Наука в Черной Реке

Юрий Янкевич
Председатель Брестского областного отделения АПБ
1 3461 1 Ноя 2017

Продолжение. Начало здесь.

В конце 70-х годов ХХ века «затерянная» карельская деревня Черная Река благодаря И.В. Бурковскому окунулась в науку. Изначально работа велась по изучению беломорских прибрежных микро-, майо- и макробентосов. Со временем тематика работ расширялась за счет включения в нее прибрежного планктона, макрофитов, рыб и массовых птиц. Благодаря данным исследованиям создавалось представление обо всей прибрежной экосистеме данного района, которую вполне можно рассматривать как репрезентативную модель беломорского мелководья. С таким объемом работы невозможно было справиться своими силами. Привлекались сотрудники извне – специалисты по различным группам организмов с кафедр зоологии беспозвоночных, позвоночных, ихтиологии, альгологии и микологии; по анализу среды – картографы, океанологи, гидрохимики и гидрологи.

Благодаря этому в окрестностях Черной Реки было открыто и описано свыше 15 новых для науки видов инфузорий, 13 видов рачков-гарпактикоид, одна новая для Белого моря и две новые для науки экады (формы) фукусовых водорослей. За 40 лет работы здесь сформировалось целое сообщество исследователей, студентов, аспирантов и сотрудников, которые уже сейчас имеют своих последователей. Все вместе они представляют Чернореченскую научную школу. Кроме этого, с 2001 года в деревне действует стационар по отлову и кольцеванию птиц, созданный силами и средствами сотрудника Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН Ильи Николаевича Панова.

Подготовка к работе

Подготовка к открытию сезона была одной из основных задач и при этом одной из самых тяжелых. В предыдущие годы на севере Карелии работало несколько стационаров, занимавшихся кольцеванием воробьиных птиц: «Тверский», «Ковда» и «Черная Река». По неизвестным мне причинам в этот сезон открывали только «Черную Реку». Раньше здесь устанавливали 60–70 паутинных сетей для отлова птиц. В этом сезоне все сети были в Черной Реке, а их немало – 120. Для установки такого количество сетей требовалось немало шестов. Часть использовалось с прошлого года, а часть пришлось заготавливать. Это очень важный этап, так как в последующем от шестов зависит быстрота выпутывания птиц (в особых случаях).

IMG_4185.jpg IMG_4207.jpg IMG_4224.jpg IMG_4433.jpg IMG_4531.jpg

Их заготовка делилась на несколько этапов: выбрать подходящий ствол, срубить его, очистить от коры, подождать 2-3 дня, чтобы сырая древесина немного подсохла, а затем зачистить наждачной бумагой. Транспортировка также является немаловажным этапом. Пока два человека занимались заготовкой, еще двое устанавливали паутинные сети. Расставлены они были на левом (примерно 80) и на правом (примерно 40) берегах Черной реки в основных биотопах местного ландшафтного комплекса: в пойме ручья, в хвойном лесу, в зарослях ивовых кустарников, в огородах с плодовыми кустарниками и т.д.

Работа обходчика и кольцевателя

Первый регулярный обход сетей мы делали в сумерках (в 3.40). В течение дня обходы производили каждый час до 13.00 и далее раз в полтора часа; последний обход начинали в сумерках и заканчивали в полной темноте у источника звука. Первые две недели число обходов равнялось 19. Постепенно оно уменьшалось, по мере того как дни становились все короче. Протяженность одного обхода (на левом берегу) равнялось 2100 м; на правом берегу, где работали девушки, – 1500 м. Нетрудно подсчитать, сколько обходчик нахаживал за день. Сети закрывались только в исключительных случаях, например, когда сутки и более шел дождь. В остальных случаях работа продолжалась с увеличением количества обходов.

IMG_4544.jpg IMG_4827.jpg IMG_4835.jpg IMG_4901.jpg IMG_2724.jpg

Кольцеватель имел ряд преимуществ, но ему тоже приходилось иногда попотеть. Мечение птиц сопровождается их детальным прижизненным обследованием. У каждой из пойманных птиц определялись пол, возраст, стадия линьки [по Рымкевич], величина жировых запасов, измерялись длина крыла и вес, регистрировались дата и время отлова и номер сети. Производился сбор паразитов, которых удавалось обнаружить на птицах.

Место остановки

Во время миграции птицам приходится несладко. Условия северной тайги на территории восточной Фенноскандии представляют собой своего рода экологические барьеры для мигрирующих птиц. В связи с этим они вынуждены совершать короткие броски, которые происходят между редкими и небольшими по размерам участками. Сельскохозяйственные и антропогенные изменения ландшафтов создают благоприятные условия для формирования миграционных скоплений. Хорошим примером может послужить Черная Река, которая является местом остановки большого числа воробьиных птиц.

50 000 птиц

Как я уже упоминал выше, этот стационар стал функционировать с 2001 года. Работа здесь начинается еще в июле, а заканчивается сезон кольцевания в начале октября. И так каждую осень, ведь именно осенняя миграция является ключевым сезоном для фаунистических наблюдений – это период, когда фиксируется больше всего редких видов. Именно в это время наблюдали залеты жулана, черноголовой славки, восточных пеночек (корольковой и зарнички), горихвостки-чернушки, белозобого дрозда, сибирской завирушки и др. За этот промежуток времени здесь было окольцовано уже более 50 000 особей, представляющих 98 видов птиц. В среднем за каждый сезон здесь отлавливается и кольцуется 4000–5000 птиц. Общий список в этом году пополнился еще двумя новыми видами для стационара: куликом-перевозчиком и пеночкой-трещоткой.

IMG_2836.jpg IMG_2885.jpg IMG_3098.jpg IMG_3232.jpg IMG_3609.jpg

Каждый год здесь переотлавливают своих птиц, окольцованных в предыдущие сезоны. Многие камышовые овсянки, зяблики, трясогузки, завирушки, пищухи возвращаются в районы гнездования из года в год. Самые «пожилые» из них были повторно отловлены в возрасте шести лет. Самыми многочисленными в отловах были следующие виды: пеночка-весничка, камышовая овсянка, варакушка, зяблик и др. В лучшие дни на каждом берегу удавалось поймать по 250–300 новых птиц, переотловов было по 100–150 птиц.

Эксперимент на эксперименте

Для работы было выбрано несколько модельных видов, которые редки на гнездовании в районе исследования, но многочисленны в период миграции, и виды, недавно освоившие северные территории (варакушка, белобровик, лесная завирушка, зяблик, вьюрок, камышовая овсянка и др.). При выборе также большое значение придавалось ритмам суточной миграционной активности: например, варакушка – типичный дальний ночной мигрант; тростниковая овсянка – типичный ближний, преимущественно дневной мигрант.

Каждая паутинная сеть имеет свой индивидуальный номер. Это необходимо для изучения биотопического распределения видов во время осенней миграции; благодаря данным переотловов устанавливались индивидуальные участки, которые птицы занимают во время остановок.

IMG_3631.jpg IMG_3646.jpg IMG_3672.jpg IMG_3700.jpg IMG_4030.jpg

Использование акустического привлечения птиц также превращается в очередной эксперимент, который дает хорошие результаты. Как правило, ночные мигранты лучше реагируют на акустические маркеры. Очевидно, что птицы, заканчивающие миграционный полет в темное время суток или в сумерках, более склонны ориентироваться на звуковые сигналы. Дневные мигранты имеют возможность оценить биотоп визуально, однако в случаях, когда подходящих биотопов не хватает, они, так же как и ночные мигранты, учитывают косвенные признаки при выборе места миграционной остановки.

Комментарии пользователей (1)
Оставьте ваш комментарий первым
Владимир Пенькевич    1 Ноября 2017 в 16:53
2
0
У  ученых-полевиков всегда неприхотливый  быт, ненормированный рабочий день, тяжелые и опасные  условиях работы...  Но у них  не занимать энтузиазма, тяги к исследованиям и путешествиям, жажды новых знаний!  Впечатляет объем проделанной работы: количество установленных сетей, количество окольцованных и обследованных птиц. Интересны  и снимки  некоторых  видов отловленных птичек!     Молодцы! 
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.