«В орнитофауне Беларуси мы наблюдаем необъяснимые явления»

Василий Гричик
заведующий кафедрой общей экологии и методики преподавания биологии биологического факультета БГУ, доктор биологических наук, доцент
3 3013 30 Янв 2015

— Чем больше мы «копаем», тем больше убеждаемся, как мало знаем о тех механизмах, которые происходят в орнитофауне сегодня. В науке бытует концепция, не всегда оправдывающая себя методологически, на основе которой очень многие люди пытаются объяснять исходящие явления. Если мы видим, что в природе произошло изменение — ищем, какие события произошли параллельно. Связывая их, мы пытаемся найти причину. Но, мягко говоря, те «горячие головы», которые использовали такую методологию, очень много раз «прокалывались».

Характерный пример тому — большой баклан. Птица, которая до последней четверти XIX века была обычным видом в Беларуси, в одно время стала сокращаться в численности и к началу XX столетия практически исчезла из белорусской орнитофауны. Нисколько не сомневаясь, некоторые специалисты объяснили: причина — сокращение количества рыбы в водоемах. Да, рыбы, действительно, в этот период стало меньше. Получается, что ответ готов. Но парадокс: количество рыбы неуклонно продолжало сокращаться весь XX век, и, несмотря на это, к началу 1980-х гг. баклан снова появился в белорусской фауне. В последнее же десятилетие прошлого века его численность резко возросла и продолжает расти дальше. Теперь эта рыбоядная птица стала обычным видом в Беларуси на фоне того, что рыбы точно больше не стало.

Такой пример подтверждает мой тезис: если два события произошли единовременно, не значит, что одно событие можно объяснить исходя из другого.

С точки зрения генетики, что мне ближе, повторное заселение нашей территории бакланами произошло вследствие изменения генетической структуры популяции. В популяции существовали птицы с такими генотипами и генами, которые определяют приспособленность к выживанию отдельных особей в сложных условиях. Те, которые не обладали таким генетическим фактором, просто вымерли. Для остальных нужно было время для размножения и расселения. В генетике этот процесс называется генетическая перестройка популяции.

Интересно, что количество видов, исчезнувших за последние 100 лет, меньше, чем появившихся в нашей фауне. Например, происходит увеличение видов орнитофауны.

Расселяются птицы по разным причинам, в том числе из-за отсутствия свободных экологических ниш. Вид достигает высокой плотности, усиливается прессинг конкуренции — так появляются группы мигрантов, которые, возвращаясь с зимовок, летят дальше своих родителей. 95% особей останавливаются в пределах радиуса, присущего каждому отдельному виду. Но есть и такие особи, которые могут улететь и за тысячу километров. Они как раз и являются резервом расселения популяции.

Известны и «виды-загадки», у которых численность падает, но миграция все равно наблюдается. Объяснить такое поведение практически невозможно.

Наверняка, наши орнитологи прозевали тот момент, когда индийская камышовка достигла пределов страны. Думаю, это произошло не в прошлом и не позапрошлом году — намного раньше, потому как в 2014-м ее уже обнаружили в Московской области. А это севернее Беларуси! Птицы в основном расселяются с юга.

Такая же ситуация и с овсянкой-ремезом. Уверен, что она где-то есть у нас. Небольших серых птиц заметить сложнее, поэтому в отличие от сизоворонки их появление отмечают не сразу.

С «синей птицей», как в обиходе называют сизоворонку, другая ситуация. Эта пернатая в годы моей студенческой молодости была обычным видом. Бывало, едешь по автостраде — на каждых 10 км ее встречаешь. Сейчас ничего подобного нет.

Почему так происходит? При поверхностном анализе можно списать на использование пестицидов на полях. Сизоворонка питается крупными насекомыми, которых сельскохозяйственные работники уничтожают. От недостатка корма, мол, она не выживает в Беларуси. Но это предположение перечеркивается появлением в нашей фауне золотистой щурки, которая таксономически близка сизоворонке и имеет схожее питание. Ее раньше не было в нашей фауне: в сводке Федюшина и Долбика «Птицы Белоруссии» от 1967 года золотистой щурки не числилось. А сейчас существуют стабильные колонии.

Из сельской местности исчезла серая ворона — вид, который в годы моей студенческой молодости считался привычным. Раньше за одну дневную экскурсию по Мядельщине я мог осмотреть 5-7 гнезд вороны. Сейчас прохожу по тому же маршруту — птицы не видать. Но при этом она остается обитателем городов.

Вместе с тем я помню, как в свои молодые годы долго и упорно искал гнездо ворона. Но на 10 квадратных километрах нашел всего одно. Сегодня там, где я когда-то его исследовал, численность увеличилась как минимум в 5 раз.

В ситуации с серой вороной и вороном ничего не понятно. Однако, возможно, эти вещи стоит рассматривать вместе. Я воочию наблюдал, когда вороны разоряют гнезда сородичей. Среди них существуют стаи из 3-12 особей, которые до своего периода размножения собираются вместе. Если они так могут прессинговать сородичей, то вполне возможно, что причастны к исчезновению серой вороны из деревень. Наблюдения показывают, что в городах воронов меньше, а значит, и прессинг на серую ворону незначительный. Но опять же это не единственный фактор.

Напоследок хочу отметить, что мои предположения носят характер рабочих гипотез. Изменения в орнитофауне Беларуси изучены плохо: зачастую не хватает информации за предыдущие десятки лет. Поэтому приходится сравнивать только с теми научными наработками, которые мы имеем сейчас.

Комментарии пользователей (3)
Оставьте ваш комментарий первым
Валерий Мосейкин    5 Февраля 2015 в 19:18
0
0
Чего же тут необъяснимого? О том, что численность сизоворонок снижается в связи с тенденцией увлажнения и потепления климата в бывшей ГДР писали еще в начале семидесятых. Конечно, проблемы следует рассматривать комплексно, имея ввиду сокращение поголовья домашнего скота, протекающего на фоне потепления и увлажнения климата. В рузультате лесные опушки и пустоши зарастают, в почву не поступают продукты жизнедеятельности копытных (прежде всего, коров, являющихся экологическими заместителями вымерших туров, а также лошадей, значение которых в с.х в связи с механизацией полностью утрачено), что в свою очередь приводит к резкому сокращению численности целого ряда крупных жесткокрылых. 
Ставить на одну доску сизоворонок и щурок то же самое, что человека, заселившего планету и ближний космос и гиббона, способного выживать только в некоторых высокоствольных тропических лесах, при том, что и те и другие - приматы.  Для теплолюбивых золотистых и зеленых щурок потепление климата создает благоприятные условия для расселения на север. С другой стороны, исчезновение лесных пчел в ряде лесостепных регионов России повлекло резкое сокращение численности золотистых щурок, которые ранее были там многочисленны.  
Важно заметить, что экологические связи настроены очень тонко и их непросто выявлять и отслеживать. Например, внешне схожие виды: мухоловка пеструшка, мухоловка белошейка и полуошейниковая мухоловка занимают свои ареалы и порой не в состоянии преодолеть сотню километров, где внешне точно такие же леса, такие же поляны над которыми летают как будто такие же мухи... 
Обитающим в Предкавказье белобрюхим стрижам ничего не стоит покрывать гигантские пространства, тем не менее, они не могут жить там, где благополучно существуют черные стрижи, а последние не живут там, где обитают чуть более маневренные белопоясничные.  
Экспансии бакланов происходит повсеместно и связаны, прежде всего с потеплением климата. Причем, речь идет не столько о количестве рыбы, сколько о совпадении жизненных циклов. Обратите внимание на то, что птенцы у воронов появляются в марте, когда по ночам еще трещат морозы. Но именно в это время стаивает снег и открываются трупы погибших в зимний период животных. Птенцы у орланов появляются в то время, когда большие водоемы освобождаются  от льда и становятся доступными крупные рыбы, заснувшие в период зимних заморы. Птенцы у степных орлов появляются в те же дни, когда из нор впервые появляются молодые малые суслики, а свои гнезда они покидают в те сроки, когда молодые суслики расселяются и далеко уходят от спасительных нор. А вот, птенцы у орлов могильников рождаются на пару недель позже, вместе с появлением молодых сурков.
В последние годы в связи с глобальными изменениями климата, экологические связи нарушаются и становятся особенно уязвимыми. Вместе с тем, мы наблюдаем, что начало кладки журавлей красавок в Нижнем Поволжье, в среднем сдвинулось на неделю и даже более. Притом, что всегда считалось, что сроки гнездования птиц связаны не столько с температурой, сколько с фотопериодизмом и закреплены на генетическом уровне.
 
 
 
 
Валерий Мосейкин    9 Февраля 2015 в 0:46
0
0
 И по врановым. Мне больше представляется верным мнение о влиянии на популяции врановых размножившихся лесной и каменной куниц. Последняя, к тому же, еще и резко расширяет свой ареал. В прошлом, обладающие коммерчески ценным мехом куницы, как и бобры, во многих угодьях были почти полностью уничтожены.
Во второй половине ХХ столетия в связи с введением лицензионной охоты, охраной, а затем и падением моды на пушнину (и, как следствие, крушения цен), численность этих зверьков не только восстановилась, но и привела к резким всплескам их численности (обычное дело при освоении видом благоприятных биотопов). В результате, гнездование врановых во многих лесных биотопах стало проблематичным (разорения гнезд ворон и сорок для куницы любимейшее занятие). С этим связывают стремление врановых гнездится в городах, где лесных куниц нет совсем, а менее ловких домашних кошек вороны очень успешно отгоняют.
Однако в городах и поселках средней полосы России появилась и обосновалась каменная куница, которая в поисках голубей легко взбирается по углу кирпичных кладкок на чердаки городских пятиэтажек и при этом ведет себя очень скрытно. Брошенные многолетние грачевники в городах и поселках уже становятся обычным делом.
С вороном сложнее, я не думаю, что куница даже ночью справится с вороном так же легко, как с выводком ворон или сорок. С другой стороны, во второй половине ХХ столетия росла численность диких копытных (до войны во многих областях Европейской части России диких копытных не было вовсе!). А массовое браконьерство, стартовавшее в начале восьмидесятых, предоставило вОронам богатую кормовую базу. Плюс, бардак в сельском животноводстве... 
Виктор Козловский    11 Февраля 2015 в 5:41
0
0
одним из факторов уменшения численности вороны и сороки считаю вымирание деревень и исчезновение свалок. Воровство цыплят в мои школьные годы было обычным и повседневным.Теперь же увидеть в деревне курицу или корову становится экзотикой.Централизованный сбор мусора также дал свои результаты, и серая ворона переселилась к мусоркам в города.
Для того чтобы оставить комментарий, необходимо подтвердить номер телефона.