«Мы все учились понемногу». Ну очень понемногу…

0 127 27 Ноя 2017

Продолжение. Начало здесь.

Теоретически шведский язык, постоянно проживая в Швеции, можно и не учить.

и при приеме на работу, ни при получении гражданства формального знания языка не требуется, даже законодательно это никак не закреплено, несмотря на регулярные попытки политиков. Ну, либералы эти шведы. В соседней Дании, к примеру, чтобы стать гражданином страны, нужен не только язык, там еще и экзамен по истории и культуре, которые не каждый этнический датчанин осилит, придется сдать. В Швеции же – не хочешь, не учись. Многие и не упираются. Встречала особо талантливых, которые и после 20 лет эмиграции с трудом связывали два слова по-шведски. Хотя это экстремалы. На самом деле язык учить надо. Тем более что курсы шведского для иностранцев бесплатные. Только учись. Ну я и побежала записываться. Время не ждет! Цигель-цигель, ай лю-лю! Пятилетку за три года! В школе на меня сонно посмотрели, записали данные и сказали ждать. Позовут, дескать, когда созреют. Мне? Ждать?! А как насчет того, что «промедление смерти подобно»? Я привыкла к ударным темпам, так что давайте попробуем это все решить побыстрее.

Дяденька за рабочим столом устало кивнул и произнес фразу, значение которой за пару недель я уже освоила:

– Ta det lungt! – что в переводе означает: «Take it easy!», или: «Спокойствие, только спокойствие!»

Так я еще раз убедилась в гениальности Астрид Линдгрен. Ее Карлсон, вопящий в старом советском мультике «спокойствие, только спокойствие!», – не придуривался, он являлся типичным носителем шведского менталитета. «Ta det lungt» я тут еще наслушаюсь...

Где-то через месяц меня все же призвали на курсы шведского. И хорошо, что не сразу, потому что означенный месяц ушел на тихое препирательство со школой для Дениса. Детеныш болтался без дела, а школьному ректору это было, по всей видимости, абсолютно пофиг. Я периодически дергала мужа, он покорно звонил в школу, получал ответ, что надо подождать, и кивал головой в знак согласия. Я тогда еще не знала, что шведы изо всех сил стараются избегать конфликтов и особенно на рожон не лезут. После парочки «отлупов» я все же потребовала личной аудиенции, захватив на встречу дневники с отличными оценками и грамотами всяческих школьных олимпиад.

10.jpg 11.jpg 12.jpg

Моя пламенная речь о блестящих способностях его будущего ученика, об элитной школе, в которой ребенок учился в Беларуси, об обширных интересах и способности к иностранным языкам ректора явно не вдохновила. Он даже не взглянул на оценки и вообще производил впечатление человека, которому до голубой звезды интеллектуальный потенциал его подопечных. Убедившись, что реклама не катит, я прибегла к другому испытанному средству: завуалированной угрозе.

«Придется, видимо, обращаться в прессу, это ненормально, что ребенок месяц не может устроиться в школу », – притворно вздохнув, я засобиралась к выходу.

Бинго! С прессой ни в какой стране мира связываться не хотят. Через неделю Денис пошел в шведскую школу. В седьмой класс. Учиться в Швеции начинают с шести лет в нулевке и заканчивают либо к девятому классу (это те, кто потом совсем никак), или после гимназии, то есть к 19 годам. Ни в армию, ни замуж никого не гонят. Армия полуконтрактная, а ранние браки не популярны.


Даже не знаю, сколько лет мне потребовалось прожить в Швеции, чтобы, наконец, научиться не спешить. Года два как минимум. Поначалу мне безумно хотелось подтолкнуть этих теток, хронически тормозящих в дверях, или легонько пнуть в спину еле плетущихся мужиков. Я же привыкла –  с утра шоколадку под язык и бегом по делам.
Примерно с такой установкой я и летела на мои языковые курсы. Давайте, быстренько учите меня, времени же, как всегда, в обрез.
Меня встретила – ta det lungt! –  спокойная, как удав, преподавательница. Усадила за круглый стол, познакомила с народом и вручила книжку.
–  Не волнуйся, –  пропела она ласково, –  мы тут никуда не спешим. Ты будешь заниматься в своем темпе.
Я чуть не съехала под стол! В «МОЕМ темпе» и «никуда не спешим» не сочеталось ни под каким соусом!

В дальнейшем выяснилось, что многие мои сокурсники учились тут годами. Милая китаяночка с испуганными глазами тяжело вздыхала после каждой контрольной. Мы догадывались – нужные баллы опять не набрались. А ведь уже два года долбит этот несчастный язык. Догадывались, потому что в шведской школе оценки не разглашаются. Никаких «молодец Калле, возьми с полки пряник!» или «забирай свою двойку, Йоран, и пусть родители завтра в школу придут!» – такое ни в каком шведском страшном сне не приснится. Оценки – штука интимная. С ними надо осторожно, плохая оценка может убить веру в себя и нанести непоправимый вред психике. Поэтому первые оценки в шведской школе ставят в... ВОСЬМОМ классе. Сейчас, прослезившись после публикаций интернациональных результатов школьников, где Швеция стабильно теряет позиции, начали оценивать знания в шестом. Но чадолюбивая шведская общественность обеспокоена. Рано, говорят, школьники тааакой стресс получают.

Отучившись пару недель в шведской средней школе, Денис тоже получил стресс. Пришел домой с глазами по полтиннику и прошептал: «Угадай, что они решают на математике в седьмом классе? Примеры, которые у нас дают в четвертом!»

Продолжение следует

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.