Шведская стенка

0 190 10 Ноя 2017

Продолжение. Начало здесь.

– Мама, куда мы приехали? – с ужасом выдохнул мой ребенок.

А приехали мы в небольшой поселок под названием Усби (Osby), что в переводе означает «деревня в устье реки». Вечно сонный и особенно пустынный по вечерам городишко, как, впрочем, почти все шведские небольшие населенные пункты. («И куда ты едешь?! – предостерегал меня коллега-журналист. – Это же страна, где в шесть вечера все вымирает!»).

После агрессивной сутолоки почти двухмиллионного Минска жизнь в местечке с 7 тысячами населения показалась поначалу забавной. Ну представьте себе, что вы живете в декорациях к сказкам Андерсена. Небольшие дома, много деревянных, и они по-прежнему топятся дровами. Ты приходишь в магазин, и выясняется, что он празднует свое 150-летие, поэтому в витринах выставлены товары, которые когда-то покупали прадедушки нынешних обитателей. Детки бегают в школку, которой тоже недавно стукнуло – ни много ни мало – 100 лет. Прибавьте ко всему этому озеро площадью примерно в пять квадратных километров и природный заповедник, до которого тридцать минут ходьбы из центра, то вам самим захочется убрать с карты города железную дорогу, которая значительно портит ландшафт. Но делать этого не надо. Потому что именно она стала для нас впоследствии дорогой жизни. Без нее нормальному городскому жителю в этой деревенской идиллии можно повеситься.

Но поначалу вешаться некогда, надо приноравливаться к новой жизни. Обойдя за час все местные достопримечательности, я насчитала: церковь – 1 штука, библиотека, она же выставочный зал – 1шт., бассейн и (привет минчанам!) ледовый дворец, боулинг-зал, теннисные корты, футбольное поле, два больших продовольственных магазина (позже построят и третий), три банка (два впоследствии сдохнут), одну почту (сдохнет очень скоро), три (?) пиццерии (они вымирают и плодятся неконтролируемо, точное количество до сих пор остается для меня тайной; такая же ерунда с банкоматами, они тоже живут своей жизнью). Кроме того, имелся десяток разнокалиберных магазинчиков и очень приличный музей игрушек (здесь когда-то была знаменитая фабрика игрушек BRIO, которые теперь успешно и дешево штампуют китайцы, оставив безработными больше сотни не ожидающих такой подлянки шведов). Не поддающиеся учету парикмахерские даже описывать не буду. У шведских парикмахерских в маленьких городах, вероятно, есть какая-то тайная, не понятная непосвященным функция. При таком количестве мастеров на душу населения все городское поголовье должно быть идеально постриженным и ухоженным. Ан дудки! Самая распространенная прическа: «Ну да, расческа потерялась еще в прошлом году!» Я слышала, что количество пиццерий и парикмахерских служит здесь негласным индикатором захолустности. Чем больше вышеназванных, тем безнадежнее местечко. В Усби их было угрожающе много.

Но не парикмахерские отравляли мою новую жизнь в этом, как я для себя его окрестила, райцентре со всеми удобствами. Самым мучительным оказалось полное отсутствие анонимности. Через какое-то время мне стало казаться, что меня тут знают ВСЕ. На улице случайные люди спрашивали, как дела у моего мужа, в библиотеке мне рассказывали, как замечательно отвечал в школе мой ребенок, в бассейне интересовались, почему у меня сегодня другой купальник, а в спортзале были озабочены здоровьем моей свекрови. Кто все эти люди? За сорок лет жизни в Минске я с трудом различала соседей по лестничной клетке, а здоровьем моей тамошней свекрови могли интересоваться только самые близкие.

Тут все знали всех до пятого колена. С соседями надо было не просто поздороваться, но и расспросить про их чад и домочадцев, желательно не перепутав имена и не забыв упомянуть о кошке хозяев. В магазине без разговора о погоде и природе неприлично было подойти к стойке с продукцией. В кондитерской тебя ласково спрашивали: «Как обычно?» – и ты понимал, что и тут тебя тоже посчитали. Короче, милые провинциальные обычаи давались мне с трудом. Но я явно забежала вперед. Потому что прежде чем участвовать в социальных играх вновь прибывшему надо научиться элементарно понимать, чего от тебя хотят. И английский в шведской глубинке не спасает. Шведский нужен был, как воздух. Поэтому я пошла в школу.

Продолжение следует

 
Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Чтобы оставить комментарий, вам необходимо авторизоваться.