Виктор Ровдо: «Болотник – это связующее звено между туристами и природой»

Надежда Суслова
обозреватель
3 3162 27 Дек 2017

Ни для кого не секрет, что сегодня понятие «анимация» становится все более популярно. Аниматоры все чаще появляются и в заповедниках и заказниках, изображая различных исторических, сказочных или мифических героев. Но, к сожалению, их уровень зачастую оставляет желать лучшего. Возможно, организатором подобных аттракций не хватает знаний и вкуса. Или причина в чем-то другом? Об этом и многом другом мы беседуем с Виктором Ровдо, который сегодня жителям Беларуси, ближнего и дальнего зарубежья знаком под именем «Болотника необыкновенного», обитателя Березинского биосферного заповедника.

– Виктор, в чем особенности, специфика  анимации на природе?

  – Дело в том, что многие аниматоры считают, что стоит им нарядиться в какой-либо костюм – и готово, они уже в образе. Но зачастую получается не персонаж, а «а-ля персонаж», что совершенно иное. В театре существует такой термин – привязка. То есть персонаж должен быть привязан к той теме, местности или к программе, в которой он участвует. Кроме того, аниматор должен быть художником и творцом, лепить свой образ не по общим правилам, а индивидуально, потому что анимация – это мини-спектакль и зачастую – одного актера. 

2013-08-15_u1_2921.jpg 2013-08-15_u5_3332.jpg 2013-08-16_u3_3648.jpg 2011-08-11_5506.jpg

– После появления информации об открытии мифологической тропы  в Березинском заповеднике, на нашем сайте многие читатели стали писать: «Зачем мифологизировать природу и пр.? Природа сама по себе прекрасна, и не нужно ее портить всякими представлениями!» Что вы об этом думаете? 

– Считаю, что анимация, тем более анимация на природе – это один из важнейших инструментов и приемов, позволяющих донести до гостей основную идею, лучше раскрыть тему. Вот представьте себе: вы пришли в ресторан, а вам вместо заказанного блюда принесли набор продуктов! Да, конечно, потом в желудке все это перемешается, но ощущения все-таки будут не те. Черно-белые картины, нарисованные художником, могут быть очень хороши, но, на мой взгляд, чем ярче палитра – тем лучше. До того как родился Болотник НЕобыкновенный, и я, и мои коллеги просто проводили экскурсии, рассказывали о природе заповедника, его обитателях и пр. Бывали экскурсии удачные, бывали не очень. И когда я проработал достаточно долго, то подумал: «А почему бы не попробовать внести в экскурсии элементы театральной постановки, сделать мини-спектакль? Если экскурсовод выступит в роли Болотника?» Так и появился этот персонаж. 

– Почему именно Болотник? В Березинском много и других биотопов – можно было бы стать Водяным, Лешим и прочими героями – кроме Русалки, разумеется?

– Здесь все очень просто. Березинский заповедник обладает огромной территорией – около 85 тысяч га. И 60 процентов этой территории занимают болота. Это уникальный биотоп, неслучайно наши болота, как всем известно, называют легкими Европы.

– Болотник задумывался положительным или отрицательным персонажем?

– Болотник – персонаж негативный. Но, учитывая, что этот образ исключительно индивидуальный, я стараюсь насытить его разными чертами. Главная его задача  – доказать и рассказать посетителям, что человек, как и любой живой организм, должен оставить после себя не выжженную землю, а позитивную среду обитания. И Болотник как бы говорит: «Люди, одумайтесь! Живя сегодня, имея такую уникальную природу, вы должны думать о будущем, о том, как будут жить ваши потомки! Как о вас будут вспоминать ваши дети и внуки!» Поэтому для тех, кто неправильно ведет себя на природе, кто варварски уничтожает природные богатства, для браконьеров – Болотник злой. А для тех, кто приходит на природу с хорошими мыслями и чувствами, – он добрый. Мне хочется, чтобы люди, уезжая из заповедника, сохранили в себе вот это зернышко доброго отношения к природе. 

2011-08-11_5713.jpg 2011-08-11_5539.jpg 2011-08-11_5750.jpg 2011-08-11_5518.jpg

– За прошедшие годы образ и персонаж Болотника претерпели какие-либо изменения: облик, содержание, тексты?

– Когда началась работа над внешним обликом Болотника, мне прежде всего хотелось избежать чего-то ненатурального, бутафорского. Хотелось максимального приближения к природе. Поэтому первоначально жена даже делала мне бороду из сфагнума. Это оказалось не очень практично: борода «жила» максимум неделю, а потом ее приходилось менять. Кроме того, она была тяжелой. Костюм также претерпел изменения. В первом варианте на мне было что-то зеленой маскировочной сетки. Затем над костюмом поработала костюмер из Борисова, которая внесла в него элементы белорусской символики. Сейчас мне сшили новый костюм, но как-то он «не лежит». Одно дело – стоять в удалении от группы, а совсем другое – быть в толпе.

– Наверное, все хотят до Болотника дотронуться…

– Не то слово! Особенно дети. Они все пытаются заглянуть под бороду и посмотреть, что же там! Дергают за бороду. Бывали случаи, что и вовсе отрывали. Поэтому при первом знакомстве я ставлю некие барьеры, говорю им: «Разве вас родители так учили, как себя вести?»

– Получается, что Болотника туристы не боятся?

– Бывает по-разному. Вот есть у нас такой маршрут «Тур для сов». Вечером туристы проходят по мифологической тропе, а потом садятся возле болота чайку попить. И вдруг из болота вылезает чудовище! Тут начинаются такие крики!

– Какая публика лучше и быстрее отзывается на анимацию: наши соотечественники, иностранцы, взрослые, дети?

– На этот вопрос ответить очень сложно. Все зависит от людей. Наши соотечественники зачастую приезжают в заповедник с некоторой долей скепсиса: «Что я, леса не видел, что ли?» Но уезжают уже с совсем другим настроением. Многие взрослые в душе остаются детьми и охотно верят в сказку. И, наоборот, до многих детей очень сложно достучаться. С иностранцами в этом смысле работать легче: они приходят от нашей природы в полный восторг и говорят: «Вы даже себе не представляете, каким богатством владеете!» Это очень благодарная публика. 

2013-12-14_1_1550.jpg 2017-09-2-10--4544.jpg 2013-12-14_1_1648.jpg 2013-12-14_1_7202.jpg

– В рамках американского и европейского проекта вы вместе с Виктором Короваем из «Мастерской впечатлений» учили детей из местной школы становиться сказочными персонажами. На ваш взгляд, кто-то из них в будущем станет заниматься анимацией?

– Судить об этом трудно. Но то, что дети с огромным удовольствием вживались в образы сказочных героев, получили знания в области пластики, правильной речи, языка жестов, – это факт. О том, какие эмоции они получили, я могу судить по реакции своего 9-летнего сына. Когда он поучаствовал в ночной анимации на мифологической тропе, то долго не мог уснуть и говорил: «Папа, я хочу быть только аниматором!».

– Несмотря на довольно значительный интерес к мифологическому фестивалю, в нынешнем году посетители на нем практически отсутствовали. Хотя, на мой взгляд, идея прекрасная. Почему так произошло?

– Тут, на мой взгляд, несколько причин. Для любого фестиваля необходима хорошая погода. А в такое время, когда и световой день короткий, и на улице слякоть, любой человек подумает: «А для чего я буду поднимать с дивана свою пятую точку и ехать неизвестно куда?» Я специально посмотрел афишу разных праздников и фестивалей в Беларуси на ноябрь-декабрь, и ни одного уличного праздника не обнаружил. Затем – у нашего фестиваля непонятная целевая аудитория. На кого он рассчитан, неизвестно. Кроме того, подобные мероприятия нуждаются в широкой и заблаговременной рекламной кампании. А у нас объявление о фестивале появилось только за неделю! И еще. Любой фестиваль и праздник необходимо украшать «звездами», чтобы люди говорили, что поедут их послушать или посмотреть на любимого известного исполнителя либо музыкальную группу. В общем, на мой взгляд, над фестивалем мифологии в будущем году нужно начинать работать уже сейчас.  

– Расскажите о планах на будущее: как дальше, с учетом имеющейся мифологической тропы и музея мифов, будет развиваться это туристическое направление?

– Музей и мифологическая тропа – это хороший задел на будущее, большой потенциал. Сейчас мы включили посещение этих объектов в нашу новогоднюю программу. Общение с туристами показывает, что они испытывают интерес к теме мифологии, к верованиям наших предков. Учитывая тесную связь мифологии с явлениями природы, это очень благодатная тема, и мы будем ее активно развивать. Болотник тоже будет меняться и совершенствоваться, потому что существует такой принцип: чем выше ставишь планку, тем лучше – есть к чему стремиться!

          Справка: Центр мифологического туризма в Березинском заповеднике создан в рамках проекта «Содействие переходу Республики Беларусь к зеленой экономике»,  финансируемого ЕС и реализуемого ПРООН, и включает в себя Музей мифологических существ, экспозицию под открытым небом «Мифологический хуторок» и экологическую тропу «В краю мифов».

 – Спасибо за беседу!

– Пользуясь случаем, хочу поздравить всех с наступающим Новым годом и пригласить в гости к Болотнику в Березинский заповедник!

Справка: Виктор Ровдо окончил Харьковский государственный институт культуры по специальности режиссер-руководитель театрального коллектива. С 2009 года работает в отделе туризма и экопросвещения Березинского биосферного заповедника. Дипломант X Республиканского туристического конкурса «Познай Беларусь» в номинации «Лучший экскурсовод».

Комментарии пользователей (3)
Оставьте ваш комментарий первым
Svetlana Koshkina    27 Декабря 2017 в 18:41
0
0
Виктор Геннадьевич – не только гениальный экскурсовод, которому посвящены тысячи восторженных отзывов посетителей заповедника, но и удивительный, глубокий и очень тонкий человек, с которым можно говорить часами об всём на свете. Его Болотник – самый душевный и замечательный, и если бы он один воплощал собой всю "мифологичность", не было бы разных мнений на тему интерпретаций. Но немалому количеству людей (в том числе имеющим непосредственное отношение к ББЗ и/или заповедному делу), и я в их числе, непонятны и не очень приятны эти сомнительные инсталляции в девственном лесу Заповедника и прочие активности, перечислять которые здесь нет нужды.
Надежда Суслова    5 Января 2018 в 12:07
0
0
Вопрос с инсталляциями, установленными на мифологической тропе в Березинском заповеднике - весьма неоднозначный. Соглашусь, что не все они являются образчиками высокого вкуса и художественности. Вместе с тем, на ночной экскурсии по тропе, большинство - очень уместны и заставляют работать воображение. Особенно впечатляются дети. С этими инсталляциями проще раскрывается тема мифологии. Кроме того, пока это - единственный подобный опыт. Наверное, стоит посмотреть на его результаты. Вы же знаете, Светлана, что плохое и ненужное отторгается, а хорошее и полезное остается. 
Svetlana Koshkina    7 Января 2018 в 22:07
0
0
Надежда, спасибо за ответ! Надеюсь, так и случится. Моё персональное отношение высказано скорее не к теме самих своеобразных "интерпретаций" или попыткам "раскрутить" тему местной мифологии, сколько к площадке их применения. Всё же Заповедник (канонически) – это эталон первозданной природы. Потому странно ждать от него каких-то завлекательных карнавальных инициатив.
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.