Витебский ботаник собрал в комнате общежития половину растительного мира Беларуси

0 1697 12 Фев 2015

Витебский педагог Игорь Шимко живет в вузовском общежитии. Но занимает одну комнату в блоке. Вторую отвел под нужды науки — хранит там личный гербарий, которому позавидует любой университет.

Игорь остроумно шутит, открыт и приятен в общении, любит свое дело. Растения — его стихия. Игорь рассказывает о них так увлекательно, что хочется летом пойти с ним в поход — искать эти травы и цветы, пишет TUT.BY.

— Ботаникой я увлекся после армии. Поначалу собирал что угодно. Потом окончил биологический факультет Витебского педагогического института. И делал это уже целенаправленно — в основном редкие виды, — рассказывает он.

Игорь Иосифович работает старшим преподавателем кафедры кормопроизводства Витебской государственной академии ветеринарной медицины. Он один из 11 соавторов Красной книги Беларуси, автор более 60 статей в научных изданиях.

За почти 30 лет Шимко собрал около 1800 видов растений. Для сравнения: всего в Беларуси их около 3 тысяч. В коллекции Игоря Шимко — примерно 9 тысяч экземпляров засушенных растений (гербарных листов). Фантастика — более половины представителей флоры Беларуси вместилось в комнате общежития!

Одну стену занимают стеллажи, разделенные на секции. Растения классифицируются по видам, семействам и родам. И в этом царстве засушенных стебельков, корешков и цветков Игорь как рыба в воде. Найдет нужное растение за несколько минут!

А в шкафу напротив хранятся в основном краснокнижники. Из живых растений в комнате — только бересклет японский и еще несколько горшков с неприхотливыми комнатными цветами. Здесь темно, капризные растения расти не хотят, объясняет хозяин.

Увлечение Игоря довольно затратное. Классический гербарий нашивается на плотные листы бумаги. Они хранятся в рубашке из кальки. Но плотная бумага и калька — роскошь по сегодняшним временам, ведь преподавательская зарплата 3,5 млн рублей. Поэтому в ход идут газеты.

— Сейчас растения не подшивают даже в гербариях в Академии наук Беларуси и Белгосуниверситета. Это дорого. И у них довольно часто в газетах хранятся, — говорит Игорь Шимко.

Собранные растения надо правильно засушить. Это делается в гербарной сетке. Потом нашить или приклеить тонкими полосками бумаги. И подписать этикетку с названием растения, датой, местом сбора, фамилией сборщика. «Гербарий без этикетки — всего лишь сено», — говорят ботаники.

Кажется, что найти какой-то цветок или травинку — пара пустяков. Но чтобы в Красной книге появился новый кружочек, обозначающий, что в таком-то месте обнаружили такое-то растение, ботаники иногда рискуют жизнью.

Фото из личного архива Игоря Шимко

— Этим надо болеть. В экспедиции можешь три дня идти под дождем и собирать растения. А их ведь еще надо сберечь, чтоб не сгнили тут же. Проходим в день десятки километров. Спим в палатках. Чай пьем, бывает, из воды, взятой в болоте и прокипяченной на костре.

Один раз едва не утонул, упав в озеро со сплавины — это толстый слой сплетенных растений вдоль берега. Вовремя ухватился за сук. Телефон намок, отдавал его в ремонт. А однажды чуть не умер на болоте. Там вокруг такая красота, что она мне часто снилась, я даже коллегам говорил: если умру, похороните меня в этом болоте. И вот в одной из экспедиций это едва не случилось — так трудно было выбираться из того кочкарника.

Чтобы стать настоящим ботаником, жизни мало. И еще: в нашей профессии мало женщин. Только выносливые. А в остальном ботаники — самые обычные люди. С той разницей, что другие видят траву, а мы — растения, — рассказывает владелец гербария.

Карликовая береза — редкое в Беларуси растение. Фото из личного архива Игоря Шимко

Меч-трава. Фото из личного архива Игоря Шимко

Водяной орех. Фото из личного архива Игоря Шимко

Хранить коллекцию в домашних условиях непросто.

Часть гербария съели насекомые, — признался собеседник. — Заводятся личинки. Причем любят в основном ядовитые растения типа борца, молочая. Средство борьбы — промораживание. Выношу папки на балкон в сильный мороз, когда градусов 25-30. В теплое время года помещаю в морозилку. Иногда насекомых приходится давить. Такая профилактика делается несколько раз в год. Еще слежу, чтобы в помещении не было сырости. А сколько переездов пережила моя коллекция! Три!

Дальнейшая судьба коллекции пока не известна даже владельцу. Игорь получил собственную квартиру и готовится к переезду. Но в новом жилье ему хочется комфорта, тем более что квартира однокомнатная. Вопрос: куда девать огромный и ценный для науки гербарий? В квартире для него нет места. Оставить коллекцию в общежитии тоже вряд ли получится.

Идеальный выход, считает Игорь, если какое-то помещение предоставит ветакадемия.

— Посмотрим, пока не знаю, как быть. Но спасибо ректору академии Антону Ятусевичу, что выделил мне место в этом общежитии, — говорит преподаватель.

Когда придет пора решать, кому передать «наследство» насовсем, витебский ученый склоняется к мысли, что это будет серьезное хранилище. Например, Ботанический институт имени В. Комарова Российской академии наук в Санкт-Петербурге.

Пока Игорь Иосифович живет в общежитии, к нему забегают соседские дети. Они любят рассматривать под бинокуляром букашек и... деньги. Видны мельчайшие детали! Ну а для ботаника это обычный рабочий инструмент.

 

Татьяна Матвеева, TUT.BY

Фото Игоря Матвеева

Комментарии пользователей (0)
Оставьте ваш комментарий первым
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.