Как белорусский лес украинцев кормит

1 1182 26 Июл 2014

«Как нас по ягоды сюда не пускали, так просто реветь хотелось. Жить–то на что?» — с 63–летней Татьяной Михайловной Кравченей, жительницей приграничного с Беларусью украинского села Дроздынь, мы разговариваем в лесу, который наши южные соседи исторически считают своим и куда, едва ли не всем населенным пунктом пересекая границу, каждый день ходят, как на работу. Наш УАЗ–«вездеход» пробирался по лесным «магистралям» из лельчицкого села Дзержинск два с половиной часа до знаменитых Мерлинских болот — настоящего ягодного царства, которое, по сути, осталось единственным кормильцем для тех, кто волею геополитики после развала Советского Союза оказался по ту сторону леса и границы.

Бабушка Кравченя Говорят, что осенью — в самый разгар клюквенного сезона — в этом лесу, словно в оживленном азиатском мегаполисе. Ни пройти и ни проехать, от велосипедов и мопедов не увернуться. Нынче же — межсезонье. К тому же неурожай. Вот и получается: по оперативным данным Полесского лесхоза, белорусско–украинскую границу в упрощенном пункте пропуска «Мутвица», что возле Дроздыни, за полдня пересекли только 23 человека. Капля в море по сравнению со среднестатистической тысячей...

Мы понимали: встретить одного из редких гостей в такой огромной по меркам нашей страны «тайге» — это будто найти иголку в стоге сена. И все же нашли. Сначала обнаружили оставленную у дороги корзинку, затем и ее владелицу — бабушку. Завидев журналистский десант, она испуганно перекрестилась. Неужели что–то нарушила? Если так, больше в этот лес белорусские пограничники ее не пустят... Впрочем, утверждает сопровождающий нас консультант управления лесного хозяйства Министерства лесного хозяйства Андрей Бурый, дисциплинированнее ягодников, чем наши соседи, еще надо поискать. Таким не нужно лишний раз напоминать о том, что в лесу нельзя мусорить, бросать окурки, собирать чернику и клюкву гребенками. Пропуском, разрешающим им попасть в Беларусь коротким путем, дорожат все.

Бабушка Кравченя сетует: черники этим летом очень мало. О масштабных заготовках, о тысячах долларов заработка пока и мечтать не приходится. Собрать бы для себя... Но успехи пока не ахти: за полдня Татьяна Михайловна не смогла наполнить даже три бидончика. Куда годится для опытного ягодника? Вздыхает: толку мало, только голова от багульника болит, ноги от воды сводит и ноют да и комары заедают. День–два–три односельчане походили, максимум неделю, да и махнули рукой...

— А в прошлом году и продавала ее, и варила. Черники и клюквы было столько, что нам хватало, чтобы год прожить. Приезжали к нам заготовители, прямо в село! Сколько хочешь — столько и сдавай. И на базар, бывало, везли. У кого семья большая — а таких у нас много — богато зарабатывают. Один немного наберет, второй, третий... И так каждый день. Мы же все, дороженькие, сюда идем. Здесь же в лесу каждая кочка, каждый пенек знакомый... А знаете почему?

Знаем, Михайловна. Знаем, что в шестидесятые годы ради строительства воинского полигона снесли десятки местных деревень, а их жителей переселили на территорию Украины. Знаем, что после развала Советского Союза лес от коренных белорусов, оказавшихся волею судьбы в соседней стране, отделила граница. Что полешуки все равно то и дело «брали Мерлин». Хоть и нелегально, став самой настоящей головной болью для пограничников. Несколько лет назад их передвижения узаконили на межгосударственном уровне, наконец–то открыв специально для сельчан из трех конкретных населенных пунктов — Дроздынь, Березовое и Познань — три упрощенных пункта пропуска...

— У нас около села такого богатства нет. Да и коров пасти негде даже. Мы сено у вас косили. Вон там — около речки. «Чарот» там хороший. Накосим, нагребем, возьмем машину или трактор и домой привезем. И мы спокойные... Беларусь для нас — кормилица. А может ли прокормить Украина? А я знаю? Пенсии всего 1.113 гривен... В паспорте Татьяны Михайловны в графе «Национальность» раньше было написано: белоруска. Потом росчерком пера она стала украинкой. Впрочем, и в этом ее никто не переубедит, с белорусами украинцы и сейчас одна большая семья.

— Михайловна, вернулись бы в Беларусь? — прощаясь, интересуюсь у бабушки. Молчит, затем еле заметно кивает и опускает глаза...

— Вы же это по телевизору покажете? Как я что–то плохое про свою Украину скажу? Это же наша страна...

Дедушка Маринич Василий Федотович Маринич из деревни Дроздынь по пути домой остановился пообщаться с лесником. В его лукошке — «лисицы». В голосе — какая–то подспудная безнадега. В унисон Татьяне Михайловне Кравчене, равно как, впрочем, и любому украинцу, которого мы могли бы встретить на своем пути, он твердит: «Спасибо вашему Президенту, что он нас сюда пускает. Как жить–то, если не с леса?» — Фабрик у нас нет. Заводов нет. Я в совхозе работал, а потом контора сгорела — и хозяйство пропало. Многие на «вербовку» ездят. Да хотя бы в Беларусь. В парники — огурцы растить. Телят пасти. А я как поеду? Старый уже.

Украинцы из приграничных сел, впрочем, и не скрывают: зачем где–то работать, если лес прокормит? Виданное ли дело, чтобы в течение всего сентября в школу на уроки, бывало, ходили лишь одни учителя? На болоте тем временем были и стар и млад...

— Пенсия такая, что два раза в магазин сбегал, по пару килограммов селедки купил — и грошей уже нет. Как живем? Хозяйство держим. Мое — корова, конь... Только вот коров нынче осталось мало. По одной–две на семью. А раньше, знаете, сколько было?

Знали бы вы, Василий Федотович, что в Беларуси нынче на всю деревню коров порой и десятка не насчитать... Молоко уже давно предпочитают покупать. Но, похоже, для деда Маринича это отличие — единственное в укладе украинцев и белорусов.

— Не тянет ли меня обратно в Беларусь? А какая разница, где жить? Белорусы — такие же, как и мы. Вот лесника из Дзержинска встретил. Такой же. И проблемы у него те же. И мы, и вы в лес за черникой ходим. Абы войны у нас не было. Хотя вроде бы тут тихо, не так, как по телевизору показывают...

Дмитрий УМПИРОВИЧ, "Советская Белоруссия"

Фото: Александр СТАДУБ

Комментарии пользователей (1)
Оставьте ваш комментарий первым
Елена Садовская    26 Июля 2014 в 12:54
0
0

Более 1000 долларов могут заработать граждане Украины на дарах белорусского леса
Жителям десяти украинских деревень с 1 июля разрешено пересекать белорусскую границу в упрощенном порядке. Возможность, в частности, предоставляется тем, кто направляется на территорию Полесского лесхоза в поисках ягод и грибов. С начала месяца через специально созданные пункты пропуска уже прошло более 5,5 тыс. человек. Корреспондент БЕЛТА приняла участие в рейде государственной лесной охраны, направленном на проверку соблюдения гражданами правил поведения в лесах.
Дома украинские - корни белорусские
"К белорусско-украинской границе поедем через "танцующий лес", - сказал участникам рейда директор Полесского лесхоза Алексей Маринич. Он пояснил, что на Полесье много болот и почва здесь неплодородная. "Деревья изо всех сил борются за жизненное пространство, изгибая стволы во все стороны, словно танцуют. Это особенность местной природы", - добавил директор и пригласил участников рейда занять места в автомобиле ГАЗ-66 - транспортном средстве, габариты и мощность которого позволяют передвигаться по извилистой колее местной чащи.

"Украинские деревни расположены в нескольких километрах от белорусской границы. Однако большинство их жителей - этнические белорусы", - рассказал Алексей Маринич. В 1962 году, когда на территории Полесского лесхоза создавался военный авиационный полигон, людей из местных деревень расселили. Часть белорусов осталась жить в БССР, но многим пришлось переехать на постоянное место жительства в УССР.

"Вот эти люди и живут до сих пор на украинской земле, - отметил директор лесхоза. - Получается, у нас стена леса стоит, а у них только поляны… и земли совсем неплодородные". А между тем, добавил руководитель лесхоза, деревни там немаленькие. "Например, в Березовом и Старом селе живут примерно по 4 тысячи жителей. И семьи большие - во многих по 10-12 детей", - пояснил специалист.

В июле 2011 года Беларусь открыла украинским гражданам, жителям приграничных населенных пунктов, временный доступ на свою территорию для сбора ягод и грибов. В начале 2013 года на основании соглашения Совета Министров Беларуси и Кабинета Министров Украины о порядке пересечения белорусско-украинской государственной границы привилегия стала постоянной.

"Согласно документу, на белорусско-украинской границе действуют три сезонных пункта пропуска. Они работают дважды в год: с 1 июля до 10 августа (сезон сбора черники) и с 30 сентября до 15 ноября, когда плодоносит клюква", - рассказал Алексей Маринич.

Раньше, чтобы попасть на территорию Беларуси, жителям Украины нужно было проходить пограничный переход в порядке живой очереди. А теперь на пунктах пропуска имеются списки жителей всех деревень, которым разрешено посещать страну, и оформление происходит почти мгновенно. В лес приходят (или приезжают на велосипедах) люди разного возраста, среди них много молодежи.

Если лес - единственный кормилец...
"За ягодами и грибами сюда приходят в основном украинцы. В последнее время за день встречаю около 20-50 человек, а всего неделю назад только за полдня мимо меня проходило около 300", - рассказал лесник Храпунского лесничества Василий Шевчук. Но, в этом году, хотя черничный сезон еще не подошел к концу, ягодников приходит немного. "Черника не уродилась, вот и отправляются за ней значительно реже, чем в более урожайные годы", - пояснил лесник.

"В этот лес по ягоды и грибы мы ходим всей деревней с детства", - рассказала жительница украинской деревни Дроздынь Татьяна Кравченя. Возле села, в котором женщина проживает, ягод и грибов совсем нет. "Когда нас не пускали на территорию Беларуси, то люди страдали: фактически было не на что жить. Чтобы заработать, приходилось ездить очень далеко на покос, а потом везти траву в деревню. Тяжело было…" - вспоминает она.

Женщина собирает лесные дары только для себя, а вот большие семьи, по ее словам, научились хорошо зарабатывать на грибах и ягодах. "В лес ходят ежедневно. Каждый собирает по чуть-чуть, но за один сезон на продажах можно заработать несколько тысяч долларов", - рассказала собеседница.

Поделилась она и небольшим секретом местного населения: чтобы сохранить клюкву до зимы, когда спрос вырастает, ягоду держат в воде. К слову, спрос на лесные дары не убывает. Раньше их возили на рынок, а теперь прямо в деревню приезжают работники предприятий-переработчиков, которым можно сдавать ягоды в любых объемах. Главное, чтобы было, что сдавать.

"В лесу попадаются в основном лисички, но есть и моховики. Черника в этом году совсем не уродилась, а за клюквой пойду по осени, - рассказал еще один житель Украины Василий Маринич. - Моей пенсии хватает только на то, чтобы два раза в магазин сходить селедки купить. Так что живу с даров белорусского леса".

Жители Украины стараются не оставлять после себя мусор и бережно относиться к природе. "Лес надо уважать, а загрязнять его - большая наглость", - добавил Василий Маринич.
Не марая рук...
"За нарушение Правил заготовки второстепенных лесных ресурсов, к которым относятся ягоды и грибы, выписывается предупреждение, на основании которого доступ на территорию страны в упрощенном порядке могут закрыть", - сказал консультант управления лесного хозяйства Министерства лесного хозяйства Беларуси Андрей Бурый.
Впрочем, отмечает специалист, иногда встречаются случаи сбора ягод запрещенными методами, например с помощью механических приспособлений (ручных комбайнов, гребенок). При таких способах сбора повреждаются ягодники и урожай в последующие годы может значительно ухудшиться.
"Однако такие прецеденты не носят массовый характер", - добавил представитель Минлесхоза. Он пояснил, что для ягодников и грибников из Украины созданы условия, позволяющие собирать ягоды и грибы, не нарушая закон. Так, пересекать границу они могут на протяжении дня - с 6.00 до 22.00 (при условии возвращения в эти же сутки на территорию Украины). Раньше действовало ограничение по весу собранных природных даров. Тогда из леса можно было вынести до 20 килограммов грибов, ягод. Сейчас этого нет.

"Граждане Украины рады, что получили возможность посещать леса в упрощенном порядке, поэтому стараются играть по правилам, установленным для них белорусским законодательством", - резюмировал специалист. Подтверждением этому могут послужить и результаты рейда лесной охраны, во время которого не было вынесено ни одного предупреждения.
 


Мария ДМИТРИЕВА, БЕЛТА
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.