонно. Сиротливым эхом отзывались только наши шаги. Персонал лениво нарисовался перед самым вылетом, и тогда же выяснилось, что за что-то нам надо доплатить. Ни банков, ни банкоматов в непосредственной близости от аэропорта не оказалось, так что нужную сумму пришлось бесстыдно стрясать с доверчивых провожающих.

– Эх, Наташка, вечно у тебя все не как у людей, даже уехать по-человечески не можешь! – подколола подруга.

С этим напутствием мы с Денисом и сделали шаг, раз и навсегда превративший нас в бело-шведов. Правда, у Родины был шанс (даже два!) оставить нас на месте. Но она этой возможностью не воспользовалась.

– Год рождения ребенка? – привычно спросил таможенник.
– Тысяча девятьсот восемьдесят девятый... Или девяносто восьмой? – неуверенно пробормотала я, глядя на Дениса. Цифры никогда не были моей сильной стороной, я и свой год рождения с трудом вспоминаю!

– Это вообще ваш ребенок? – лениво поинтересовался служивый, штампуя паспорта.

Потом меня можно было остановить за контрабанду. Рамка металлоискателя звенела, как бешеная, когда я попыталась ее пройти. Уверенным жестом сняв пальто, я положила его на стойку, беззвучно прошла контроль, взяла пальто, не пронося его через металлоискатель, и – вуаля! – оказалась в накопителе (словечко-то какое) с... контрабандным кактусом в кармане.

1.jpg

К чести кактуса, надо сказать, что звенел не он, а фольга, которой я обмотала корни, чтобы они не перепачкали мой карман, пока я буду тайно вывозить растение за пределы родной страны. Всякие математики, физики и химии в школе я упорно игнорировала, так что мне и в голову не могло прийти, что фольга может иметь какое-то отношение к металлу. Оберточный материал – это да!

За каким лядом мне понадобилось переть кактус в Швецию, интересуетесь? Исключительно из сентиментальных соображений! Я не могла его оставить, когда он меня сам выбрал.
А дело было так: аккурат накануне Миллениума бродила я одиноко по минским магазинам и думала, что надо бы хоть маленькому чуду перед такой внушительной датой случиться. А то все обещают, что под Новый год чудеса сбываются. Ну если не каждый год, так хотя бы при смене тысячелетия могли бы там, наверху, подсуетиться! Бухтела так себе под нос, подметала шубой давно не мытые магазинные полы, цеплялась шарфом за многочисленные углы. Ну не ловились чудеса – и все тут!

Дома, разматывая свой километровый шарф, я его и обнаружила: маленький, с палец толщиной, кактусенок запутался в шерстяных кистях и висел себе, растопырив выдернутые из горшка корешки. Я так и не определилась, стоит ли считать его предновогодним чудом, но в разряд чудиков он явно вписывался. Пришлось посадить его в новый горшок, холить и лелеять по мере возможностей. Сами понимаете, при переезде бросить растительность на произвол судьбы рука не поднялась, пришлось рискнуть.

Так вот, скажу я вам, в Минске найденыш сидел себе тихой сапой, едва высунув из горшка нос, в Швеции же, как каждый уважающий себя переселенец, обнаглел, начал расти, чуть ли не еженедельно генерируя новых отпрысков. Посмотрели бы вы теперь на это чудо природы! Из большого горшка торчат десятки увесистых «пальцев», мало этого – они еще и цветут. Похоже, из нас троих только кактус интегрировался в новую жизнь с потрохами, так сказать, без оглядки на прошлое.

Наше же приземление в новую жизнь после обязательных чемоданов-цветов-поцелуев только начиналось. Загрузившись в машину моего нового шведского мужа, мы стремительно покидали окрестности Стокгольма. Путь лежал на юг Швеции, в провинцию под названием Сконе.

4.jpg 2.jpg 6.jpg 3.jpg

Признаков цивилизации становилось все меньше, стали попадаться странные дорожные знаки с лосями и дикими кабанами, потянулись какие-то бесконечные поля, луга с пасущимися лошадьми и печально глядящими вслед коровами. Темнело, мы давно уже съехали с автострады и петляли по мелким дорогам, с двух сторон окруженным лесом. Изредка привидениями выплывали плохо освещенные хутора, и все снова погружалось во мрак.

– Мама, куда мы приехали? – с ужасом выдохнул мой ребенок.

А приехали мы в небольшой поселок под названием Усби (Osby), что в переводе означает «деревня в устье реки». Вечно сонный и особенно пустынный по вечерам городишко, как, впрочем, почти все шведские небольшие населенные пункты. («И куда ты едешь?! – предостерегал меня коллега-журналист. – Это же страна, где в шесть вечера все вымирает!»).

Продолжение следует

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.